Российские средства массовой информации ошеломлены недавним арестом двух репортеров, работающих на телевизионную станцию Russia Today. Граждане США Кэйлин Форд (Kaelyn Forde) и Джон Конвэй (Jon Conway) были задержаны в прошлую субботу, когда они освещали акцию протеста возле «Института сотрудничества по безопасности Западного полушария» в Коламбусе, штат Джорджия. Это военное учебное заведение ранее носило название «Школа обеих Америк». Оно получило общемировую дурную славу в связи с тем, что там осуществлялась подготовка многочисленных мелких деспотов правого толка и громил, помогавших им удерживаться у власти.

Журналистов продержали под арестом 32 часа, после чего им предъявили обвинение в «участии в несанкционированном митинге» (вы что, не слышали, что для проведения митингов в Соединенных Штатах нужно получать разрешение?) и в «неподчинении приказам полиции». Им пришлось заплатить немалый штраф (1300 долларов с каждого), а позднее они должны будут прийти в суд, чтобы ответить за ряд других связанных с этим делом правонарушений.

Конечно же, это дело не привлекло к себе фактически никакого внимания в Соединенных Штатах, которым совершенно безразличны такие пустяки, как протесты возле военных баз. По правде говоря, сообщения об этих арестах на английском языке появились только в российских средствах массовой информации, таких как сама телестанция Russia Today, «РИА Новости» и Moscow News.

В связи с этими событиями огромное количество людей совершило множество самых разных глупых, странных и весьма показательных поступков. Пожалуй, самым озадачивающим стало заявление Людмилы Алексеевой, которая сегодня не упускает случая, чтобы совершить ошибку. Она сказала, что аресты могут быть вполне обоснованными, потому что американский закон запрещает съемку в определенных ситуациях. Остается догадываться, какой была бы ее реакция на российский закон, запрещающий съемку возле военных баз в России. Но я отвлекся.

Следующим был Михаил Маргелов, возглавляющий комитет Совета федерации по международным делам. Он заявил, что полицейские, задержавшие журналистов телеканала Russia Today, непропорционально применяли силу, и что "на репортеров надели наручники, их облачили в тюремную робу, заставили томиться в камере с уголовниками, а выпустить согласились лишь спустя 32 часа».

Чтобы не остаться в стороне, председатель Совета при президенте РФ по содействию и развитию институтов гражданского общества и правам человека Михаил Федотов выразил озабоченность тем, что полиция арестовывает репортеров, освещающих события «большой общественной значимости», и направил официальное послание в посольство США.

Я уверен, вы простите мне мой цинизм, но мне как-то сложно переварить всю эту возмущенную реакцию российских властей, особенно с учетом их собственного предосудительного отношения к защите свободы прессы (и даже к безопасности журналистов). Я не хочу заниматься дешевыми нравоучениями, не хочу ни на кого указывать пальцем, но у России действительно большие проблемы со свободой прессы. И это вовсе не лживые подтасовки фактов подлых организаций, таких как Human Rights Watch.

Но слабая защита свободы прессы в России никак не оправдывает наглое бандитское поведение полиции Коламбуса и все более разбойное поведение других полицейских управлений в Америке, которые все чаще преследуют, задерживают, арестовывают и штрафуют граждан, виновных лишь в том, что они снимают действия людей, обязанных их защищать. Америка действительно вводит все больше запретов в сфере журналистики. Обращение с журналистами и демонстрантами на национальном партийном съезде республиканцев в 2008 году было особенно ужасным. Это надо было видеть, чтобы поверить в происходящее. Это вызывает огромное сожаление само по себе, независимо от критики со стороны российских властей.

Но меня в больше степени интересуют не эти обвинения и контр-обвинения российских и американских правительств («Наша страна любит и защищает журналистов!» «Нет, это наша страна любит и защищает журналистов!»). Меня интересует то, как самые основные свободы и гражданские права, необходимые для функционирования даже минимально приличного общества, систематически превращаются в инструмент политики, в тему для обсуждения, цель которого заключается в  укреплении собственных позиций и имиджа, и в ослаблении позиций и имиджа соперника. Неужели кто-то всерьез верит в то, что руководители российского и американского государства, а также высокопоставленные государственные деятели, занимающиеся вопросами руководства в этих странах, не могут уснуть по ночам, думая и тревожась о свободе прессы? Или что они просыпаются утром, говоря про себя: «Что я могу сделать сегодня для увеличения свободного потока информации и для того, чтобы журналисты чувствовали себя более защищенными?»

Прискорбно то, что даже такая явно стоящая вещь, как свобода прессы, постепенно превращается в понятие, не имеющее внутренней ценности, и обретающее такую ценность лишь от случая к случаю, когда недостатки в этой сфере можно использовать как риторическую дубинку для лупцевания противника.

Не думаю, что так и должно быть, что несоблюдение гражданских прав и всепроникающий цинизм является вечной и неизменной константой человеческого общества. Некоторые страны Западной Европы, несмотря на многие их недостатки, очень серьезно относятся к свободе прессы, а в их уголовных кодексах находят отражение меры по защите журналистов и тех, кто сообщает обществу ценную информацию.

Учитывая ту самоценность, которая присуща свободе прессы, а также ее практические выгоды в плане разоблачения коррупции и правонарушений представителей власти, я выступаю в защиту таких свобод всеми силами. Я думаю, что общество должно всегда стоять на стороне прессы, выступая за предоставление СМИ больших свобод. Российская критика в адрес Америки по поводу ареста репортеров Russia Today в определенном смысле обоснованна. Я в своих статьях всегда повторяю мысль о том, что склонность Америки к самодовольной критике остальных в сочетании с патологическим нежеланием признавать собственные недостатки является крайне губительной. Такие действия отвлекают общество от гораздо более насущных проблем, грозящих ему. А русским я бы посоветовал не очень-то радоваться недостаткам других стран. Им следует вместо этого добиваться создания такого положения, когда их собственная власть будет более ответственной и отзывчивой. Это намного труднее и важнее, чем насмехаться над Соединенными Штатами, обвиняя их в лицемерии.