Иногда пренебрежение демонстрируется преднамеренно и специально. Но чаще оскорбленные чувства - это побочный продукт добрых намерений. Такой набор заблуждений может завести нас на опасную территорию в вопросе о том, как отмечать события Первой мировой войны. Войну эту вспоминают в основном как трагедию, а не как победоносное событие. У Второй мировой войны есть преимущество – там был главный злодей, со знаками отличия в виде черепа с костями и с тягой к геноциду. А Первая мировая стала историей о том, как без всякой на то нужды разрушаются семьи.

Такая точка зрения отчасти создает возможность для того, чтобы мы, отмечая столетие первых выстрелов той войны, официально вспомнили погибших с обеих сторон. Этот шаг, о котором сообщила Sunday Times, поддерживает Эндрю Меррисон (Andrew Murrison), занимающий должность спецпредставителя правительства по столетним годовщинам. Его также поддерживает правительство Канады и руководители других стран. Это значит, что в рамках специальной церемонии вспоминать будут не только погибших англичан и солдат из других стран Содружества, но и немцев.

Николай II пробует солдатский обед


Читайте также: Уроки Первой мировой войны

Логика таких мероприятий заключается в том, что поминовение павших на войне - это просто акт скорби и траура, связанный с гибелью людей. Мы собираемся возле лондонского кенотафа - памятника Неизвестному Солдату, чтобы помянуть погибших и выразить нашу скорбь по поводу ужасов войны. Поэтому было бы естественно вспомнить и наших бывших врагов, когда мы участвуем в памятной церемонии. Но это какая-то бессмыслица. Если мы отдаем дань памяти погибшим, то почему это должны быть погибшие в войне? Почему бы королеве раз в год не возлагать венок к памятнику жертвам эпидемии испанского гриппа? Или, если речь идет о том, что люди не должны убивать других людей, почему бы не потребовать от каждого надевать памятную ленточку в честь тех сотен людей, что каждый год становятся жертвами убийств в Британии, и миллионов во всем мире?

Потому что смерть на войне - это нечто особенное. Те, кто погибают, сражаясь в рядах наших вооруженных сил, делают это от нашего имени и за нас, согласны мы с конкретной войной или нет. Их смерть - это жертвенная смерть. А если поминать погибших только трауром и скорбью, это будет оскорблением для их жизни и для высокой нравственности их смерти. Мы не просто скорбим по нашим павшим солдатам – мы чествуем погибших. Делая это, мы также чествуем то, что они делали – убивали наших врагов. Показывая, что убитые нашими солдатами от нашего имени в равной мере заслуживают нашего поминовения, мы опровергаем основы логики войны – коллективное признание того факта, что наши сограждане с полным на то основанием лишали жизни других людей.

Также по теме: Почему Германия забыла первую мировую войну

Чествуя на своих торжественных церемониях тех, кто когда-то был нашими врагами, мы вместе с тем поддерживаем странную в своей современности идею: что наши обязательства всеобщи. Опрос за опросом показывает, что британцы по-прежнему держатся за национальную идею, что, хотя люди верят во всеобщее равенство, они в большей степени чувствуют себя связанными обязательствами перед народом Британии, чем перед остальными. Однако многие наши политики полагают, что не только все люди равны, но и что все они должны быть равными с нами. Подобное мышление – в сочетании с нашей общей памятью о Первой мировой войне и с глубокими заблуждениями относительно поминовения павших – как раз и способствовало появлению такого предложения. Это благонамеренное заблуждение, и если такое предложение будет воплощено в жизнь, оно станет оскорблением для отдавших свои жизни.

Мы посылаем мальчиков и девочек на войну, чтобы они убивали и погибали за нас. Если спустя сто лет мы пытаемся отказаться от особых обязательств, которые возникают в таком случае, то как смогут наши современники, которых мы посылаем на смерть, верить нам, полагая, что мы не забудем их жертвенность? Страна, которая отказывает в предпочтении своим погибшим солдатам перед погибшими солдатами противника, не сможет воодушевить людей на такую жертвенность в будущем.