Одной из причин, побудивших Евгения Морозова дать свое согласие на участие в Международном конгрессе по политическим коммуникациям в Бильбао, было желание посетить музей Гуггенхайма: «Я давно хотел с ним ознакомиться». Так что за день до начала конгресса он, наконец, вошел в здание из титана, чтобы позавтракать в кафе музея.

Исследователь из американского университета Стэнфорд – именно эту формулировку он предпочитает, противопоставляя себя преподавателям в университете, - сотрудничающий с более чем десятком международных СМИ, среди которых El País, только что опубликовал в Испании свою первую книгу «Сетевой обман» (El desengaño de Internet (Destino)) – провокационный очерк, анализирующий роль социальных сетей в развитии демократии. И не только в таких странах с авторитарным режимом, как его родная Белоруссия (он родился в городе Солигорск в 1984 году) или Китай и Иран, но также в странах Запада.

В течение более чем часа Евгений без устали делится четко сформулированной информацией. «Я так могу проболтать хоть целый день, - шутит он, продолжая высказывать мысли, которые не могут не вызвать дискуссию. - Зачастую интересы Кремниевой долины и мировых диктаторов совпадают. Когда мы говорим о закрытом доступе к личным данным или попытках его преодолеть, [Марк] Цукерберг, скажем так, находится очень недалеко от Путина. Или, например, как разговоры о том, что интернет дает свободу, стали настолько беспредметными, что потеряли всякий смысл».

Читайте также: «Золотой век Кремниевой долины уже кончился, и сейчас мы танцуем на ее могиле»

Евгений уже был знаком с гаспачо, «это один из моих любимых супов», но никогда не пробовал его с тунцом с приправами и зеленью – «это просто потрясающее сочетание» - и никогда ему не приносили тарелку и гаспачо в кувшине. И, несмотря на все это, Евгений совершенно забывает о супе в разгаре представления своих аргументов. Как и на протяжении всей своей книги, он подмечает некоторые ошибки СМИ и политиков Запада: «Они относились к интернету как к своего рода этической силе, которая должна была изменить мир к лучшему», - определяя это термином «киберутопизм». Это обернулось миражом, помноженным на «совершенно наивный» взгляд на такие страны, как Китай, Россия или Иран, и их народы. Так что в результате оказывается бесполезно давать импульс демократизации «людям, которые знают все об интернете и, например, ничего о внешней политике Ирана».

В свете всего вышеперечисленного, эксперт считает себя «киберагностиком» и придерживается такой точки зрения, что «политики и законодатели не должны занимать негибкую позицию: что интернет – это либо добро, либо зло, в связи с тем что такая позиция несет совершенно различный смысл для разных людей и меняется день ото дня». Идея о том, что всемирная сеть сама по себе благоприятствует демократии, приводит в итоге к тому, что «становится весьма затруднительным дать объективную оценку поисковикам, и недооценивается важность потери конфиденциальности личной информации».

Также по теме: Мировая война в киберпространстве уже давно началась


Попробовав жареного тунца бонито, Евгений тем самым понял «за что было необходимо заплатить сверх цены» комплексного меню, прежде чем начать выдавать по кусочкам – как разделанного тунца – некоторые из идей его следующей книги, которая находится в процессе написания и выйдет в свет на английском языке в начале 2013 года. Одна из этих идей, например, заключается в том, что «технологии и интернет стали настолько всемогущими, что у многих может возникнуть большой соблазн использовать их ради искоренения несовершенства нашей жизни или нашей политики. И такое стремление к совершенству будет иметь совершенно опустошительные последствия».

Вплоть до субботы г-н Морозов пробудет в Бильбао, поэтому прежде чем мы расстаемся, и, надеясь улучить немного свободного времени, он интересуется у меня, как лучше добраться до берега моря тем, кто, как и он, не водит автомобиль.

Перевод Артёма Лазарева