За поддержкой популистов на выборах, страхом перед будущим, потерей доверия политиками и элитами и разочарованием в демократии всегда скрывается одна и та же причина: судьба среднего класса. Это явление приобретает разные масштабы в промышленно развитых странах, однако, по сути, речь идет об одном и том же. Если в послевоенные годы экономика ставила на первое место средний класс, последние 40 лет он ощущает себя брошенным на произвол судьбы.

Инициатива Обамы

В период с 1948 по 1973 годы доходы среднего класса росли на 2,8% в год. Иначе говоря, они удваивались каждые 25 лет, на рубеже смены поколений. У людей была уверенность в собственном будущем и будущем детей. Однако затем, с наступлением нефтяного кризиса и приходом к власти Рейгана, в доходах среднего класса обнаружился застой. Благосостояние перестало расти, а у людей возник страх потерять работу и скатиться вниз по социальной лестнице.

Политические партии были в курсе этих радикальных перемен, но не сделали для себя должные выводы.

И хотя за последние годы власти принимают множество мер и решений по менее обеспеченным слоям населения (минимальная зарплата, социальные программы, снижение отчислений...), они, как кажется, не делают ничего для среднего класса, которому пока приходилось выкручиваться из всего самостоятельно. Кроме того, с учетом числа его представителей (53 миллиона человек в США с заработком от 35 000 до 100 000 долларов в год), меры его поддержки либо не согласованы, либо стоят огромных денег.

Барак Обама, безусловно, стал первым, кто переориентировал свою работу на средний класс. Так, в последнем послании Конгрессу 20 января он говорил об «экономике среднего класса».

Но это не значит, что он бросает нуждающихся. Благодаря пособиям по безработице и с такими трудностями введенной им системе здравоохранения число живущих за порогом бедности американцев осталось прежним, тогда как без этих мер оно бы увеличилось на 5%. В отношении среднего класса он дал старт политической программе, которая финансируется за счет увеличения налогов на прибыль с капитала и доходы самых богатых. Речь идет о повышении минимальной зарплаты, введении пособий (по уходу за ребенком, учебе, помощи работающим семьям) и приоритетном положении начального образования.

Три эпохи послевоенной экономики

Но все это ерунда, скажут некоторые, потому что по разным подсчетам (в том числе и Brookings Institution) прирост дохода составляет от 12 до 150 долларов на семью. А это нельзя даже сравнивать с сотнями долларов экономии из-за снижения цен на бензин. На самом же деле президент рассчитывает на возобновление экономического роста и снижение безработицы для естественного восстановления позитивной для среднего класса тенденции: зарплаты в частном секторе в конечном итоге все же должны пойти вверх. И пока у Обамы есть основания надеяться на лучшее: даже такая крупная сеть, как Wallmart, намеревается поднять зарплаты в этом году.

Тем не менее переориентация налоговой и экономической политики на поддержку среднего класса должна идти дальше, намного дальше.

Главный экономический консультант Белого дома Джейсон Фурман приводит три фактора, которые лежали в основе благополучия среднего класса в послевоенные годы, но в последствии обернулись против него: производительность, участие в труде и неравенство. Три этих фактора условно разделяют хронологию на три эпохи.

Прежде всего, это период 1948-1973 годов, «эпоха общего процветания»: производительность была высока, женщин принимали на работу, а неравенство сокращалось. Доходы, как мы уже говорили, росли на 2,8% в год. Доля 1% самых обеспеченных людей в общих богатствах нации сократилась с 11,3% до 7,7%.

Далее, это период 1973-1995 годов, «эпоха участия»: повышение производительности застопорилось, а показатели экономического роста обрушились (нефтяной кризис). Хотя все больше и больше женщин начали приносить домой зарплату, средние доходы 90% семей все равно сокращались на 0,4% в год. А доля 1% самых состоятельных граждан в национальных богатствах возросла до 13,5%.

Наконец, третий период с 1995 по 2013 год, «эпоха подъема производительности»: темпы прироста производительности идут в гору, число работающих женщин достигает пика (у мужчин этот показатель наоборот несколько снижается), а неравенство достигает невиданных прежде величин. Доля 1% богатых подскакивает до 17,5%, в то время как зарплаты всех остальных сокращаются.

«Смысл экономики среднего класса в том, чтобы помочь работающим семьям обрести уверенность в постоянно меняющемся мире», — заявил Обама.

Достижение поставленной цели опирается на три фактора. Объявленные президентом США меры направлены на поддержку производительности путем инвестиций в инфраструктуру и образование (для повышения среднего профессионального уровня), помощь стремящимся работать женщинам и борьбу с неравенством с помощью минимальных зарплат и налогов для самых богатых.

Экономический рост — главное оружие

Самый главный фактор во всем этом — это производительность: при сохранении позитивных тенденций семьи зарабатывали бы на 58% больше, то есть на 30 000 долларов в год. По сравнению с этим воздействие неравенства ощутимо меньше: при распределении богатств по послевоенной схеме каждая семья зарабатывала бы на 18% больше, то есть на 9 000 долларов в год.

Это означает что размышления политиков об «экономике среднего класса» находятся только в начале пути, и что налоги не могут быть ее альфой и омегой.

Кроме того, это говорит о том, что экономический рост является главным оружием властей. Правительство может помочь бедным даже в условиях застоя. Но оно ничего не может сделать для среднего класса, если экономика стоит на месте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.