wPolityce.pl: Вы открыто критиковали фильм «Ида», говоря о его антипольском содержании. Между тем картина получила «Оскара», и о ней говорят СМИ всего мира. Возможно, это удачный случай для рекламы Польши? Может быть, эта награда для нас — хорошая новость?

Тадеуш Плужаньский (Tadeusz Płużański):
Напомню, что не я один выражад сомнения и критиковал этот фильм. Многие поляки критично высказывались по поводу этого произведения. Я напомню о призыве Лиги «Против клеветы», на который, к сожалению, не ответили. Лига требовала предпослать фильму сообщение об историческом контексте фабулы, чтобы этот фильм не искажал действительность. К сожалению, такого дополнения не сделали, а Польский институт киноискусства (PISF) на наш призыв не отреагировал. Теперь искаженный образ истории распространяется по миру и получил «Оскара».

— Многие этого ожидали, говоря, что это хороший фильм.

— Но я с самого начала указывал, что эта лента не должна участвовать в конкурсе в качестве польской, хотя ее так представляют. Это антипольский фильм. Я совершенно не рад этому «успеху», и считаю, что картина приносит нам больше вреда, чем пользы.

— Почему?

— Она показывает историю в кривом зеркале, а поляков изображает антисемитами. Это лживый образ. Антисемитами были немцы, немцы совершали массовые убийства. И на этом спорные моменты не заканчиваются. Второй — это отсылка фабулы к биографии сталинского прокурора Хелены Волиньской-Брус (Helena Wolińskiej-Brus). В фильме она изображена персонажем, достойным сочувствия. Показывается, что хотя она и делала плохие вещи, но может сложиться впечатление, что она просто стала жертвой системы. Это второй совершенно лживый аспект фильма. Я не отказываюсь от своих критических оценок.

— Даже после присуждения «Оскара»?


— После «Оскара» ничего не изменилось. Я не считаю, что это реклама Польши и польского кинематографа. Мир вновь увидел и наградил фильм, который изображает поляков в очень невыгодном свете. Это педагогика стыда, которой нас кормят уже давно, и которую мы сами себе навязываем. Польский режиссер снял польский фильм, но это такое произведение, которое возлагает на нас самую главную вину XX века. Нужно продолжать протестовать, чтобы кто-то наконец опомнился и даже после «Оскара» внес коррективы, о которых я говорил. Как западные зрители смогут воспринять, понять фильм, не зная польской истории? Они решат, что поляки сами по себе истребляли евреев, никакой немецкой оккупации у нас не было, а это просто наша извечная болезнь или даже хобби. С такой фальсификацией мириться нельзя.

— Но, с другой стороны, звучат такие аргументы, что сейчас все говорят о Польше и польском кинематографе, что «Ида» и Павел Павликовский (Paweł Pawlikowski) делают нашей стране рекламу. Президент, премьер, министр культуры указывали, что вручение «Оскара» чрезвычайно важно для Польши с точки зрения маркетинга. Возможно, это самое главное?

— Очень обидно слышать такие слова из уст важнейших лиц страны. Стоит задуматься, чему так радуются представители государственной власти. Возможно, они не видели этот фильм. А если президент, премьер и министр культуры его видели, восхищаются им и считают, что это реклама Польши, то мы живем в двух разных государствах и обладаем совершенно разной восприимчивостью. Видимо, у тех людей, которые нами сейчас руководят, совершенно искаженный образ Польши и всего польского. Им подходит такая линия, что мы должны сами очернять себя перед всем миром. Это прецедент мирового масштаба — власти делают все возможное, чтобы выставить свою страну за границей в как можно более неприглядном свете. Это пагубная практика, которая не лучшим образом характеризует наше руководство.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.