Издающаяся в городе Тампа Бей газета Times представила объяснение того, почему в местных школах, где большинство составляют темнокожие ученики, господствуют жуткий хаос, насилие и опасность.

Виноваты в этом белые люди.

И как раз по этой же причине, естественно, насилие и опасность господствуют в черных школах в Балтиморе, Сент-Луисе, Филадельфии, Вашингтоне, округ Колумбия, Милуоки, Лос-Анджелесе, Чикаго, Детройте, Рочестере, Ютике, Олбани, Сиракьюсе, Питтсбурге, Гаррисберге… это весьма длинный список.

В газете Times приводятся данные о том, как насилие со стороны черных в эпических масштабах направляется на учеников, родителей, учителей, администраторов, торговцев, соседей, водителей автобусов — по сути, на любого человека, кто подходит близко к этим черным школам.

Ситуация в целом такая же и в остальной части страны — как это с документальной точностью описано в увлекательном бестселлере под названием «Не надо злить чернокожих ребят» (Don’t Make the Black Kids Angry). На самом деле, материала было даже слишком много, и поэтому многие эпизоды не вошли в окончательную версию книги, но с ними можно познакомиться в статье под названием «Недостающая глава о черном насилии в школах» (The Missing Chapter on black violence in schools).

В этой статье также говорится о том, как долго школы игнорировали, отрицали, не замечали, приуменьшали уровень и интенсивность насилия — и даже лгали на этот счет.

Некоторые новости из газеты Times: 

«В течение всего восьми лет члены Школьного совета округа Пинеллас (Pinellas) превратили пять школ в кварталах с черным населением в одни из самых плохих школ во Флориде. 

Сначала они отказались от интеграции и превратили их преимущественно в школы для бедных и черных.

Затем они не сдержали обещаний относительно предоставления большего количества денег и ресурсов.

После чего, когда чернокожие дети в огромном количестве стали сильно отставать, а подвергаемые чрезмерному стрессу учителя стали отказываться от своей работы, когда дети из семей среднего класса стали в массовом порядке уходить в другие школы, Школьный совет лишь пассивно наблюдал за происходящим и ничего не предпринимал».

Черные люди совершают акты насилия? Невинные жертвы обстоятельств.

Обращает на себя внимание то, что в этой состоящей из нескольких частей статье — более 15 тысяч слов — отсутствует какое бы то ни было упоминание о федеральной политике, по которой несоответствие в успеваемости, поведении или дисциплине в школе представляется как следствие всего лишь одной причины: белого расизма.

А еще там нет указания на то, что все учителя в государственных школах Америки это знают. И нет упоминаний о том, как это меняет поведение учеников. Возвращаемся в Тампу.

«Вот что значит ходить в школу, расположенную в черном квартале округа Пинеллас».

Салима Буллок (Salima Bullock) начала учиться во втором классе начальной школы Кемпбелл-Парк (Campbell Park) осенью 2013 года. Не прошло и 10 минут после ее прихода, как ученик из ее класса ударил ее по лицу.

После этого каждый день возникали новые угрозы.

«Они обзывали меня, называли меня уродиной и говорили, что изобьют меня», — сказала Салима.

Всего через несколько месяцев эту 8-летнюю девочку избили два мальчика.

В тот день она покинула школу в машине скорой помощи.

История Салимы является отражением неприглядной реальности: в наиболее сегрегированных начальных школах округа Пинеллас насилие стало часть обыденной жизни.

В начальной школе Кемпбелл-парк второклассник угрожал убить и изнасиловать двух девочек, размахивая при этом кухонным ножом, который он принес в школу в своем рюкзаке.

В начальной школе Фэйрмаунт-парк (Fairmount Park) 9-летний мальчик ударил по голове сувенирной бейсбольной битой двоих детей из подготовительного класса.

В начальной школе Максимо (Maximo) несколько первоклассников повалили девочку из своего класса на землю, стянули с нее трусы и затем лапали ее.

