Редкий случай для голливудского блокбастера: в «Разломе Сан-Андреас» главные герои — одного возраста. Но почему фильм про землетрясение представляет собой своего рода тенденцию?

Самое шокирующее в «Сан-Андреасе», новом фильме-катастрофе про смещение земных плит с участием Дуэйна Джонсона (теперь нам уже нельзя называть его Скалой — очень жаль, если учесть историю фильма), это не столько довольно скверные диалоги или Кайли Миноуг в эпизодической роли «красотки неопределенной национальности», сколько случайное нарушение в фильме основного правила блокбастеров.

В картине Джонсон снимается в паре с Карлой Гуджино, актрисой, которая... внимание... абсолютная... его... ровесница. Как в нормальной человеческой паре!

Обоим — по 43, и на самом деле Гуджино даже на восемь месяцев старше, однако в фильме не проскальзывает ни одна из шуточек в духе миссис Робинсон. Настоящая победа феминизма!

Я, конечно же, шучу, но, учитывая недавний анекдот от Мэгги Джилленхол о том, что ей было отказано в роли, потому что ее сочли слишком старой, чтобы играть в паре с актером старше ее на 18 лет, сексистская дискриминация по возрасту в Голливуде пока еще никуда не делась. В прошлом году мы видели, как в «Гранях будущего» 51-летний Том Круз влюбляется в 31-летнюю Эмили Блант, в «Магии лунного света» следили за романом 53-летнего Колина Ферта с 25-летней Эммой Стоун, а 47-летний Джон Фавро в «Поваре на колесах» сооружал предшествующую сексу пасту для 29-летней Скарлетт Йоханссон. А теперь посмотрим, кто стал спутником 53-летней Джулианны Мур в «Воздушном маршале»? Ченнинг Тейтум? Зак Эфрон? Отнюдь нет, она заполучила шестидесятилетнего Лиама Нисона.

Единственным киножанром, где возраст героев, кажется, более всего сбалансирован, являются фильмы-катастрофы. Помимо ведущей пары в «Разломе Сан-Андреас», романтическая дрожь также пробегает между Полом Джаматти и Арчи Панджаби, которая всего на пять лет его моложе. В «2012» Джон Кьюсак весь фильм пытается воссоединиться со своей бывшей женой, которую играет Аманда Пит, причем разница в возрасте между актерами составляет всего пять лет, а исполнителями ролей второго плана стала пара Чиветел Эджиофор и Тэнди Ньютон, которая на пять лет старше своего партнера. И ни один из членов зрительской аудитории от отвращения не поперхнулся попкорном!

В «Послезавтра» Деннис Куэйд был женат на Силе Уорд, с возрастной разницей всего в три года. В «Пике Данте» мы видим поцелуй Пирса Броснана и Линды Хэмилтон, которых разделяют только четыре года. В «Армагеддоне» Бен Аффлек затевает игру фигурными печеньками на теле Лив Тайлер, которая моложе его всего на пять лет. Только в прошлом году в значительной степени забытом фильме «Навстречу шторму» мы наблюдали лишь шестилетнюю разницу в возрасте между «забыл его имя» (Ричардом Армитиджем) и «как ее там» (Уэйн Кэллис).

Так почему же фильмам-катастрофам, в отличие от других блокбастеров, за последние 20 лет удается представить нам более правдоподобные по возрасту пары? Можно было бы привести в качестве аргумента тот факт, что внимание в них сосредоточено не столько на романтике, сколько на чем-то гигантском, врезающемся во что-то еще более гигантское, но разве фильм «Неизвестный», триллер в духе Хичкока, повествует о развитии отношений между Лиамом Нисоном и его женой, которую играет Дженьюари Джонс, на 25 лет его моложе? Разве каждый из фильмов «Миссия невыполнима» рассчитывает на наше предвкушение увидеть еще более молоденькую спутницу Тома Круза, которой он передает секретную информацию? Едва ли.

Один из факторов, который, вероятно, играет свою роль, это звездный состав. Фильмы-катастрофы, как правило, продаются за зрелищные спецэффекты, а не за актерский талант, и когда картина разворачивается вокруг одного из актеров класса А, таких, как Дуэйн Джонсон или Пирс Броснан, то подбирать ему в пару еще одну звезду такого же масштаба в рамках данного жанра оказывается уже не столь важно. Сальма Хайек недавно прокомментировала кастинг, на котором ее кандидатура на роль была отклонена из-за того, что исполнитель главной мужской роли ее не одобрил. Вполне вероятно, что в случае фильмов-катастроф это право забирают из рук актера и возвращают в студию. А там главным приоритетом всегда является урезание расходов и, как бы жестоко это ни звучало, пожилая актриса, вероятно, обходится дешевле.

К сожалению, фильмов-катастроф не так уж много, и выходят они редко, а потому их влияние на киноиндустрию скорее всего минимально. В этом году нам еще предстоит увидеть Тома Круза, флиртующего с 32-летней Ребеккой Фергюсон, в следующей «Миссии», равно как и Брэдли Купера в паре с Эммой Стоун, несмотря на разницу в 14 лет.

Но и в апокалиптических боевиках, пытающихся устранить возрастное несоответствие, обнадеживает то, что даже тогда, когда мир приближается к катастрофе, гендерное равенство остается на вершине замысла. После того, как спадает приливная волна.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.