Федеральный суд присяжных в понедельник признал бывшего сотрудника ЦРУ Джеффри Стерлинга (Jeffrey Sterling) виновным в разглашении репортеру New York Times информации об операции, направленной на срыв иранской ядерной программы.

Информация, переданная журналисту газеты New York Times Джеймсу Райзену (James Risen) и появившаяся в 2006 году в его книге State of War (Состояние войны), указывает на то, что ЦРУ в рамках программы, осуществлявшейся под руководством Стерлинга, передавало Ирану через русского агента преднамеренно искаженные чертежи ядерного оружия.

Райзен отказался назвать Стерлинга своим источником, однако жюри присяжных решило, что для признания его виновным оно обладает достаточными косвенными уликами. Во время процесса обвинение заявило, что среди этих улик - материалы переписки между разведчиком и журналистом, факт осведомленности Стерлинга о проводившейся операции, а также его недовольство ЦРУ, проявившееся в том, что Стерлинг подал на управление исковое заявление с обвинением в расовой дискриминации.

Стерлинг, который может провести за решеткой годы, а то и десятилетия, все обвинения отрицает. Его адвокаты утверждают, что у обвинения нет доказательств для осуждения их подзащитного, и что утечку информации легко мог осуществить кто-то из аппарата сената.

Признание Стерлинга виновным - крупная победа администрации Обамы, которая сурово преследует разоблачителей и репортеров, получающих от них информацию. Белый дом закрутил им гайки гораздо суровее, чем любая другая администрация в истории США. В то же время многим высокопоставленным руководителям, причастным к делам об утечке информации, включая бывшего директора ЦРУ Дэвида Петреуса (David Petraeus), удается избежать обвинений.

Согласно данным Комитета защиты журналистов, министерство юстиции США при Обаме завело восемь дел по закону о шпионаже, которые связаны с утечками информации. Это в два раза больше общего количества дел, рассмотренных с момента принятия данного закона в 1917 году. Однако большинство обвиняемых пошли на сделку с правоохранительными органами и избежали суда. Так, бывший сотрудник ЦРУ Джон Кириаку (John Kiriakou), рассказавший о пытках, пошел на соглашение, в результате чего обвинения по закону о шпионаже были с него сняты, а он получил срок два с половиной года. Бывший сотрудник Агентства национальной безопасности Томас Дрейк (Thomas Drake), передававший информацию о перерасходе сметных ассигнований на секретную программу АНБ, также сумел избежать обвинений в шпионаже и отделался одним годом условно.

Белый дом также ведет охоту на репортеров. В 2013 году администрация подверглась критике, когда министерство юстиции организовало прослушивание телефонных разговоров на 20 с лишним линиях Associated Press, якобы в связи с утечкой информации об антитеррористической операции ЦРУ в Йемене. Недавно прокуратура министерства юстиции целый год потратила на то, чтобы заставить Райзена выдать своего источника, но журналист отказался это сделать, рискуя попасть за решетку.

Стерлинг оказался одним из немногих разоблачителей, чье дело дошло до суда. Директор по вопросам национальной безопасности и прав человека из Проекта по подотчетности государственного аппарата (Government Accountability Project) Джесселин Радак (Jesselyn Radack) заявила, что признание его вины произвело мощный пугающий эффект.

«Если откровенно, я поражена тем, что присяжные вынесли обвинительный приговор, основываясь исключительно на косвенных уликах», — заявила Радак Foreign Policy, назвав это решение «новой низостью в войне с разоблачителями».

Радак считает, что сторона защиты наверняка подаст апелляцию, однако отмечает, что решение присяжных отобьет у источников из государственных органов охоту и желание раскрывать журналистам важную информацию, а также напугает репортеров, пытающихся писать на такие темы.

«То, в чем его обвинили, парадоксально, — сказала она о Стерлинге, — потому что в ходе судебного процесса государство в итоге само раскрыло секретную информацию».

Министерство юстиции накануне процесса отказалось вызывать Райзена в суд повесткой, однако Радак считает, что этот шаг вызван интересами политической целесообразности из-за известности Райзена, но отнюдь не свидетельствует об отказе от мер по принуждению журналистов к раскрытию своих источников.

Радак и прочие защитники также утверждают, что решение суда о виновности Стерлинга особенно несправедливо в силу того, что высокопоставленные руководители в такой ситуации большей частью оказываются неприкасаемыми. В этом месяце New York Times со ссылкой на официальных лиц, которые не пожелали разглашать свои имена, не имея полномочий на раскрытие информации, сообщила о том, что сторона обвинения ФБР и министерства юстиции порекомендовала предъявить Дэвиду Петреусу обвинение в том, что он разглашал информацию своей любовнице. Однако Радак с коллегами не верит, что генеральный прокурор Эрик Холдер (Eric Holder) сумеет осудить бывшего высокопоставленного чиновника.

По словам Радак, рекомендация министерства юстиции Холдеру предъявить обвинение Петреусу «на самом деле призвана отвлечь внимание общественности от энергичной охоты министерства на Стерлинга».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.