Футбольный мяч на гробе одного, и автомат — у другого. Активист Базиль Дакоста (Bassil Da Costa) и революционер Хуан Монтойя (Juan Montoya) были убиты 12 февраля во время яростных протестных акций в Венесуэле и постепенно обрастают ореолом легенды. Каждый по-своему, они представляют две нации, которые ведут борьбу в одной стране.

14 февраля оба лагеря хоронили своих мучеников. «Не нужно оплакивать моего сына, он погиб как герой», — заявила мать Базиля Дакосты перед огромной толпой людей, которые собрались отдать дань памяти этому юному уроженцу Каракаса.

23-летний плотник пришел выразить недовольство опасной и неустроенной жизнью (Венесуэла занимает одно из первых мест в мире по количеству убийств: в 2013 году их число достигло 24 000) и общей нехваткой всего необходимого в боливарской республике, но поплатился за это собственной жизнью. Он погиб, когда бросал камни в вооруженных мотоциклистов, которых полиция спустила на толпу. Когда над головами засвистели пули, он попытался убежать, но из-за двоюродного брата ввязался в уличную потасовку.

Чтобы дискредитировать нынешнее протестное движение, министр внутренних дел Мигель Родригес Торрес (Miguel Rodríguez Torres) посчитал нужным напомнить, что Базиль Делакоста не был студентом. «Это так, но он проводил много времени с нами и был членом университетского клуба серфингистов», — не согласен представитель студентов Университета Александра Гумбольдта Хуан Квинтана (Juan Quintana).

Друзья говорят, что он был большим любителем спорта и поклонником футбольного клуба «Депортиво Тачира» с юга страны. На месте его гибели они написали на тротуаре мелом такие слова: «На твоей пуле было мое имя. Имена всех нас. Это я упал здесь, а мои товарищи унесли меня на плечах».

Читайте также: Мадуро сделает венесуэльцев счастливыми


Рядом лежат венки, которые принесли сюда жители района, где закончился его поход против страха и нетерпимости. На выходных студенты из обеспеченного среднего класса продолжили протестовать в память о нем, а на их плакатах были такие надписи: «Базиль Дакоста, мы никогда тебя не забудем», «Мы все — Базили Дакосты».

По сообщениям очевидцев, убийцей Базиля Делакосты стал член «коллективов» из района 23 де Энеро, очага социалистического движения, где выставлено тело Уго Чавеса.

Гвардейцы Национальной Гвардии Венесуэлы после захвата здания оппозиционного движения "Народная воля". Фото с места событий


«Правые фашисты»

Ставший новым героем революционеров Хуан Монтойя был одним из лидеров этих «коллективов». Они представляют собой военизированные организации, которые готовы защищать революцию с оружием в руках. Монтойя погиб всего несколько мгновений спустя после Базиля Делакосты на соседней улице, куда он пришел «охранять» Министерство юстиции от демонстрантов.

Как и сторонниками Базиля Делакосты, жителями 23 де Энеро, которые пришли почтить прах Хуана Монтойи десять дней спустя после его гибели, движет душевная боль с примесью гнева. Посторонних людей к гробу не пропускали: даже полицейские были здесь persona non grata.

«Он был великим борцом и гуманистом, которого убили правые фашисты, он отдал жизнь за родину», — выступила с пламенной речью команданте Луна из революционного фронта 23 де Энеро. У нее на голове черный берет с красной звездой, а вокруг шеи обернут платок коллектива Carapaica.

Вокруг нее десятки революционеров в камуфляжной форме оплакивали гибель одного из своих. Обстановка была напряженной: никто особенно не пытался прятать оружие. Хуан Монтойя был членом центрального комитета «коллективов», просвещал жителей района в политической борьбе и ездил по разным странам (ему доводилось бывать и в Иране), чтобы укрепить позиции революции Уго Чавеса. Его политической подготовкой занимался команданте Омар Гонсалес (Omar Gonzalez) в конце 1960-х годов, когда тот решил вступить в движение социалистов.

По словам его племянника Эрнесто, он принял участие в неудавшемся государственном перевороте Уго Чавеса в 1992 году вместе с нынешним президентом Николасом Мадуро. В 2008 году его обвинили организации взрыва у здания венесуэльской федерации предпринимателей Fedecamaras, однако два года спустя все обвинения были сняты.

Также по теме: Венесуэла - тупиковый лабиринт

Все жители 23 де Энеро вспоминают о нем как о «неутомимом общественном, культурном и спортивном активисте», который заботился о людях, был «поборником мира». В 2012 году при поддержке государства он занялся разоружением «коллективов» но не достиг на этом поприще особых успехов.

Сотрудник полиции или агрессивный активист?

Оба лагеря спорят по поводу роли Хуана Монтойи в событиях 12 февраля. В правительстве его называют «сотрудником полиции», а Эрнесто утверждает, что в момент убийства тот «занимался собором сведений о правых фашистских группах».

По мнению оппозиции, его присутствие на месте трагедии наоборот свидетельствует о незаконной деятельности «коллективов», которым поручено силой оружия заткнуть рот студентам.

Правительство решило, на чьей оно стороне. Объявив о гибели Хуана Монтойи, спикер Национального собрания Диосдадо Кабелло (Diosdado Cabello) назвал его «товарищем», тогда как министр президентской администрации Ирис Варела (Iris Varela) написала в Twitter: «Мы все коллективы».

Смерть Хуана Монтойи ставит множество вопросов перед любителями теорий заговора. По словам президента Николаса Мадуро, Базиль Делакоста и Хуан Монтойя были убиты из одного оружия. Эрнесто считает это подтверждением существования «заговора» американской империи, который призван посеять ужас и разброд среди населения.

Тем не менее, у самых радикально настроенных революционеров есть и другое объяснение. Хуан Монтойя неоднократно выступал с критикой «поворота направо» Николаса Мадуро после кончины Уго Чавеса в апреле 2013 года и поплатился за это. Последние откровения подтверждают эту гипотезу: по информации газеты El Nacional, главным подозреваемым в двойном убийстве является не агент ЦРУ или член «коллектива», а сотрудник венесуэльской разведки. То есть, государство.

В любом случае, маленькая история Базиля и Хуана, которые оказались жертвами воцарившегося после прихода Уго Чавеса к власти политического раскола, уже стала частью большой истории Венесуэлы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.