Более 50 бывших надзирателей в конлагерях еще живы, указывает Центр по расследованию преступлений национал-социализма. Один из них, Ханс Липшис, уже арестован.

Ханс Липшис (Hans Lipschis) проживал в маленьком городке Ален на юге Германии. В понедельник, 6 мая, Липшиса арестовали. Пенсионера подозревают в пособничестве в убийствах. Прокуратура в Штутгарте предполагает, что Липшис с сентября 1941 года вплоть до весны 1945 года был надзирателем в концентрационном лагере Освенцим.

Репрессивный аппарат национал-социалистической диктатуры действовал даже с большим размахом, чем считалось до сих пор. Нацисты создали свыше 42 тысяч лагерей и гетто. (11.03.2013)

Ханс Липшис родом из Литвы. Ему 93 года. Он и не отрицает, что в годы войны служил в Освенциме. Однако, как уверяет сам Липшис, не надзирателем, а простым поваром. Но кормил он не узников концлагеря, а команду эсэсовцев.

Дело Ивана Демьянюка как прецедент


После войны Ханс Липшис сначала жил в Германии, а в 1956 году эмигрировал в США. Однако в 1982 году власти США выслали его из страны, потому что при переселении он скрыл свою службу в СС в годы войны. Липшис вернулся в Германию. Тогда Центр по расследованию преступлений национал-социализма в Людвигсбурге уже начал дело против него, но доказать непосредственное участие Ханса Липшиса в убийствах не удалось.

Однако процесс по делу Ивана (Джона) Демьянюка стал поворотным пунктом в правосудии. Украинец Демьянюк был первым не немцем, представшим перед судом в Германии как приспешник нацистов. И хотя его конкретное участие в убийствах доказать не удалось, суд первой инстанции в Мюнхене в 2011 году осудил его за пособничество в убийстве более 28 000 человек. Для этого суду достаточно было доказательства того, что Демьянюк служил надзирателем в концентрационном лагере Собибор.

Правда, отбывать наказание в тюрьме в течение пяти лет Демьянюку не пришлось. Его адвокаты подали апелляцию в вышестоящие инстанции. Но престарелый Демьянюк не дожил до решения, поэтому процессуально он остался невиновным, поскольку приговор не вступил в законную силу.

Достаточно того, что подозреваемый обеспечивал работу "машины смерти"


Опираясь на этот прецедент, Центр по расследованию преступлений национал-социализма решил расследовать дела всех еще живущих приспешников национал-социализма. Руководитель центра, старший прокурор Курт Шримм (Kurt Schrimm) подчеркивает: "Мы сегодня исходим из того, что надзирателю, то есть, исполнителю приказов, не надо доказывать его личное участие в убийстве одного или нескольких узников. Достаточно и того, что он своей деятельностью обеспечивал работу всей "машины смерти" в концлагере".

Всего, по оценкам Центра, в Германии скрываются до 50 бывших надзирателей. Разыскать их непросто. Приходится изучать горы документов в архивах. Поиск идет и в странах Восточной Европы и в Латинской Америке. Ведь после войны многие преступники сумели скрыться, используя поддельные документы.

Стоит ли тратить время и деньги на дряхлых старцев?


В чем смысл преследования нацистских приспешников, если они уже просто в силу своего возраста не смогут отбывать наказание? Известная "охотница за нацистскими преступниками " Беате Кларсфельд (Beate Klarsfeld) считает, что суды "упустили возможность провести важные процессы". А сейчас суды просто предстают в смехотворном виде. Гораздо важнее сохранить память о жертвах преступлений.

Совсем иное мнение высказал в интервью DW вице-президент Международного комитета Освенцима (IAK) Кристоф Хойбнер (Christoph Heubner). Указания на преклонный возраст подозреваемых он считает циничными отговорками. "А кто интересовался возрастом детей, которых сгоняли в крематории?" - спрашивает Кристоф Хойбнер. Курт Гутман (Kurt Gutmann), один из частных обвинителей на процессе Ивана Демьянюка тоже считает, что нацистских преступников надо преследовать вне зависимости от их возраста.

Директор Центра Симона Визенталя Эфраим Зурофф в интервью газете Die Welt тоже приветствовал арест Ханса Липшиса. Зурофф надеется, что за этим первым шагом последуют и другие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.