В общей атмосфере тревоги, отягощенной инфляцией и недовольством политикой властей, становится все более очевидным, что правительству не удастся достигнуть своей заветной цели, а именно создать условия для внесения изменений в Конституцию, обеспечив таким образом переизбрание госпожи Киршнер.

Некоторые из президентского окружения начинают разрабатывать различные способы, чтобы добиться желаемой цели. Поговаривают о «варианте Путина». По оценке частных консалтинговых компаний, постоянно отслеживающих стоимость жизни, уровень инфляции в январе составил 3,16%. Это самый высокий месячный показатель периода правления Киршнеров. По оценке Национального института статистики и переписи населения (INDEC), это почти треть роста инфляции за весь 2012 год. Все настолько очевидно, что никто уже не верит официальной статистике, поскольку в начале недели Министерство торговли объявило о достижении соглашения с основными супермаркетами, в соответствии с которым цены на основные продукты будут заморожены.

Если бы реальный уровень инфляции был таким, каким его представляет INDEC, то какой смысл прибегать к такой отчаянной мере, как замораживание цен, которую сама президент несколько дней тому назад охарактеризовала как «никуда не годную»?

Возможно, для того, чтобы не подчеркивать разногласие с президентскими тезисами, соглашение было представлено как добровольное решение частных торговых сетей.

Читайте также: Аргентина в финансовых тисках фондов-стервятников

Министр торговли Гильермо Морено (Guillermo Moreno) истолковал на свой лад волю владельцев супермаркетов и из соображений скромности не захотел публично говорить о своих заслугах: замораживание стало чисто устным соглашением, никак не закрепленным в каких-либо документах и официальных текстах.

Побеседовав с Морено, владельцы супермаркетов пошли еще дальше и решили отказаться от затрат на рекламу в газетах Буэнос-Айреса (по случайному стечению обстоятельств ими, в основном, являются Clarín, La Nación и Perfil, то есть именно те, которые так раздражают министра и президента). В качестве вознаграждения за подобную покладистость, супермаркеты дали понять, что в течение этих 60 дней к ним не придут никакие инспекции из Федерального управления по распределению государственных доходов (AFIP), у них не будет проблем с импортом товара и они не будут национализированы. Чистая интуиция, все по доброй воле, без прописанных обязательств и правил. И без угроз. «Правительство будет следить за выполнением соглашений, не более того», - подытожила замминистра торговли Мария Лусила Коломбо (María Lucila Colombo).

Срочно на помощь!

Правительство решило прибегнуть к экстренным мерам, чтобы скрыть инфляцию, которую оно публично отрицает, пытаясь при этом избежать последствий. Те последствия, которые наступят на внушающий страх 61-й день, когда закончится срок действия «добровольного соглашения», а, возможно, и до этого момента, если (как обычно бывает в результате подобных мер) замораживание цен не даст желаемого результата. Все дело заключается в том, что те товары, цену на которые нельзя поднять, просто исчезают с прилавков (так вместо роста цен мы получаем дефицит продуктов), или появляются новые продукты, аналогичные тем, на которые были заморожены цены, но с другим названием, в другой упаковке и с… другой ценой. Или же будет использован любой иной из многочисленных способов, чтобы избежать предельных цен, как свидетельствует история, на которую ссылалась сама госпожа Киршнер, когда говорила о неэффективности этих мер.

Также по теме: Русеф и Киршнер - параллельные жизни

Последствия «договоренностей» могут быть подобны тем, к которым привели ограничительные меры на продажу долларов частным лицам. Поскольку обычные меры оказались недостаточными, правительство разработало схему, которую даже политический обозреватель проправительственной газеты Página 12 Марио Вайнфельд (Mario Wainfeld) описал следующим образом: «Продажа или отказ в продаже валюты выезжающим за рубеж лицам не регламентируются какими-либо письменными нормативами. Республиканское государство устанавливает правила в письменном виде с тем, чтобы граждане их знали и исполняли. Федеральное управление по распределению государственных доходов (AFIP) не разъясняет установленные им нормы и правила продажи или отказа в продаже долларов частным гражданам, желающим их приобрести».

Президент России Д.Медведев на церемонии подписания совместных документов с президентом Аргентины К.Ф. де Киршнер


Ограничения на продажу валюты, жесткие и нечеткие, как это обычно бывает, привели к появлению «черного рынка», на котором в последнее время доллар продается за 8 песо, в то время как официально установленная цена (которой лишь немногие могут воспользоваться) составляет порядка 5 песо. Некоторые лица, имеющие возможность покупать доллары по «официальной» цене, перепродают их затем на «черном рынке», получая немалую выгоду. И если бы правительство хотело покончить с «черным рынком» и отменить введенным им же запрет на продажу валюты, то спрос был столь высоким, что вынудил бы правительство направить на его удовлетворение значительную часть своих валютных запасов. Правительство Венесуэлы, которое также применяло официальный и «параллельный» курс доллара (что является одним из источников обогащения чиновников и питательной средой «капитализма друзей»), только что пошло на попятную, объявив о девальвации национальной валюты почти на 50%. Как тут не вспомнить известную поговорку о том, что искру надо тушить до того, как разгорится пожар.

