I

Развитый Запад и Европа в частности подходят к своему концу. По поводу этого конца различные мыслители говорили уже давно. В частности, Маркс указывал, что логика капитализма и «фетишизм товаров» приведут к такому смещению действительности, что все «прочное растворится в воздухе и утонет в холодных водах эгоистичного расчета». Фрейд показал, как цивилизация будет усиливать свои требования отказа от предметов ввиду нарастающего биения смерти. Хайдеггер писал о том, что европейская метафизика в итоге приведет к однообразию мира. И, наконец, Лакан, исходя из своей теории Субъекта по отношению к реальности, сделал вывод о том, что очередной кризис капитализма проявится в невиданном распространении концлагерей и непрерывном росте новых форм сегрегации. Маркс, Фрейд, Хайдеггер и Лакан. Их политические воззрения отличаются от неолиберальной рациональности, которая в конце концов представляет собой доминирующую метафизику капитала.

II

Латинская Америка, на стыке XX и XXI столетия бросившая вызов существующей неолиберальной рациональности, может стать провозвестником нового старта.

Новый старт означает новое видение Латинской Америки, ее новую роль в мировом процессе. Этот старт вобрал в себя традиции европейского просвещения и освобождения. Поэтому прогнозы Маркса, Фрейда, Хайдеггера и Лакана обретают новое звучание, соответствующее той политической атмосфере, в которой зарождается новый старт. Новый старт Латинской Америки – это призыв не рассматривать Европу как центр мира. На этот раз весь мир должен внимательно следить за новым стартом Латинской Америки, если он хочет избежать ухода в нигилизм, в тот самый нигилизм, в который скатилась Европа, способная лишь на «эстетствование», но не реальные политические проекты.

III

Новый латиноамериканский старт не означает абсолютного начала, это политическое событие, латиноамериканское послание миру, Западу, тщетно пытающемуся найти в своих запыленных архивах способы для изобретения новых политических решений. Однако на этот раз новое решение родилось в Латинской Америке – единственном месте, где можно было бы, как предлагал Чавес, набрать добровольцев из разных стран. Следует пояснить, что новый старт не имеет четко обозначенных временных рамок, он может длиться годами и, в отличие от неолиберальной метафизики, всегда находится под угрозой, в любой момент может сорваться, поскольку постоянно растущий легион врагов пытается извратить его смысл, представив его как политический фарс.

Новый старт – это стремление к пробуждению, и поэтому он находится в постоянном напряжении. Именно поэтому Латинская Америка – это то место, где различия присутствуют всегда и преодолеть их невозможно.

IV

Это постоянное напряжение неизбежно воплотится в новом старте, чтобы породить отличие:

1) Различие между демократией и правовым государством, которые всего лишь представляют собой инструменты обеспечения общественного порядка; различие между демократией и государством, инструментами борьбы между капиталом и свободой личности.

2) Различие между современной наукой, с ее пониманием истины и исследованиями, и техникой, не имеющей головы, подобно капиталу, установившему демократию ради увековечения своей власти.

3) Различие между государственным и частным здравоохранением. Новые «биотехнологии», преследующие цель установления неограниченного контроля над населением.

4) Различие между шоу-бизнесом и народной культурой, всегда критично подходящей к оценке любой ситуации.

5) Различие между умственным здоровьем и физическим здоровьем. Применение методов, учитывающих неповторимый характер каждого человека, пришедшего в мир слова и языка.

Можно было бы выявить еще множество других различий, но в любом случае все они образуют поле Абсолютного Различия. Это такое различие, которое невозможно постичь посредством какого-либо диалектического процесса. В новом старте всегда приходится жить в непреодолимой напряженности между различиями, но при этом соглашаясь с ними.

Новый старт не дает заранее каких-либо гарантий, ему всячески мешают правила игры, навязанные неолиберализмом.  Но Латинская Америка в данном случае выступает как континент, где печать различий является той самой неповторимой характеристикой, делающей ее столь непохожей на Запад с его евроцентристским мировосприятием.

Автор - психоаналитик и писатель.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.