На тот день, когда Салима была госпитализирована, было уже зарегистрировано более 1100 инцидентов с применением насилия (в период с 2013 года по 2014 год). Это происшествие так поразило ее маму Тэмми Буллок (Tammy Bullock), что она приняла решение вернуться вместе с семьей в Филадельфию. Она сказала, что предпочитает рискнуть и выбрать одну из городских государственных школ, чем оставаться в Сент-Питерсберге.

«Ничего подобного я в своей жизни не видела, — сказала Буллок, имея в виду начальную школу Кемпбелл. — Это привело меня к выводу о том, что Господь  против того, чтобы моя семья оставалась во Флориде».

До недавнего времени окружные чиновники замалчивали некоторые серьезные инциденты и не передавали данные в государственную службу, отслеживающую вопросы безопасности в школе — это явное нарушение закона штата, и в результате школы выглядели более безопасными, чем они были на самом деле.

«Я не думаю, что власти округа, действительно, понимают, что там происходит и насколько экстремальной может быть ситуация, — сказала Дженна Стрикленд (Jenna Strickland), работавшая с подготовительными классами в начальной школе Лейквуд (Lakewood) с 2008 по 2014 год. — Руководство округа понятия не имеет о том, что, на самом деле, происходит в этих школах».

И речь идет, конечно, не только о Тампе — в этом убеждает беглый взгляд на проблему насилия в черных школа в других частях страны.

Давайте начнем с «полного хаоса» и «диких драк» в черной средней школе в Филадельфии, в районе Овербрук. Ноябрь 2013. Давайте зайдем в филиал телекомпании CBS:

«Полнейшая неразбериха. Ученики находятся в коридоре, они курят в туалете — сигареты, марихуану, — говорит сотрудник. — Мы не можем их контролировать, и работать здесь, на самом деле, опасно и для нас, а дети в школе не получают вообще никакого образования».

Тот же сотрудник заснял на свой сотовый аппарат, как ученики бегут в столовой, чтобы посмотреть на драку, произошедшую три часа назад.

Здесь настоящий зоопарк. Родителям, на самом деле, нужно прийти сюда и посмотреть, что происходит в этой школе, потому что это ужасно», — сказал этот сотрудник в беседе с корреспондентом CBS.

Сотрудник школы, попросивший не называть его имени, сказал в своем интервью, что подобные поведение не является чем-то необычным».

О да, такие вещи происходят постоянно, и такая ситуация сложилась уже давно.

А что можно сказать о городе Патерсоне, штат Нью-Джерси? В марте 2014 года заголовки сообщают нам суть произошедшего: «Учителя говорят, что драки в расположенной в Патерсоне школе №12 являются частью общей тенденции».

В других средствах массовой информации это событие названо большой дракой. В любом случае, в Союзе учителей говорят о том, что подобные вещи происходят здесь постоянно:

«Сотрудники школьной администрации округа назвали эту драку в начальной школе «изолированным событием». Однако глава Союза учителей сказал, что подобные вещи происходят постоянно. «Мы получаем сообщения по электронной почте от учителей о многочисленных случаях проявления насилия, и подобные вещи происходят постоянно», — отметил Джин Харвелл (Gene Harvell), второй вице-президент Образовательной ассоциации Патерсона, то есть объединения, представляющего учителей города».

Или возьмем, к примеру, город Сент-Луис, у которого такие же проблемы с насилием среди чернокожих, а его причиной являются те же самые белые учителя.

Репортер местного филиала телекомпании Fox побеседовал с одним учителем, который рассказал ему о том, что обычно происходит в школах города Фергюсона: постоянный хаос. Постоянное насилие, жертвами которого теперь становятся и учителя. Да, конечно, такая ситуация существует уже давно, сказал этот репортер, просматривая кипу бумаг с описанием последних инцидентов (193).

