Какова новая география международной организованной преступности сегодня - через 20 лет после смерти Джованни Фальконе? Начиная с 1980 года, когда сицилийский судья вел расследование преступлений Сальваторе Инзерилло и босса семьи Гамбино из Нью-Йорка, трансконтинентальный масштаб деятельности Коза Ностра был ему абсолютно понятен. Но за последние 25 лет интернациональный преступный мир изменился радикальным образом.


Начальный трафик

Когда Фальконе занялся судебной деятельностью в 1964 году, потребление наркотиков в Италии практически сводилось к нулю, а американский рынок наркотиков был сравнительно скромным. Италия служила перевалочным пунктом: сицилийские боссы покупали морфий в таких странах-производителях, как Турция и Ливан, затем морфий переправляли в Марсель, где его очищали. Рафинированные наркотики возвращались на Сицилию, откуда переправлялись в Соединенные Штаты. У сицилийских мафиози сложились крепкие связи с американскими крестными отцами, но у них не было надежных контактов в среде производителей. Эмиссар должен был отправляться на Ближний Восток, пробовать наркотики и часто оплачивать товар заранее. Этот вялотекущий трафик, случайные разборки и нерегулярные перехваты партий наркотиков полицией закончились, когда спрос на наркотики в Соединенных Штатах вырос в экспоненциальной манере. С самого начала сицилийско-американская сеть, ключевыми фигурами которой были Инзерилло и Гамбино, оказалась в выгодном положении и воспользовалась моментом. Она стала импортировать наркотики в Соединенные Штаты на сумму 600 миллионов долларов в год. Как рассказывал Фальконе Антонио Калдероне, «все мафиози вдруг превратились в миллионеров всего за несколько лет». Доходы от трафика наркотиков инвестировались зятем Инзерилло - Розарио Спатола - в Палермо, которым фактически правил Вито Чанчимино. Архитектурные излишества этих лет в столице Сицилии обязаны в том числе - и наркодолларам.

Читайте также: Русская мафия вновь в центре скандала

Героин и наркодоллары

Сицилийская мафия продолжала играть ключевую роль в этой торговле и в начале 1980-х годов, когда она поставляла в Соединенные Штаты примерно восемьдесят процентов героина, потреблявшегося на северо-востоке страны. Центр этой системы распределения находился в пиццерии «Al Dente» в районе Квинса. Она все еще открыта, только поменялся ее владелец. Сицилийцы руководят импортом тонн наркотиков в Америку. Доходит до того, что американские боссы начинают опасаться, что их итальянские кузены, устроившиеся на восточном побережье, «хотят контролировать все», как расскажет Иосиф Пистоне (Донни Браско) (Joseph Pistone (Donnie Brasco), агент ФБР, проникший в семью Бонанно. Это был апогей бизнеса сицилийцев, но они не учли целеустремленность таких деятелей судебной системы как Фальконе, Луис Фрич (Louis Freech) и Рудольф Джулиани. Именно команда следователей из Палермо, ведущая борьбу с мафией, смогла обнаружить, как в швейцарских банках Берна и Цюриха происходила оплата партий наркотиков. Результатом этих расследований стал процесс Pizza Connection. Гаэтано Бадаламенти, заказавший убийство Пеппино Импастато, - один из основных обвиняемых по этому процессу.

На сцену выходят китайцы и колумбийцы
   
Центральная роль сицилийцев в этой игре продолжалась недолго. Очень скоро итальянско-американскую мафию потеснили на рынке героина, а на рынок кокаина она так и не смогла проникнуть. С середины 1970-х годов героин проникает в Соединенные Штаты из Мексики и с западного побережья благодаря китайским и вьетнамским предпринимателям и доходит до Нью-Йорка, чему Коза Ностра не может помешать. Когда процесс  Pizza Connection завершается в 1987 году, трафик наркотиков с Сицилии в порт Нью-Йорка уже стал историей. По сравнению с сицилийцами азиатские импортеры героина и колумбийские импортеры кокаина имеют стратегическое преимущество: они могут рассчитывать на прямые отношения с производителями и на диаспоры своих соотечественников, которые постоянно растут в Соединенных Штатах.



