В прошлом месяце The Economist опубликовал свою ежегодную статистику о явной нехватке женщин в парламентах государств по всему миру. Неудивительно, что списки возглавили наиболее развитые страны -такие, как Швеция, Германия, Новая Зеландия. (Там также присутствуют две африканские страны – Руанда и ЮАР, которые ввели для женщин обязательные парламентские квоты.)


Справедливое представительство женщин в политике и государственной власти - это идеал, за который выступают все организации по развитию и к которому стремится каждая западная страна. Женщины составляют более 50% населения в мире, однако они недостаточно представлены на постах политических лидеров и выборных руководителей. Национальный демократический институт (National Democratic Institute) говорит об этом прямо и откровенно: «Демократия не может приносить реальные плоды всем гражданам, если половина населения на политической арене представлена недостаточно».

Однако, в такой аргументации есть свой недостаток: отсутствуют доказательства в ее подтверждение. На Кубе женщины в парламенте составляют 45%. Но в этой стране, где женщин в парламенте почти половина, демократия «не приносит реальные плоды всем гражданам». Так происходит во многих репрессивных государствах. Женщин во власти там множество, но по всем значимым показателям демократии эти страны существенно отстают.

Читайте также: Этого я не могу принять как женщина

Евразия исключительно  наглядно демонстрирует эту неприглядную картину. В парламенте Азербайджана женщин-депутатов 16%, но все они до единой являются членами правящей партии «Новый Азербайджан», которая послушно и преданно утверждает любой указ авторитарного лидера страны Ильхама Алиева. На самом деле, эта партия безраздельно господствует в парламенте страны, а у оппозиционных партий - нулевое представительство. Иными словами, там полностью отсутствует партийный паритет. А имеет ли значение количество женщин в парламенте, если он фиктивный?

Было бы чрезмерным упрощением говорить о том, что само присутствие женщин в парламенте увеличивает политическое представительство.

Чего нет в этой картине участия женщин в политике Азербайджана и прочих стран – так это их принадлежности к разным политическим партиям. Смысл проведения женщин в парламент заключается в увеличении их представительства и в укреплении справедливости – по крайней мере, теоретически. Если женщина заседает в парламенте, но голосует так, как ей прикажет ее руководитель (как это делают депутаты-мужчины), то какое значение имеет пол?

Также по теме: Суданскую женщину приговорили к смерти за измену


Западные страны и неправительственные организации ежегодно тратят миллионы долларов в попытке увеличить количество женщин в выборных законодательных органах. Но подсчет количества женщин в парламенте ничего не скажет о том, насколько свободна, справедлива, честна и представительна его политическая система. Такой подсчет просто показывает, сколько в парламенте женщин – и ничего больше. Он ничего не рассказывает об их возможностях думать и голосовать так, как они считают нужным, не опасаясь при этом репрессий, хотя это должно быть основным мерилом здоровья парламента.

Конечно, участие женщин в государственных делах - это важно, но оно становится ценным лишь после того, как создана определенная степень свободы. Женщины могут быть такими же продажными, безнравственными и своекорыстными, как и мужчины. (На ум приходит Имельда Маркос (Imelda Marcos), хотя поп-звезда и дочь узбекского диктатора Гульнара Каримова может дать ей фору со своими деньгами).


В конечном итоге, принимать во внимание надо не пол, а партии. Однако, сообщество неправительственных организаций, а также страны-доноры ошибочно сосредотачивают все свое внимание на увеличении количества женщин в парламентах, не задумываясь об их партийной принадлежности. Такой подход не имеет смысла, если цель заключается в улучшении качества демократического государственного управления во всем мире.

Читайте также: Феменистки нового толка

В качестве примера узости такого мышления можно привести данные по гендерному составу парламентов ряда стран бывшего СССР, представленные Межпарламентским союзом. В этой статистике отсутствует информация по партийной принадлежности (данные по Южному Кавказу были взяты с сайта Caucasus Research Resource Centers). Давайте взглянем на соответствующие данные по представительству женщин в парламентах этих стран:

Грузия – 6%
Украина – 8%
Армения – 10%
Россия – 13,6%
Туркмения – 16,8%
Таджикистан – 19%
Узбекистан – 22%
Киргизия – 23,3%
Казахстан – 24,3%
Белоруссия – 31,8%

Итак, Белоруссия опережает всех по числу депутатов-женщин. Точно так же, довольно много женщин в парламентах Казахстана и Узбекистана – по этому показателю они опережают Соединенные Штаты. Но это ничего не говорит о том, насколько справедлива и беспристрастна их политика, или насколько эти парламенты независимы от президентов.

Также по теме: Свистят, гудят и лапают - еще один день молодой женщины


Если сравнить данные Межпарламентского союза по женскому представительству с рейтингом свободы, составляемым Freedom House (на первом месте там самая свободная страна), то картина получится совсем иная.

Белоруссия, Казахстан и Узбекистан, у которых в парламентах больше всего женщин, - это наименее свободные страны, не имеющие независимых парламентских органов, сдерживающих исполнительную власть. Грузия и Украина, у которых женщин в парламенте меньше всех, - более свободны по сравнению со своими соседями, имеющими большее женское представительство.

Из этих данных не следует делать какие-то далеко идущие выводы, но, по крайней мере, мы можем вывести заключение о том, что прямой зависимости между политической свободой страны и количеством женщин в парламенте не прослеживается.

Равенство полов во власти - это важно, но это - не главная переменная величина, обеспечивающая настоящее представительство. Политическая свобода и ответственное государственное управление являются основными правами, и их не следует путать с гендерными вопросами. Предположение о том, что расширенное представительство женщин указывает на большую политическую свободу, - это образец неточных представлений, слишком часто искажающих приоритеты и гасящих надежды на развитие общества.

Джошуа Фауст - научный сотрудник Американского проекта безопасности (American Security Project). Он также является  обозревателем PBS, корреспондентом The Atlantic и блогером, пишущим на сайте Registan.net по вопросам Центральной и Южной Азии. Мелинда Хэринг - научный сотрудник Американского проекта безопасности, ведет программы по содействию демократии в Азербайджане, Грузии и России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.