Издающаяся в Сент-Луисе газета St. Louis Post–Dispatch поспешила дать объяснение недавнему массовому оттоку черных учеников из черных классов в средней школе в Фергюсоне, которая скоро будет называться в честь Майкла Брауна (Michael Brown) (О’кей, это я придумал) — виноваты в этом белые учителя.

«Многие новые учителя — белые, и раньше они преподавали в более богатых школах в пригородах, — подчеркивалось в этой статье. – Некоторые из них пытаются установить контакт со своими учениками, большинство из которых черные и из бедных семей». Наказание за отсутствие «контакта» — насмешки, оскорбления и насилие, и в результате многие белые учителя отказываются от работы в школах Сент-Луиса уже после первого дня.

А какая ситуация в Балтиморе, в одном из крупнейших в Америке округов с большим количеством черных? Из 2998 учителей, охваченных проведенным исследованием, 80% подверглись нападению на своем рабочем месте, отмечается в материале местного отделение телеканала ABC. Только в городе Балтиморе сотрудники школ подали в 2013 году более 300 заявлений о получении ранений в результате нападения учеников. В Балтиморе каждый день совершается нападение на четырех учителей.

Газета Investors Business Daily, наряду с другими изданиями, сообщила об этом в июле 2014 года. В ней было опубликовано несколько материалов, рассказывающих о том, как технократы из Министерства образования и Министерства юстиции оказывали давление на школьные округа по всей стране, пытаясь добиться реализации распоряжения президента относительно успехов в образовании для афроамериканцев. В том числе в нем говорилось о необходимости исправить политику, в результате которой черные ученики непропорционально подвергаются наказанию за нарушение школьной дисциплины».

Эта статья призывает к тому, чтобы было больше черных учителей и меньше отстранений от занятий черных учеников. Газета Investors Business Daily предупредила о грозящей катастрофе:

«Как мы и предсказывали, политика режима Обамы, направленная против отстранения от занятий, вызывает негативный результат. Учителя Лос-Анджелеса жалуются на то, что склонные к насилию ученики запугивают их и, по сути, сами управляют классами.

В 2011 году Департамент образования обвинил Объединенный школьный округ Лос-Анджелеса в дискриминации чернокожих мальчиков, которых отстранили от занятий за плохое поведение в непропорциональном масштабе. Этот департамент дал указание снизить количество отстранений от занятий, и сделано это было в надежде на то, что составляющие меньшинство непослушные ученики будут посещать школу и получать образование.

Школы этого округа обязали также реализовать план, направленный на сокращение непропорционального количества дисциплинарных наказаний в отношении афроамериканских учеников, отмечается в этой пятистраничной инструкции. Главный инспектор этого школьного округа согласился «изменить свою политику, процедуры и практику.

В прошлом году школы Лос-Анджелеса стали первыми в штате, где был введен запрет отстранять учеников от занятий за «упрямое неповиновение». В результате общий показатель отстранений от занятий сократился в 2008 году с 8% до 1,5%.

Вместе того, чтобы быть вышвырнутым из школы или понести другое серьезное наказание, теперь даже при повторных нарушениях ученики подвергаются процедуре «восстановительного правосудия» (restorative justice).

Они могут обсуждать последствия своего плохого поведения, и в этих целях часто проводятся «беседы», в ходе которых учителя образуют вместе с детьми «группы для обсуждения» в целях укрепления «культуры взаимопонимания». В подобных беседах неизбежно речь заходит о расизме и «предвзятости белых». Учителей специально готовят для того, чтобы черные дети «почувствовали уважение». Придерживающаяся левых взглядов группа, подготовившая более 2 тысяч учителей Объединенного образовательного округа Лос-Анджелеса, а также «координаторов по восстановительному правосудию», считает, что эта программа способствует снижению предвзятого отношения, которое является одной из причин диспропорционального применения дисциплинарных мер.

Но, на самом деле, эта политика предоставляет хулиганскому меньшинству оправдание для дальнейшего плохого поведения.

