Россия располагает масштабными, прекрасно финансирующимися и работоспособными спецслужбами. У нее есть также долгая и полная успехов традиция давления на руководство соседних государств. Начиная еще с Петра I, российская власть неоднократно при помощи явных и тайных методов эффективно парализовала функционирование польского государства, несколько раз даже доводила дело до его уничтожения. И хотя это, наверное, прозвучит несколько цинично, это нормальная практика, которая испокон веков применяется в международной политике всеми, кто располагает техническими средствами и политической волей. Самое печальное во всей ситуации то, что, как в случае Первой Польской республики, так и сейчас, сопредельным государствам достаточно дать полякам в руки топоры и немного спровоцировать, чтобы потом спокойно наблюдать, как они сами друг друга убивают, в очередной раз разрушая свое государство.

Несомненно, внутренний хаос и паралич внешней политики Польши в критический момент истории, когда решается вопрос будущего региона, невероятно выгоден России. Ведь Россия сражается сейчас за то, где пройдет граница ее геополитического влияния — по Сану или по Дону, то есть по Западной или Восточной Украине. При положительном развитии событий ведущаяся уже более полугода игра может позволить Кремлю сорвать геополитический банк: втянуть Украину в собственную сферу влияния. Это будет означать ее изоляцию от Европы и реставрацию СССР под названием Евразийского союза, которая стала навязчивой идеей Путина и рассматривается как венец его политической картеры. При негативном для Кремля варианте, то есть том, который продвигает Варшава, Украина ассоциируется с ЕС и начнет - если не марш в Европу (который может занять не одно десятилетие) - то по крайней мере окончательное и стремительное бегство от России.

Так что ставки для Москвы тем более высоки, что проигрыш в этой геополитической игре будет означать для нынешней кремлевской власти и ее шефа не только политическое поражение, но и, скорее всего, прощание с властью. Ведь российский человек может вынести самые суровые невзгоды, но лишь тогда, когда верхушка дает ему ощущение, что он является если не «хозяином всего мира», то хотя бы значительной его части. И именно Польша и ее упорное стремление перетянуть Украину на светлую сторону европейской силы, оказались основным препятствием в осуществлении исторической миссии «собирания земель русских». Видя роль, которую Дональд Туск (Donald Tusk), Радослав Сикорский (Radosław Sikorski) и все польские послы (которые практически ежедневно забрасывали МИДы стран пребывания сообщениями об украинских делах, не давая отложить вопрос поддержки Киева «на потом») играли, с одной стороны, на Майдане, вдохновляя украинцев на сопротивление, а с другой, в Вашингтоне и Брюсселе, убеждая Запад поддержать украинскую революцию, российский президент не мог не вызывать к себе на ковер специалистов по саботажу и не дать им соразмерно решительное распоряжение «разобраться» с польским вопросом. Если принять во внимание мягкость и нерешительность США и крупнейших европейских стран, исключение Варшавы из игры за Украину могло оказаться решающим моментом.

Сергея Лавров и Радослав Сикорский


Читайте также: Пушкину - да, Путину - неизвестно

Что означал бы для России углубляющийся хаос и паралич государственных институтов в Польше? Почему Кремль заинтересован в том, чтобы польское правительство, Сейм, спецслужбы и дипломаты занимались не взаимной продержкой и поддержкой партнеров в деле помощи Украины, а вцепились друг другу в глотки? Что может выиграть Путин, зная, что как минимум в ближайшие полгода польские политики уйдут с украинского поля и займутся политическим мордобоем? Ответы очевидны, однако следует для порядка систематизировать факты.

Во-первых, в краткосрочной перспективе нейтрализация действий Польши позволит Путину разыграть ситуацию на Украине по своему сценарию: дестабилизировать страну в такой степени, которая позволит склонить нынешнее правительство пойти на значительные уступки или даже сменить киевскую команду на более уступчивых людей, понимающих «историческую необходимость» повиновения Москве.

Во-вторых, крах польского правительства в его современном виде позволяет Кремлю питать надежды на то, что в среднесрочной перспективе польский политический класс полностью погрязнет во взаимных дрязгах и утратит интерес к внешней политике вместе с возможностью воздействовать на окружающую действительность. Если добавить к этому вариант прихода к власти коалиционного правительства со смоленско-евроскептической ориентацией, можно ожидать устойчивой маргинализации позиции Польши не только в регионе, но и во всей европейской политике.

И, наконец, в-третьих, в стратегической перспективе крах польского правительства будет как для России, так и для Запада очередным доказательством того, кто в регионе держит в руках самую тяжелую дубину и готов бить ею сегодняшних и будущих противников. Если России удастся сейчас нейтрализовать Польшу (главное препятствие на пути возрождения империи), то в будущем каждый политик нашего региона дважды подумает, прежде чем решит словом или делом перейти дорогу кремлевскому руководству. Если Польшу при помощи разжигания (или неявного стимулирования) внутреннего кризиса удастся отрезать от помощи Украине, серьезных препятствий на пути восстановления российской сферы влияния в Восточной Европе останется совсем мало.

Даже оптимистично предполагая, что министр Сенкевич (Bartłomiej Sienkiewicz) ошибается, и польское государство существует, следует сказать, что оно стоит перед лицом самого серьезного кризиса за последние 25 лет. Проблема в том, каким образом Польша включилась в игру за абсолютно приоритетные для собственного существования и безопасности вопросы международной политики. Важнейшие люди в государстве и подчиненные им ведомства оказались исключены из этой игры и, соответственно, бессильны перед бушующими вокруг нас историческими событиями. В момент, когда решается судьба экономического, политического, а, по сути, и цивилизационного уклада нашей части континента, стрелки истории переводят не поляки, а Владимир Путин.

В момент, когда наши уходящие вглубь веков желания и дремавшие в очередных поколениях мечты начали приобретать реальную форму, оказалось, что с точки зрения международной политики мы возвращаемся в эпоху, которую так прекрасно и неравнодушно описал знаменитый предок незадачливого министра. Лишь бы не оказалось, что когда в следующий раз польский ад остынет и спадет пыль от партийных склок, стычек на почве амбиций и разнузданного использования служебного положения в личных целях, мы проснемся в реальности, в которой французский министр вновь прокомментирует российскую пацификацию Польши словами «в Варшаве царит порядок» (отсылка к высказыванию дипломата Ораса Себастьяни (Horace Sébastiani) 1831 года, — прим.пер.).

И даже если через много лет окажется, что «скандал с прослушками» устроил вовсе не Путин и его коллеги по предыдущей работе, следует признать, что с их точки зрения сложно было придумать что-нибудь получше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.