Также по теме: Мафиозные государства

Мексика и новые пути

В этот момент борьбы с наркотрафиком Соединенные Штаты концентрируются на Колумбии и начинают войну с наркобаронами. Поражение колумбийских картелей и закрытие карибского пути, по которому кокаин проникал на Флориду, меняют положение дел радикально: в новом веке мексиканские наркобароны становятся основными поставщиками кокаина в Соединенных Штатах. Только в Мексике погибло почти 50 000 человек, начиная с 2006 года, - они стали жертвами жестокой борьбы за контроль над путями распределения наркотиков. Конец доминирующей роли итальянцев в наркотрафике в Соединенных Штатах привел к парадоксальному результату: количество товара увеличилось, а цена на него упала. Нынешняя ситуация отличается жестокой конкуренцией безо всяких правил.

Сила Ндрангетта

В Италии преступная группировка из Калабрии - Ндрангетта - стала наследницей Коза Ностра. Сейчас наркотики из Латинской Америки прибывают в порт Джоя-Тауро, который может принимать контейнеры. Калабрийскими кланами наркотики распределяются по всей Италии. Расследование, возглавляемое следователем Сальваторе Курчио, показывает, как наркобароны и калабрийцы разработали сложнейшую систему, обеспечивающую доставку наркотиков и обмен заложниками при отсутствии взаимного доверия. За скромную сумму импортеры могут застраховать грузы. Если он перехватывается, то колумбийцы отправляют новую партию. Как в средние века для скрепления международных союзов, итальянский посредник часто вынужден жить под домашним арестом в Колумбии до тех пор, пока сделка успешно не завершится.

Читайте также: В гостях у мафии

Восточная мафия

Неожиданное событие изменило географию мафиозных группировок с конца 1980-х годов по настоящий день -  распался Советский Союз. Окончательный вывод советских войск из Афганистана в 1989 году сделал эту страну главным мировым производителем героина. Демократизация Мьянмы (Бирма - до 1989 года), которой, с одной стороны, желают все люди доброй воли, с другой - может иметь отрицательный эффект и приведет к производству героина и амфетаминов в Золотом треугольнике - географической зоне, расположенной на стыке государств Мьянмы, Вьетнама, Таиланда и Лаоса. Как я смог убедиться во время путешествия в эту часть света в августе 2011 года, сегодня наркотиками, производимыми в Мьянме, снабжают все более расширяющийся китайский рынок. Мы снова можем наблюдать, как быстрое экономическое развитие и преступность идут нога в ногу. Распад Советского Союза не только повлиял на мировой трафик наркотиков, но привел к возникновению российской мафии, которая доминирует в важных аспектах повседневной жизни граждан постсоветского пространства. Она имеет ответвления и за пределами родной территории. Например, в конце 1990-х годов наиболее важной мафиозной группировкой, возникшей на развалинах СССР, стала солнцевская (район Москвы). Она может рассчитывать на звание босса в Риме, который координирует инвестиции российской мафии в Италии. Помимо полного отсутствия сотрудничества со стороны российских следователей, поражает роль банков, которые облегчают перевод грязных капиталов, как это выяснилось из расследования, проведенного итальянской полицией. Уважаемые западные банкиры дают российским боссам полезнейшие советы по поводу перевода денег легальными способами из России в Европу.

Также по теме: Жестокий мир русской мафии


Связь с высокими финансовыми кругами

Геополитическая панорама и география преступности глубоко изменились, но финансовые институты продолжают играть центральную роль в жизни мафиозных группировок. Это в свое время понимал и Фальконе. Единственное отличие заключается в распространенности этого явления. Два года тому назад директор организации ООН, которая борется с организованной преступностью, заявил, что существенные элементы мировой  банковской системы смогли пережить кризис 2008 года потому, что они приняли ликвидные активы от организованной преступности. 352 миллиарда долларов, полученных от продажи наркотиков, вошли в легальную финансовую систему за короткий период времени.
Связи между банковской системой, организованной преступностью и государственными аппаратами — это характерная черта наших дней. Что можно сделать сегодня? Урок Фальконе, к которому часто не хотят прислушиваться, актуален до сих пор. Слабость, коррупция и неэффективность демократических институтов позволяют мафиозным группировкам становиться альтернативной властью на традиционных территориях, распространять свое влияние на другие (например, на север Италии) и с успехом участвовать  в сложном заокеанском трафике. «Мафия не является непобедимой», - писал Фальконе. Но эта борьба не может вестись только небольшой группой членов судебной власти.

Федерико Варезе — криминолог и доцент в Оксфорде.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.