В действительности эта политика лишь увеличила количество прерванных занятий и угроз в отношении учеников и учителей — как мы и предсказывали в опубликованной в январе статье под названием «Направленная против дисциплинарных мер инициатива может представлять угрозу для школьников».

В своих выступлениях на радиостанции NPR инициаторы этой политики настаивают на том, что чернокожие дети, отстраненные от занятий, являются, на самом деле, жертвами расизма, а не своего собственного — часто преступного — поведения.

«Чернокожие ученики отстраняются от занятий и выгоняются с уроков значительно чаще, чем белые дети в 13 южных штатах — таковы результаты нового анализа федеральных данных.

Во время академического года 2011–2012 1,2 миллиона чернокожих учеников были отстранены от занятий в государственных школах.

Хотя черные ученики составляют всего 24% от общего количества учащихся в Южном школьном округе, они составляют 55% от числа отстраненных от занятий учеников и 50% от учеников, выгнанных из класса».

Глен Синглтон (Glen Singleton) является лидером группы, занимающейся разбором жалоб относительно проявления расизма в сфере образования. Он и его подручные посещают сотни школьных округов по всей стране и объясняют учителям, как они должны в первый раз провести «смелый разговор», если они собираются учить чернокожих учеников.

А под словом «смелый» Синглтон подразумевает следующее: белые учителя должны быть достаточно смелыми и должны признать, что они расисты — и что их расизм является причиной различия в поведении черных и белых учеников, их успеваемости и дисциплины.

В полном соответствии с распоряжением президента.

По словам Синглтона, черные ученики, на самом деле, не так часто нарушают дисциплину в школе. Это просто белые учителя не понимают черных учеников. Так, например, черные ученики любят громко разговаривать в классе. Синглтон считает, что они, таким образом, в действительности, не мешают работе и что их просто так научили вести себя в церкви.

Так ведут себя черные.

Кроме того, сам стиль изучения у черных и у белых различается. «Белый разговор» является «вербальным», «интеллектуальным» и «ориентированным на задачу», — считает Синглтон. Тогда как «комментарий цветных» является «эмоциональным» и «личным». По мнению Синглтона, белым учителям не просто установить контакт с четными учениками, потому что черные люди «каждый день говорят о расовых вопросах, пусть даже между собой». А у белых людей существует усвоенная установка «не делать этого».

В то время как Гленн Синглтон утверждает, что нет ничего неправильного в насилии черных в школе и что уход белых учителей ситуацию не исправит, чернокожие сотрудники образовательного ведомства по всей стране игнорируют создаваемые черными проблемы, потому что они не хотят «превращать в преступников» учеников.

Трейвон Мартин (Trayvon Martin) является наиболее знаменитым представителем такого подхода. Трейвона поймали на месте преступления с крадеными вещами и инструментом для взлома, однако он не был арестован из-за упомянутой политики. Джек Кэшилл (Jack Cashill) написал прекрасную книгу об этом, и она представляет собой первое, последние и финальное слово в криминальной истории святого Трейвона.

Секрет диспропорционального уровня насилия черных в школах не является секретом. Этот вопрос часто обсуждается на черных веб-сайтах, в том числе на TheGrio.com, Huffpo Black Voices, The Root.com, Ebony, Jet.

Гленн Синглтон усиленно пытается этого не заметить. Но он, все же, объясняет это в своем руководстве под названием «Смелые разговоры»:

«Белые учителя склонны удивляться тому, что черные и желтые ученики склонны к дракам в школе, — отмечает он. — Они спрашивают: Почему насилию обучают в домах цветных. Однако они не учитывают то, что на этих ребят, судя по всему, оказывает влияние то обстоятельство, что они растут в управляемой белыми стране, которая способна угрожать молодым цветным ребятам, в стране, которая не верит в их способность добиваться успеха и соблюдать законы, в стране, которая позволяет увеличиваться каждодневному расовому стрессу в кварталах, школах и школьных классах».

Эти проклятые белые расисты очень и очень заняты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.