На войне как на войне. В ходе ежедневной борьбы против боливарианского процесса правые возложили свои особые надежды на СМИ, что нашло свое отражение в ряде очерков и документальных фильмов.

Как ни странно, меньше исследуется позиция военных, «являющаяся основополагающей в любой борьбе за власть. Следует помнить, что, несмотря на мирный характер революции в Венесуэле, эта революция вооружена. Сегодня мы с достаточным основанием можем заявить, что Вооруженные Силы стоят на стороне народа». Об этом заявил в телефонном интервью из Каракаса исследователь Адриан Падилья (Adrián Padilla), работающий в Университете им. Симона Родригеса, где сосредоточена вся боливарианская интеллигенция.

Падилья, получивший степень доктора наук в Университете Сан Пабло и возглавляющий научный центр, затронул тему военных, соотнеся ее с будущим революции в свете того, что ее лидер, президент страны Уго Чавес проходит реабилитационный курс на Кубе после того, как в декабре прошлого года ему была сделана операция по удалению раковой опухоли. Венесуэльский ученый считает, что путчисты не были полностью нейтрализованы и могут снова заявить о себе, однако отметил, что после попытки военного переворота 2002 года, когда ряд высших офицеров примкнул к мятежникам, несмотря на клятву верности Чавесу, в Вооруженных Силах были проведены изменения.

– Недавно был выпущен призыв к мятежу, подписанный отставными военными. Как Вы считаете, заслуживают ли доверия действующие генералы, адмиралы и другие высшие военные чины?
– Мы не можем категорично утверждать, что уже нет очагов военного заговора. Возможно, среди личного состава Вооруженных Сил есть люди, которые поддались на денежные посулы и стали взаимодействовать с правыми в осуществлении какого-то плана по дестабилизации обстановки. Но при этом мы видим, что после 2002 года произошли серьезные изменения. Чавес рассматривает военнослужащих как людей, которые должны служить делу боливарианской, антиимпериалистической и социалистической революции. Еще несколько лет назад такого не было.

– Примечательно, что министр обороны, адмирал Диего Молеро Бельявиа (Diego Molero Bellavia), стал чаще появляться на публике, делать заявления, став представителем власти, высказывающим свои антиимпериалистические и боливарианские убеждения.
– В Венесуэле, как и во многих латиноамериканских странах, военно-морские силы, как правило, представляли собой оплот реакционных сил и не имели такой поддержки народа, как армия. Но адмирал Молеро Бельавиа пользуется личным доверием президента Чавеса, они поддерживают отношения с 90-х годов. Этот высокопоставленный военный твердо выступил в поддержку идей боливарианской революции, когда стало известно об ухудшении здоровья Чавеса перед тем, как он отправился на Кубу, где 11 декабря ему была сделана операция. Можно предположить, что произошло очищение Вооруженных Сил, благодаря выдвижению новых офицерских кадров, вышедших из народных масс. У нас есть Университет Вооруженных Сил, где преподают различные дисциплины и обучаются 200 тысяч невоенных слушателей, с которыми работают военные. Это очень эффективно, поскольку военные объекты используются как учебные классы по всей стране, благодаря чему люди, проживающие в удаленных уголках страны, имеют возможность обучаться. Мы видим всю важность взаимодействия между военными и народом, которое способствует осознанию того, что оборона страны – это задача не только Вооруженных Сил.

– Как осуществляется программа модернизации вооружения и каков уровень подготовки народного ополчения?

