«Пропустите меня, я сотрудник!» Большинство журналистов, стоящих в два ряда, почтенно расступается перед крупным и представительным мужчиной. В конце концов, пресс-конференция давно уже началась, и, возможно, у него есть более важный повод, чтобы на нее попасть. Но обычно с такими словами пробирается только врач в экстренных ситуациях. Пока кому-то приходит в голову мысль спросить, каким же именно сотрудником являетcя этот человек, тот уже начинает проявлять агрессию и проскальзывает внутрь.

Переодет в журналиста

Таких трюкачей на 64-м Берлинале полно. Вдруг одному пожилому французу становится плохо с сердцем, и из-за этого ему срочно нужно попасть на пресс-конференцию Джорджа Клуни (George Clooney), но персонал неприступен. Интересно, что этот человек появляется и в последующие дни и выглядит весьма здоровым. Другой старается просочиться там, где уже не пропустили кучу других людей, сделав серьезный вид – с газетой подмышкой, шарфом поверх рубашки и умным взглядом из-под очков в роговой оправе. Так представляют себе образ настоящего журналиста те, кто не разбирается в журналистике. Персонал вроде собирается сделать для него исключение, но тут он говорит, на кого работает. А рядом с ним стоит журналистка, которая действительно работает в этом издании и ждет у входа уже 45 минут.

Ковровая дорожка 64-го Берлинского кинофестиваля


Большая часть прохвостов отсеивается в крайнем случае перед дверью. Но часто не пропускают на мероприятия тех, кому действительно нужно попасть на пресс-конференцию или показ фильма, потому что им по его окончанию срочно нужно написать рецензию или вообще вести саму конференцию!

Волнения в кино


Так было в воскресенье на пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма c участием Пирса Броснана (Pierce Brosnan), комедии «Долгое падение» (A Long Way Down). Фильм даже не участвует в конкурсной программе, но в нем играет бывший исполнитель роли Бонда. Этого в Берлине достаточно для того, чтобы зал задолго до начала пресс-показа был полон, и многие журналисты оказались за дверьми. Персонал старается. Одному сотруднику не смогла помочь даже глава пресс-службы, хотя тот на следующий день должен был вести пресс-конференцию. А для этого нужно как минимум посмотреть фильм.

Американский журналист взволнованно говорит о том, что потеряет работу, если вовремя не сдаст рецензию. Итальянская журналистка спрашивает, почему пресс-показ нельзя повторить в другом месте, если столько журналистов со всего мира специально для этого приехали. Многие из них правы. Однако в первые выходные фестиваля, когда в Берлин съезжаются многие звезды, чтобы представить свои новые фильмы, все в любом случае будет переполнено. Пожалуй, это основная проблема Берлинале в этом году – маркетинговая стратегия не выдержала.

Отчаяние на красной ковровой дорожке


Для Германии важно принимать такую суперзвезду, как Джордж Клуни, говорит директор фестиваля Дитер Косслик (Dieter Kosslick). Толпы людей на улицах в дни премьер, переполненные пресс-залы, интервью, на которые сбегаются и с которых уходят журналисты, потому что в другом месте появилась какая-то другая важная персона. Фестиваль приковывает к себе внимание и приносит большие доходы. В конце концов, это бизнес.

Берлин – нелегкое место для журналистов. Нигде больше нет такого количества безработных специалистов этой отрасли. К тому же в журналистике уже давно стало меньше штатных сотрудников, все больше фрилансеров. Отчаяние заметно и на красной ковровой дорожке. Это сложное место работу, особенно для фотографов, которым приходится пробираться сквозь толпу вместе с аппаратурой.  Зачастую дело доходит до агрессии, а напряжение велико именно там, где больше всего знаменитостей.

Необозримая площадка

Плюс интернет. Печатные, телевизионные СМИ и радио вынуждены сегодня сталкиваться с более современными источниками информации. Кроме того, есть еще и несчетное количество блогеров. Тон общения становится все более резким. Берлин – это город, в котором журналисты из-за слишком большой конкуренции порой пренебрегают правилами аккредитации, что вообще-то противоречит их профессиональной этике.

Организации по проведению мероприятий, с одной стороны, могут себе позволить выбирать журналистов, но с другой стороны, они не могут держать в голове всю картину и с ходу понимать, для кого именно это событие будет представлять наибольший интерес, а кто просто хочет везде побывать или бесплатно поесть. Масштаб действия очень велик.

Режиссер Ларс фон Триер на 64-ом Берлинском кинофестивале


На Берлинале привез свой фильм Джордж Клуни. На первых выходных прошел показ и другого фильма – «Нимфоманка». Маркетинговая стратегия настолько яркая, что шумихи вокруг этого фильма, пожалуй, больше, чем вокруг Клуни. Режиссер Ларс фон Триер (Lars von Trier) уже однажды отметился скандальными высказываниями в Каннах, а теперь участвует в фотоколле в Берлине. На нем футболка с надписью «Персона нон грата». Актер Шайа Лабеф, сыгравший главную роль в фильме, появляется в демонстративно плохом настроении и, казалось, дождался только первого вопроса, адресованного ему, чтобы ответить на него иносказательно: «Чайки следуют за траулером только из-за того, что они думают, будто сардины выкинут в море». Затем он покидает пресс-конференцию. Бывший французский футболист Эрик Кантона (Eric Cantona) произнес эти же слова  в 1995 году тоже на пресс-конференции, когда журналисты задали ему вопрос о том, как он нанес удар в стиле кунг-фу болельщику команды противника.

Статьи


Но если звезды живут тем, что постоянно находятся в центре внимания, журналистам необходимо уметь писать о важных событиях. На Берлинале этого не получается. Потому что попасть на показ фильма, чтобы потом пойти на пресс-конференцию и задавать о нем вопросы режиссерам и актерам, невозможно. К тому же пресс-залы заполняются задолго до окончания фильма. Там уже сидят представители прессы, которые не видели фильм. Их поверхностным вопросам («Господин Клуни, как вам удается после такого тяжелого вечера так хорошо выглядеть?» или «Господин Броди, Вы так сексуально выглядели в усах  в фильме, вы сводите с ума всех мексиканских женщин») уже никто не удивляется.

Отдохнуть большинству журналистов тоже негде. На Потсадмской площади в эти дни камню негде упасть. И даже тот, кто сумел получить аккредитацию в лаунж-зону «Ауди», расположенную недалеко от красной ковровой дорожки, в трех из четырех случаев вынужден слышать, что там проходит закрытое мероприятие.

И если зал пресс-конференции к фильму «Нимфоманка» в воскресенье снова будет заполнен уже во время показа фильма, и тот, кто прилежно будет смотреть фильм, затем захочет задать вопрос на пресс-конференции, ему придется смотреть ее даже не на экране перед пресс-центром, а на холоде на Потсдамской площади. Это может стать пределом, когда выполнять серьезную работу журналиста будет просто невозможно. В таких случаях вопросы на пресс-конференциях могут задавать и простые фанаты. Многие из них, кстати, ночуют прямо на Потсдамской площади. А сообщения о Шайе Лабаф будут взяты с сайта Hollywoodreporter. Его представители, наверное, сумели попасть на пресс-конференцию. Хотя, может, и нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.