На прошлой неделе, с 14 по 17 октября, состоялся первый официальный визит министра обороны России Сергея Шойгу в Перу и в Бразилию. Помимо Шойгу в состав делегации входили: замминистра Анатолий Антонов, директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Александр Фомин и еще два десятка высокопоставленных представителей военного ведомства России.

Почему для своего первого латиноамериканского турне Шойгу выбрал эти государства?

В Перу и Бразилии сейчас идет модернизация вооруженных сил. Руководители этих стран в выборе поставщиков военной техники и вооружения занимают достаточно независимую от США и НАТО позицию. А именно они являются главными конкурентами России на мировом рынке оружия.

В ходе переговоров  Сергея Шойгу со своими зарубежными коллегами  обсуждались вопросы расширения военного сотрудничества, международной обстановки, а также перспективы подготовки бразильских и перуанских военнослужащих в российских военных учебных заведениях.

Первой остановкой зарубежного турне российского министра стала  Республика Перу.

Накануне визита Шойгу в Латинскую Америку в российских СМИ прошла информация, что министр летит в Лиму, чтобы заключить с перуанцами соглашение о поставке танков Т-90С и другой бронетехники. Поводом для такого умозаключения стал тот факт, что во время проведения в мае 2013 года Международной выставки оборонных технологий SITDEF в Перу, перуанские военные провели ряд переговоров с российской делегацией о модернизации танков Т-55, которыми укомплектованы их вооруженные силы. На выставке им был продемонстрирован танк Т-90С, от которого они остались в восторге. В середине сентября корпорация Уралвагонзавод провела в Перу демонстрационный показ танка Т-90С для высшего офицерского состава перуанской армии.

Однако такого рода предположения журналистов  развеял замминистра обороны РФ Анатолий Антонов, который заявил, что заключением подобных договоров министры обороны не занимаются и для этого есть специальные структуры. В то же время, по его словам, Россия готова предложить Перу большой спектр российской военной техники.

Переговоры в Лиме проходили за закрытыми дверями.

Во время встречи с Сергеем Шойгу из уст министра обороны южноамериканской страны Педро Катериано прозвучало заявление о том, что «Россия для Перу является главным партнером на   стратегическом поле, что позволяет двум странам объединять усилия для укрепления  мира и международной  безопасности». Глава военного ведомства  Перу дал понять своему российскому коллеге, что Лима  заинтересована в развитии военно-технического сотрудничества в сфере передачи военных технологий и в повышении боеготовности войск. При этом Катериано  заявил, что Перу и Россия могли бы выйти на уровень стратегического партнерства в военной сфере.

Сергей Шойгу пригласил представителей высшего армейского командования страны прилететь в 2014 году в Россию, чтобы не только услышать, но и посмотреть, на что способна российская боевая техника. Что же касается оружейно-технических приоритетов перуанцев, то они, в общем-то, известны - это бронемашины, средства ПВО, в том числе радиолокационные станции. Ну и, конечно, российские вертолеты. В частности - Ми-171Ш. Эта машина может летать в условиях высокогорья, а именно такая техника нужна перуанцам для борьбы с террористами и наркобаронами, которые используют труднодоступные районы в Андах для выращивания коки.

Немного истории

Военно-техническое сотрудничество с Перу началось после прихода к власти в результате  военного переворота генерала Альварадо в 1968 году. Большое впечатление на власти Перу тогда произвела советская помощь после разрушительного землетрясения 1969 года, когда СССР оперативно организовал переброску гуманитарной помощи и техники на другую сторону Земли с помощью военно-транспортных самолетов Ан-22 «Антей».

В середине 70-х годов Перу стала вторым латиноамериканским государством после  Кубы, на вооружении которого  состояли советская военная техника и вооружение.

В общей сложности в период с 1973 по 1988 год СССР поставил в Перу 52 истребителя-бомбардировщика Су-22, 33 военно-транспортных самолета – 16 Ан-26 и 17 Ан-32, более ста вертолетов «Ми», 474 танка Т-54 и Т-55М, 44 БРДМ. Перу также  имеет на вооружение три зенитно-ракетных комплекса (ЗРК) С-75 «Двина», четыре ЗРК С-125М36 «Печора», 36 зенитных самоходных установок (ЗСУ-23-4) «Шилка» и около 400 переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) «Стрела-2». На вооружении перуанской армии находятся до 56 единиц различных артиллерийских систем, в том числе гаубицы Д-30, 122-мм реактивные системы залпового огня БМ-21 «Град».

На сегодняшний день все это морально устарело, и военному ведомству  Перу выделено из бюджета около 2,3 миллиарда долларов на закупку новой  военной техники и вооружения для Сухопутных сил, ВМС и ВВС.

Сейчас среди мировых производителей оружия развернулась нешуточная борьба за столь «солидный куш».

Из всех претендентов Россия  имеет наибольшие шансы выиграть тендер. Только Россия смогла предоставить для испытаний на территории Перу свой танк Т-90С, который имеет ряд преимуществ перед своими конкурентами.

Ранее в двух предыдущих конкурсах также победил российский танк Т-90С. Перуанцы готовы приобрести партию танков типа Т-90С и бронетранспортеров БТР-80А в количестве по 110 единиц. Если это произойдет, то от этой сделки Россия может заработать как минимум 700 миллионов долларов.

Москва имеет также неплохие перспективы не только для расширения поставок вертолетов в эту южноамериканскую стран, но для их ремонта и сервисного обслуживания. Перу вполне могла бы стать страной, чьи отношения в военно-технической сфере с Россией не ограничивались бы правилом: «мы производим оружие, а вы его покупаете».