– Во время торжественного мероприятия 10 января, в присутствии целого ряда президентов и посланцев латиноамериканских стран прошел показ российских истребителей-бомбардировщиков «Сухой», совершивших облет над улицами Каракаса, за которым наблюдало множество народа. Это очень мощное оружие венесуэльских ВВС. Демонстрационный полет имел большое значение, поскольку показал, что осуществляемые законные преобразования надежно защищены. Правым и всем, кто пытается дестабилизировать обстановку, дали понять, что наша революция - мирная и демократическая, но защитить себя она тоже сможет. У нас есть оружие и достаточное количество обученных людей, которые умеют с ним обращаться. Появился совершенной новый фактор, которого не было при попытке переворота в 2002 году. Это боливарианское народное ополчение, органично дополняющее Вооруженные Силы. Это сотни тысяч людей, точную цифру я вам даже не смогу назвать. Они записались в ополченцы в силу собственных убеждений. Вы бы видели, как хлынули люди в эти отряды, где они получают военную подготовку. Когда спрашивают об особенностях процесса преобразований в Венесуэле, мы говорим об отрядах народного ополчения как об отличительной черте этого процесса. Командуют народным ополчением кадровые военные, однако сами отряды состоят из рабочих, крестьян, учителей, студентов, государственных служащих.

– Вы прорабатываете сценарии возможного развития политической ситуации в случае кончины Чавеса?
–  Согласно информации, полученной нами за последние дни, его состояние улучшилось. Но при этом мы остаемся реалистами и рассматриваем все возможные сценарии, включая уход президента. Но даже когда мы рассматриваем самый лучший сценарий, при котором Чавес одолеет свой недуг, то полагаем, что и в этом случае он не должен возвращаться к исполнению своих функций, к решению повседневных проблем руководства страной. Он просто должен остаться идейным лидером, как Фидель Кастро на Кубе. Мы утверждаем, что и после Чавеса его идеи будут жить, а революция – продолжаться, исходя при этом из реальных событий, как, например, мероприятия, имевшие место 10 января, когда должна была состояться церемония его вступления в должность президента. Собралось очень много народу. В частности, в Каракасе люди заполнили целые проспекты, включая главный –Урданета (Urdaneta), ведущий к президентскому дворцу Мирафлорес (Miraflores). Причем, собрались не только жители Каракаса. Кто-то приехал из глубинки. Наверняка народу приехало бы еще больше, если бы позволили транспортные возможности. Но в любом случае на улицы вышел единый народ, как субъект истории, чтобы поддержать своего президента и Боливарианскую конституцию 1999 года, в соответствии с которой проводятся все преобразования. Благодаря принятию этой Конституции удалось изменить правила игры, навязанные извне с помощью либеральной демократии. И люди понимают, что сейчас Чавес с нами, а завтра его может и не стать. Эта мысль отражается в лозунгах, которые гласят, что Чавес – это не только отдельно взятый человек, Чавес – это весь народ. Было также однозначно заявлено, что, независимо от состояния здоровья президента, народ сохранит единство и сплоченность. А исполняющим обязанности президента останется Николас Мадуро. 8 декабря, когда президент сообщил народу о состоянии своего здоровья, необходимости хирургического вмешательства и вероятности того, что он не сможет вступить в должность, он сказал также, что, в случае новых выборов, кандидатом следует выдвинуть Николаса Мадуро.

– Как Вы расцениваете с дипломатической точки зрения визит Лулы в Гавану, хотя речь и идет о частной поездке?
– Мы рассматриваем отношения с Бразилией в контексте тех геополитических изменений, которые произошли за последние годы на нашем континенте, прежде всего в том, что касается большей независимости от курса США. Очень важно то, как изменилась позиция Бразилии и Латинской Америки в целом по отношению к господствующему положению США. Для нас, для Боливарианской революций очень важна была позиция правительств, сформированных «Партией трудящихся», и, в особенности, эволюция, произошедшая в ней в годы президентства Лулы. Мы прекрасно понимаем, что значит Лула для Венесуэлы, и высоко ценим его роль в истории нашей страны. Еще до своего вступления в должность президента в 2003 году, он оказал нам неоценимую услугу, когда в декабре 2002 года, в условиях забастовки венесуэльских нефтяных предприятий сумел убедить президента Кардозо поставить горючее нашей стране. Мы очень высоко оцениваем визит Лулы в Гавану, поскольку знаем, каким он пользуется авторитетом в Бразилии, в «Партии трудящихся». Он не просто бывший президент. Разумеется, что-то могло измениться после избрания президентом Дилмы Русеф. Мы видим, что некоторые венесуэльские товарищи, возможно, ожидали от Дилмы чего-то большего, более четкой позиции по нынешнему этапу. Кто-то ожидал, что на мероприятия 10 января в Каракас приедет сама президент Бразилии, как это сделали главы других стран Латинской Америки. Отсутствие первого лица Бразилии в тот день очень ощущалось. У нас очень хорошие отношения с общественными движениями Бразилии, с участниками движения «Безземельные» (Sin Tierra). Вместе с ними мы проводим агроэкологические занятия в сельской местности Венесуэлы, а также осуществляем другие интеграционные проекты.

