Когда Норвегия решила внести свой вклад в военную операцию в Ливии весной 2011 года, отправив шесть многофункциональных истребителей F-16, ее задача была понятна: Совет Безопасности ООН принял две резолюции 1970 и 1973, целью которых была защита гражданского населения в стране, использование военной силы для этого также допускалось.

После этого все окончательно запуталось. Как можно защищать исключительно гражданское население от властей страны, и при этом не поддерживать противников режима, оставаясь нейтральной стороной? Не это ли называется активным содействием смене режима? Мы считаем, что это невозможно.

Именно поэтому чрезвычайно важно заранее продумывать такие действия и оценивать, будет ли в итоге военная сила использована в соответствии с ранее заявленными целями. Безусловно, в первую очередь это касается ООН и тех организаций, которым был передан мандат на выполнение операций, но не в меньшей степени это относитс и к каждой из стран, принявших участие в операции. Речь идет в том числе и о Норвегии, которую США и НАТО «носили на руках» за ее активное участие в военной операции в Ливии.

Читайте также: Хомский - Почему все, что делают США, законно


Когда в октябре 2011 года НАТО оценивала свой вклад в операцию «Объединенный защитник», генсек альянса Андерс Фог Расмуссен заявил, что «все, чем НАТО занимается в Ливии, соответствует мандату ООН по защите ливийского народа». Наверное, это лишь одна сторона чрезвычайно сложного процесса реализации международного права военными методами.

Летчики на борту авианосца


Конечно понятно, что ни одна резолюция ООН не давала мандата на смену режима в Ливии, хотя в СБ и мало кто испытывал особую симпатию к полковнику Муаммару Каддафи или к его режиму. Но, тем не менее, без самолетов стран НАТО и примкнувшим к ним нейтралов, таких, как Швеция, у сил ливийской оппозиции не было бы шансов противостоять правительственным войскам. Таким образом, бомбардировка Ливии стала поддержкой повстанцев - при том, что они ее не просили.

В том, что гражданское население пострадает, также не было сомнений. Поэтому важно помнить о норвежском участии в военной операции в Ливии. Дискуссия по этому вопросу возобновилась после трансляции программы Норвежской государственной вещательной корпорации «В фокусе». В ходе этой важной полемики ставится под сомнение тезис о том, что участие Норвегии в разрешении конфликта полностью соответствовало официально заявленным целям.

Также по теме: Сирия - ливийский прецедент не имеет значения

В статье, опубликованной в журнале «Международная политика», подполковник Хенриксен развивает эту тему. По его мнению, Норвегия в соответствии с официально заявленными целями не сделала ничего, но направила свои истребители туда, куда не надо было.

Дания и Норвегия оказались «наиболее отличившимися». Датчане сбросили 923 бомбы на «военные цели» на территории Ливии. Норвежцы - 588 бомб. Военные не комментируют информацию о том, были ли жертвы среди мирного населения. В программе «В фокусе», со ссылкой на американские источники, утверждается, что два норвежских F-16 Триполи 25 апреля 2011 года бомбили резиденцию Каддафи в Триполи. Едва ли ее можно назвать военной целью.

Обсуждая норвежское участие, мы не должны возлагать ответственность за выбор цели или потери среди мирного населения на пилотов. На эту проблему надо смотреть шире: с точки зрения ответственности политического и военного руководства. Ситуация в Ливии стала переломной для всей концепции участия Норвегии в международных военных операциях. Со времен Второй мировой войны норвежские вооруженные силы ни разу так активно не привлекались к боевым действиям. Нам нужна вся информация для того, чтобы понять, действительно ли мы хотим двигаться в этом направлении.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.