Поэтому вполне логичным стало предложение Шойгу организовать в Перу ремонт, а в перспективе, возможно, и лицензионное производство нашей экспортной армейской техники.
 
К примеру, сейчас перуанское командование решает, как удобнее и, главное, качественнее обслуживать свой вертолетный парк. Учитывая, что основу его составляют машины советского и российского производства, данную задачу мог бы взять на себя специальный сервисный центр. Более того, этот центр мог бы заниматься ремонтом и обслуживанием не только перуанских вертолетов, но и винтокрылых машин других государств Латинской Америки.

Сотрудничество с Бразилией: большие планы

В последние годы интерес к военному сотрудничеству с Россией проявляет наиболее крупная страна региона - Бразилия. В апреле 2008 года было подписано российско-бразильское соглашение о сотрудничестве в военно-технической сфере. Сегодня приоритетными направлениями взаимодействия обеих стран являются авиация и ПВО.

Первыми российскими летательными аппаратами, закупленными Бразилией стали транспортные вертолеты Ми-171 для авиакомпании Atlas и боевые Ми-35 для министерства обороны.

В настоящее время Минобороны Бразилии проводит тендер на закупку новых мобильных комплексов ПВО. И здесь явным фаворитом выступает российский ракетно-пушечный «Панцирь-С1». Он предназначен для ближнего прикрытия гражданских и военных объектов от всех современных, а также перспективных средств воздушного нападения. Особенностью комплекса является совмещение многоканальной системы захвата и сопровождения целей с пушечно-артиллерийским вооружением. Это обеспечивает одновременное уничтожение до четырех целей в непрерывной зоне перехвата от 5 до 15 тысяч метров по высоте и от 200 до 20 тысяч метров по дальности.

В сентябре бразильские официальные инстанции завершили обязательные при подобных оборонных закупках межведомственные согласования по вопросу приобретения комплексов «Панцирь С-1», что стало принципиально важным шагом к подписанию контракта, который, по данным бразильских СМИ, оценивается приблизительно в один миллиард долларов.

По итогам переговоров Сергея Шойгу с министром обороны Бразилии  Селсу Аморимом стороны продвинулись вперед в вопросе приобретения Бразилией российских систем «Игла-С» и «Панцирь-С1». По словам бразильского министра, определена конкретная дата поездки в Россию делегации бразильских технических специалистов для согласования конкретных технических деталей и параметров.  Речь идет о ближайших полутора-двух месяцах.

Министр обороны Бразилии Селсу Аморим в ходе переговоров с главой российского оборонного ведомства Сергеем  Шойгу также положительно отозвался  о предложении Москвы присоединиться к разработке и производству истребителя пятого поколения Т-50. Селсу Аморим заявил, что Бразилия заинтересована сотрудничать с Россией в сфере разработки перспективных образцов авиационной техники пятого поколения.

Это дает России шанс попытаться склонить Бразилию вновь включить в тендер F-X2 ВВС Бразилии многоцелевой истребитель Су-35, который ранее был исключен из конкурса. Бразилия планирует приобрести 36 истребителей на сумму около 4 миллиардов долларов США.
 
В настоящее время в конкурсе участвуют истребители Gripen NG (шведская компания Saab), Rafale (французская Dassault) и F/A-18E/F Super Hornet (американская Boeing).

Американский Super Hornet был почти признан победителем, но на фоне разоблачений бывшего сотрудника Агентства национальной безопасности США, что Вашингтон проводил слежку за президентом Бразилии, обнародование результатов конкурса было отложено.
 
По данным бразильской прессы, Дилма Роуссефф  приняла решение отложить тендер до 2015 года, то есть конкурс возобновится после выборов, которые будут проведены в 2014 году.
 
Другая важная сфера для взаимодействия России и Бразилии - космос. По словам Шойгу, сегодня он приобретает все большее значение как для обеспечения безопасности, так и для экономики каждой страны. Речь идет о совместных проектах - создании спутников и отдельной программы для бразильской космонавтики. Стороны  договорились сформировать из экспертов рабочую группу, которая в самое ближайшее время начнет готовить предложения и в этой области сотрудничества.

Зачем Латинской Америке военное сотрудничество с Россией?

Интерес той или иной латиноамериканской страны к военно-техническому сотрудничеству с Россией обусловлен, прежде всего, политически - стремлением уменьшить влияние США. Для России подобное развитие событий выгодно во всех смыслах. В экономическом отношении растет экспорт наукоемкой продукции. В стратегическом - «вероятный союзник» получает очередную головную боль, в дипломатическом - поставки российского оружия способствуют повышению авторитета России в регионе.

Наконец, в моральном плане военное сотрудничество со странами Латинской Америки не позволяет выдвинуть против России обвинения в поддержке исламского фундаментализма и терроризма, которые звучат по поводу взаимодействия с рядом стран Ближнего Востока.

По оценкам экспертов, емкость латиноамериканского рынка вооружений на ближайшие десять лет может составить порядка 50 миллиардов долларов. Поэтому России есть за что побороться.

Хотя во время визита главы минобороны России в Перу и Бразилию не было подписано  никаких соглашений и никакие сделки не заключались, многие эксперты уверены: Шойгу и его команде удалось главное - они убедили партнеров, что Россия  готова к роли «серьезного игрока» на оружейно-техническом рынке Латинской Америки.

Конкуренция там достаточно жесткая. Занять лидирующие позиции, руководствуясь исключительно коммерческими интересами, не получится. И, чтобы иметь контракты с перспективой, нужно выстраивать с заказчиком по-настоящему партнерские отношения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.