– Западная печать раздувает миф о так называемой опеке Венесуэлы со стороны Кубы. Как бы Вы могли это прокомментировать?
– Никто Боливарианскую революцию не опекает, и Куба подобных планов не вынашивает. Действительно, связи между Кубой и Венесуэлой очень тесные. Конечно, наши отношения с Кубой не такие, как с Бразилией. Мы исходим из того, что, хотя с приходом к власти Лулы и произошли весьма позитивные сдвиги, внешняя политика Бразилии подвержена влиянию внутренних сил, среди которых есть и враждебные нашей революции. В отношениях с Кубой этого не происходит, правительство этой страны целиком и полностью на нашей стороне к неудовольствию правых сил, которые выступают с лживыми утверждениями о том, будто бы революционные преобразования в Венесуэле осуществляются по указке Кубы. Это бессмыслица. Они пытаются внушить мысль о том, что Чавес – марионетка Фиделя и прочую белиберду. Сама жизнь опровергает эти измышления. Кубу и Венесуэлу связывают дружеские отношения. Чавес находится в постоянном контакте с президентом Раулем и часто общается с Фиделем. Но это вовсе не означает, что он принимает решения исключительно в угоду Кубе. В нашей стране работают тысячи кубинских врачей, спортсменов, учителей. Они оказывают действенную помощь нашему народу в повседневной жизни. Кубинские врачи на деле доказали, что медицина вовсе необязательно должна быть коммерческой, что она в первую очередь должна предупреждать болезнь, а уж только потом лечить ее. Мы говорим о 30.000 кубинских врачей, которые обслуживают население, живут в тех же домах, что и венесуэльцы, и это побудило многих из наших молодых людей принять решение учиться на врачей именно с таким подходом к своей профессии. А правые утверждают, что это не медицина, что кубинцы - не врачи, а знахари. Да, у нас могут возникать разногласия, это совершенно нормально, потому что у каждой страны - свои особенности, своя история и свои традиции, и наш опыт достаточно своеобразен. В завершение хочу сказать, что наши отношения с Кубой приобретают новое, более глубокое измерение. Мы рассматриваем борьбу кубинского народа, как пример для всего континента. Наши отношения не нацелены на извлечение экономической или военной выгоды, это яркий пример народного интернационализма, составной частью которого является наше сотрудничество в энергетике. Именно благодаря ему, Куба имеет возможность приобретать энергоносители по доступной цене.

– Мировые СМИ обвиняют Каракас в том, что он способствует «экспансионистским» планам Китая в Латинской Америке. Как Вы расцениваете подобные утверждения?
– Во-первых, мы считаем, что революция – это историко-политический процесс, осуществляющийся во многомерной действительности: у революции есть свое правительство, государство, экономические задачи и внешняя политика. Все это имеет различные аспекты: геополитический, коммерческий, идеологический. Среди наших торговых партнеров некоторые играют особенно важную роль, поскольку способствуют тому, что наша революция наполняется конкретным содержанием. Одним из таких главных партнеров выступает Китай. Мы ведем двустороннюю торговлю с Китаем, и благодаря этому усиливается наша независимость от США, мы становимся все сильнее в антиимпериалистической борьбе. С Россией у нас - другие отношения. Для нас очень важны поставки современной боевой техники, как, например, истребители «Сухой». В противном случае мы не смогли бы приобрести боевые самолеты, поскольку Вашингтон наложил эмбарго на продажу нашим ВВС истребителей и запасных частей к ним.