Майами - Спор из-за Мальвинских (Фолклендских) островов между Аргентиной и Великобритание вновь обострился, причем последние события указывают на очередную неудачу аргентинской дипломатии, отстаивающей законные права своей страны на острова в южной части Атлантического океана.

Когда многие из вас будут читать эти строки, 3.200 жителей островов, оккупированных Англией, уже проведут референдум, в ходе которого выскажут свое мнение относительно того, хотят ли они по-прежнему оставаться заморской территорией Великобритании с собственным правительством. Все указывает на то, что участники референдума выскажутся за сохранение нынешнего британского статуса островов, что станет пропагандисткой победой пробритански настроенных жителей архипелага.

Около 60-ти журналистов со всего мира прибыли для освещения этого события. Затем, члены законодательного собрания Мальвинских островов предпримут мировое турне для того, чтобы рассказать о результатах референдума и заявить о своих правах на основе соблюдения принципа самоопределения народов.

Читайте также: Аргентина в мировой изоляции

Хотя требования о переходе островов под юрисдикцию Аргентины являются вполне законными, слишком агрессивная международная кампания, развернутая президентом Кристиной Киршнер, нанесла им лишь ущерб. Своим требованием о проведении двухсторонних переговоров с Великобританией без участия жителей островов, все более враждебными высказываниями в отношении населения архипелага, запретом на вход в аргентинские порты судам под флагом Мальвинских островов и угрозой предпринять судебные действия в отношении тех компаний, которые будут заниматься поиском нефти в прилегающей акватории, Аргентина подтолкнула жителей островов к проведению этого референдума и сообщению о его результатах на международных форумах.

Хотя нынешний демарш не влечет за собой столь катастрофических последствий, как неудачная высадка войск, предпринятая аргентинской диктатурой в 1982 году, нынешние действия кабинета во главе с Кристиной Киршнер могут служить классическим примером отсутствия компетенции в дипломатических вопросах. Свидетельством тому уже является факт использования этих действий в своих интересах министерством иностранных дел Великобритании.

Фолклендская война


В ходе интервью, которое мне на прошлой неделе дала в Майами Кейт Смит, глава латиноамериканского отдела британского МИДа, совершающая поездку по Нью-Йорку, Вашингтону, Мексике и Кубе, она заявила: «поводом к проведению референдума стала обеспокоенность правительства Мальвинских островов тем, что аргентинское руководство вело разговор в таком тоне, который исключал учет мнения жителей островов». Смит добавила, что «проведение референдума, который официально и реально отразит их точку зрения,  расширит и укрепит позицию населения архипелага». И затем добавила: «Несколько лет тому назад был период, когда мы вели конструктивные дискуссии [с Аргентиной] по таким вопросам, как рыболовство, связь и даже углеводороды, но он, к сожалению, закончился». «С нынешним правительством мы совершенно не сумели выработать каких-либо форм взаимодействия».

Также по теме: Война за Фолкленды - комментарии читателей

Сенатор Даниэль Филмус (Daniel Filmus), председатель сенатской комиссии по международным отношениям, сказал мне, что референдум по вопросам принадлежности Мальвинских (Фолклендских) островов «не имеет никакого значения», поскольку – в отличие от референдума по Восточному Тимору и другим - не проводился под эгидой ООН. Он добавил при этом, что жители островов не представлены в переговорном процессе, «поскольку они - британцы». Филмус пояснил, что «проживающее там население было навязано с помощью силы в 1833 году», когда британцы оккупировали острова и выгнали аргентинцев. «Жители островов могли бы и не тратить средства на проведение референдума, потому что и так ясно, что они - британцы», - добавил сенатор.

Мое мнение заключается в следующем: Аргентина имеет вполне законные права на Мальвинские острова, поскольку – как написал в 1927 году эксперт в области международного права Колумбийского университета Джулиус Гебель (Julius Goebel) в своей книге Борьба за «Фолклендские острова» - Франция передала суверенитет над островами испанской короне в 1767, и когда в 1816 году Аргентина получила независимость от Испании, то к ней в законном порядке перешли все испанские владения, находившиеся на ее территории. Это означает, что когда в 1833 году британцы заняли острова и назвали их Фолклендскими, то они оккупировали аргентинскую территорию и привезли на нее британских поселенцев.

Но резкие заявления президента Кристины де Киршнер, а также враждебность ее правительства по отношению к жителям островов, скорее помогают заручиться поддержкой населения Аргентины, чем способствуют решению задачи по возврату островов. Если Аргентина действительно хочет утвердить свое законное право на владение этими островами, то она должна была бы попытаться расположить к себе сердца их жителей, а не выступать с нападками на них.
Своими чрезмерными заявлениями и действиями, а также высокомерным тоном аргентинское правительство спровоцировало проведение референдума, который даст англичанам и жителям островов еще один аргумент, чтобы препятствовать любому изменению  юридического статуса островов.