Правительство жирует, а в стране катастрофа

Ограничения на продажу валюты и замораживание цен имеют одинаковую подоплеку. Это полумеры, которые не направлены на искоренение причины, то есть инфляции. Если цены вырастут (в том числе и на доллар), то только в силу обвала аргентинской валюты. И это происходит потому, что правительство не сдерживает увеличение денежной массы и рост государственных расходов, подрывая таким образом реальную экономику, высасывая тем самым ресурсы из фонда заработной платы, ослабляя деловую (и, как следствие, инвестиционную) активность, снижая доходы провинций и округов.

Читайте также: Аргенитина в зеркале России


Все это делается под предлогом лучшего распределения финансовых ресурсов (однако, при этом правительство отказывается повысить налог на прибыль, не соблюдает права пенсионеров и не выполняет распоряжений Верховного Суда) и укрепления государства (однако на железных дорогах, получающих государственные субсидии, происходят аварии с человеческими жертвами; большинство граждан испытывают неотступное ощущение постоянной опасности; охрана границ никуда не годится, через них просачиваются наркоторговцы, суда тонут, а силовые ведомства даже не могут нормально заняться отработкой боевых задач; система образования не справляется с поставленными задачами, а правительство ставит все новые и новые, приблизительно как при незавершенном строительстве государственных объектов).

Десять дней тому назад, говоря о ценах, Кристина Киршнер произнесла знаменательную фразу. Поскольку эти слова исходили от первого лица государства, то приобрели особенно драматичное звучание, ведь президент, по сути дела, признала, что государство становится все более беспомощным. Вот что она сказала своим гражданам: «Если вы сами себя не защитите, то никто вас не защитит».

Строго говоря, многие простые аргентинцы пришли к похожему выводу и поступают соответственно: ставят решетки на окна и двери, обносят колючей проволокой участки, приобретают оружие. Они защищают себя и, приобретая иностранную валюту, которая сохранит их сбережения после того, как своей политикой власти обесценят национальную валюту; подобно тому, как поступили в эти дни сельхозпроизводители, они охраняют свое имущество от алчности местных властей, и когда требуют увеличения заработной платы, обесценившейся в результате инфляции.

Также по теме: Главы Аргентины и Бразилии против жестокой экономии


В Бразилии, которая стала мировой державой, правительство Дилмы Русеф (участвовавшей в левом движении, сидевшей в тюрьме за свои политические убеждения, а настоящее время возглавляющая «Партию трудящихся») не считает борьбу с инфляцией реакционным курсом. Завершив 2012 год с уровнем инфляции 5,8% (бразильской статистике можно доверять), Русеф и дальше планирует предпринимать меры по ее снижению. И добивается она этого не с помощью замораживания цен или урезания доходов (будь то наемная рабочая сила, средний класс или предприниматели). Ее меры носят государственный характер и выражаются в программах по сокращению налогов с целью сдерживания инфляции. Только что она объявила о том, что рассматривается вопрос об отмене всех федеральных налогов на основные продукты питания. Она пошла другим путем, и у нее неплохо получилось.

Недовольство и тревога

После десяти весьма благоприятных для Аргентины (как и для Бразилии) лет растущего мирового спроса на производимую ими продукцию, которая продавалась по немыслимым ценам, госпожа Киршнер предлагает своим гражданам защищать себя самим. В это же самое время правительство создает видимость того, что занимается вопросами укрепления государства и социальной сферы, а центральная власть только и делает, что закачивает деньги в казну, а в отношении некоторых высокопоставленных чиновников имеются серьезные подозрения в (как бы помягче выразиться) нецелевом использовании бюджетных средств. Все это совпадает с ростом беспокойства в обществе.

Недовольство и нарастающая критика общественности в адрес вице-президента Амадо Буду (Amado Boudou) и замминистра экономики Акселя Кисилофа (Axel Kicilof) – двух любимцев президента - являются наглядным проявлением этого раздражения. Нет необходимости вновь говорить о том, что раздражение - плохой советчик и не создает наилучшие условия для решения проблем. Новизна состоит в том, что на этот раз объектом нападок стали представители власти. Дело в том, что в течение последних лет именно представители властей подвергали преследованию и нападкам тех, кого считали своими противниками: оппозиционных политиков, журналистов и т.д.

Визит Хилари Клинтон в Аргентину


Читайте также: Рак - болезнь президентов Латинской Америки?

