В 1945 году Япония обратилась к СССР, единственной из держав антигитлеровской коалиции, с которой она не находилась в состоянии войны, с просьбой выступить посредником в переговорах о прекращении военных действий. Но в то время Сталин совершенно не желал, чтобы Япония капитулировала прежде, чем Москва присоединит к себе те дальневосточные территории, на которые уже давно имела виды.

К началу 1945 года даже наиболее фанатичные представители японских правящих кругов пришли к убеждению, что война проиграна окончательно. Но при этом многие из них готовы были сражаться до последнего конца и нанести значительный урон противнику, как только он высадится на японский архипелаг.

План Кецу-Го, разработанный на случай высадки американских войск на остров Кюсю (американские военные выбрали именно его для начала штурма остальной части японского архипелага), предполагал применение против них тысяч самолетов и катеров, управляемых камикадзе.

При этом другая часть военно-политического руководства Японии выступала за мирные переговоры. Одним из таких людей был министр Императорского флота, адмирал Мицумаса Ёнай (Misumasa Yonai). Другой адмирал Кантаро Судзуки (Kantaro Suzuki), глава кабинета министров, занимал двусмысленную позицию, посылая Вашингтону и Токио сигналы о том, что Токио готов к переговорам, но при этом публично высказываясь за продолжение войны.

В любом случае, союзники отвергли туманные японские предложения, требуя безоговорочной капитуляции. Главным камнем преткновения были фигура императора и его будущий статус. Но время шло, положение Японии становилось все более отчаянным, а постоянные бомбардировки американской авиации превращали страну в руины. В создавшейся ситуации Токио решил обратиться к Советскому Союзу, единственной из держав антигитлеровской коалиции, с которой он не находился в состоянии войны. Ссылаясь на то, что нейтралитет Японии во время немецкой агрессии спас СССР, руководство этой страны обращалось к Сталину выступить посредником в переговорах с США и Великобританией.

Иного выбора у Токио не было. Из всех антигитлеровской коалиции СССР, хотя и не вел боевых действий против Японии, был наименее заинтересован в ее капитуляции. В то время как другие союзные страны стремились покончить с японским милитаризмом и той опасностью, которую он в себе таил, СССР хотел гораздо большего. Кремлю нужны были все территории, утраченные Россией в начале века в результате войны с Японией, помимо части острова Сахалин и островов Курильской гряды, что означало бы прямой выход к Тихому океану из дальневосточных портов СССР.

А для этого Москве было необходимо, чтобы война продолжалась. В таком случае у СССР было бы время для переброски своих войск из Европы на новый театр боевых действий и объявления войны Японии. Именно так и произошло. И хотя Япония в конце концов пошла на капитуляцию, которую признали все страны антигитлеровской коалиции, Советская армия не прекратила боевых действий до тех пор, пока не добилась практически всех своих целей. И только тогда, через десять дней после того, как остальные союзные страны договорились о прекращении огня и выполнили эту договоренность, Москва решила, что война окончена.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.