Сейчас уже общественность взяла инициативу в свои руки и высказывает все, что думает о представителях власти. Новая ситуация говорит о том, что официоз утрачивает инициативу. Трудно представить себе, что после всего произошедшего высокопоставленные чиновники и наиболее известные представители правящей верхушки осмелятся спокойно разгуливать по улицам или воспользоваться (иногда) общественным транспортом. Постоянное насилие и конфронтация дают эффект бумеранга.

Средний класс, похоже, решил окончательно порвать с правительством, на поводу у которого иногда все же шел. Нечто подобное происходит и с еврейской общиной, на этой неделе заявившей о своем неприятии сомнительного соглашения по поводу теракта в еврейском культурном центра Буэнос-Айреса, которое министр иностранных дел страны Эктор Тимерман (Héctor Timerman) подписал с правительством Ирана.

Отношения Тимермана с еврейской общиной осложнились, когда она потребовала ознакомить ее с «приложением» к договору, где излагались те пункты, которые сам министр до этого обсуждал на встрече с ее представителями.

Никакие изменения в подписанное с Ираном соглашение вноситься не будут, заявил он. Очевидно, что в соглашении не были отражены те моменты, которые министр обещал еврейской общине. Киршнер заявила по национальному телевидению, что передаст на утверждение парламента текст соглашения в том виде, в каком оно было изначально составлено.

Также по теме: Аргентина - наперекор всем?

От супружеского президентства к «варианту Путина»

В общей атмосфере тревоги, отягощенной инфляцией и недовольством политикой властей, становится все более очевидным, что правительству не удастся достигнуть своей заветной цели, а именно создать условия для внесения изменений в Конституцию, обеспечив таким образом переизбрание госпожи Киршнер. Некоторые из президентского окружения начинают разрабатывать различные способы, чтобы добиться желаемой цели. Поговаривают о «варианте Путина».

Нынешний российский президент на определенный период оставил свою должность, выдвинув на нее человека из своего окружения, а сам стал премьер-министром, фактически продолжая управлять страной. Сделав этот вынужденный перерыв, чтобы не нарушать Конституцию, Путин вновь стал президентом. Если хорошенько присмотреться, то «вариант Путина» несет на себе ту же печать семейственности, что смена супругов на посту президента, придуманная Нестором Киршнером, благодаря которой члены одной супружеской пары занимали президентское кресло в течение трех сроков подряд. Однако одного желания недостаточно, необходимо еще и умение.

У госпожи Киршнер нет под рукой никого, кто мог бы стать кандидатом, выиграть выборы и стать верным ей президентом, а именно это и предусматривает «вариант Путина». Во–первых, ей будет непросто найти кого-нибудь, кому она доверяет и кто обладает харизмой. Разве Сциоли (Scioli) не обладает харизмой? Конечно, обладает. Но он не пользуется доверием со стороны большей части президентского окружения и не похож на человека, который, оказавшись в президентском кресле, согласится исполнять чужую волю.

В любом случае предвыборные перспективы не складываются благоприятно для госпожи Киршнер и ее сторонников. Согласно опросам общественного мнения, отрицательное отношение к ее деятельности превышает положительное. Тем временем набирает силу иная тенденция, представители которой, например, Даниэл Сциоли (Daniel Scioli), Серхио Масса (Sergio Massa), Маурисио Макри (Mauricio Macri), Эрмес Биннер (Hermes Binner), снискавшие положительное отношение со стороны общественности, стремятся к диалогу, а не навязыванию своего мнения.

Читайте также: Аргенитина ведет себя как Путин

Серхио Масса, молодой политик, возглавляющий один из муниципальных округов, представляет собой одну из политических загадок нынешнего года.

Масса строит свое политическое будущее на основе перонизма и других политических течений. Многие ожидают, что в этом году он выдвинет свою кандидатуру в главе списка реформаторов. Будет ли он действовать один или в союзе с другими политическими силами? Наверное, ответа на этот вопрос не знает даже сам Масса. В любом случае, вряд ли действующая власть позволит ему вести самостоятельную игру во время избирательной кампании в органы местного самоуправления, учитывая положительные отзывы о нем, полученные в ходе социологических опросов и те силы, которые его поддерживают. Разве пойдет официоз на риск проигрыша перед всеобщими выборами?

На данный момент Массе не нужно спешить с политическими лозунгами, потому что сама официальная власть помогает ему в этой работе. Она его не любит, с подозрением относится к вдвигаемым им идеям и манере поведения. Хорошо помнит она и слова, которые, согласно Weakyleaks, он сказал в посольстве США в отношении Нестора Киршнера.

Некоторые из президентского окружения пытаются с ним заигрывать и приглашают на торжественные приемы. Будучи человеком весьма неглупым, Масса прекрасно знает результаты социологических опросов относительно популярности президента. Он хороший управленец, который руководит богатым муниципальным округом, благодаря чему обладает определенной самостоятельностью, поскольку не зависит от Центробанка. И в то же время он не очень годится для «варианта Путина».

Непростой год для властей. Между холодами и оттепелью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.