Вашингтон — Несмотря на то, что Белый дом до сих пор отказывает Украине в предоставлении летального оружия, есть твердая надежда, что ситуация изменится уже скоро. Тем временем, Украина и США прорабатывают решение о расширении нелетальной помощи украинским военным. Об этом, а также о том, почему встреча Обамы и Путина может стать «плохим знаком», какие реформы будут следующими на Украине, в эксклюзивном интервью «Укринформу» рассказал первый заместитель председателя Верховной Рады Украины Андрей Парубий.

— Андрей Владимирович, вы сейчас находитесь с рабочим визитом в США. Какие важные встречи уже провели в Вашингтоне, можете ли рассказать, какие темы поднимались?

— Я встречался с членами Конгресса, представителями Белого дома, ведущими политиками. Одна из целей моего визита — обсуждение позиций по Украине с кандидатами в президенты США на выборах 2016 года, чтобы наш вопрос не утратил актуальность и оставался в топ-темах. Кроме того, состоялись встречи с рядом влиятельных советников и экспертов на украинском направлении. Это и Ян Бжезинский (младший), и бывший посол США на Украине Джон Хербст, и целый круг советников кандидатов в президенты от Республиканской партии. Что касается тем, то ключевой стала помощь Украине. В ней не исчезает из повестки дня летальное вооружение. Мы продолжаем настойчиво его обсуждать с министерством обороны США, Конгрессом, политическими деятелями на всех уровнях. Кроме того, шла речь об экономической помощи. Конечно, во время разговоров возникал также вопрос о возможной встрече Обамы и Путина. Меня спрашивали, какова наша позиция? Я очень четко и категорично ответил: эта встреча для Путина может означать поощрение его агрессии. То есть, чем больше он убьет людей, чем больше пошлет танков в другие страны, тем больше с ним будут разговаривать. Думаю, это будет нести негативный знак для мира в целом и для Украины в частности.

— В начале года, когда вы были в Вашингтоне, говорили с властями США об оружии для Украины. Что удалось реализовать с того времени, и почувствовали ли изменения в видении американцев в этом вопросе?

— Тогда у меня был список, который состоял из двух частей: нелетальное и летальное оборонное вооружение. Мы детально обсуждали все пункты относительно нелетальной помощи и, фактически, по всем позициям, которые были согласованы, Украина на сегодня получила эту помощь. Буквально по некоторым пунктам поставки еще продолжаются. Здесь идет речь о радарах, беспилотных летательных аппаратах, защищенной связи, бронированных автомобилях, которые являются очень важными на огромных заминированных территориях. Сейчас обсуждаются возможности расширения определенных позиций нелетальной помощи. Некоторые вещи будут вынесены на встречу Президента Украины с вице-президентом США в Нью-Йорке в ближайшие дни. Они, очевидно, будут озвучены уже по результатам переговоров. Впрочем, работа по расширению этого списка происходит уже сейчас. Что касается летального оборонного оружия -а это, прежде всего, противотанковые комплексы «Джевелин» — решения пока нет. Однако, по моему убеждению, его нельзя снимать с повестки дня. Оно является политическим и зависит от Белого дома, это не секрет. И Пентагон без этого решения технически не может решать передачу летального вооружения за границу. Оно остается актуальным, мы продолжаем убеждать наших партнеров, и я думаю, что есть надежды на успех. Ведь поведение Путина и его военные действия в Сирии демонстрируют необходимость более жесткого сдерживания агрессора, и теперь уже не только на Украине.

— Вы упомянули, что общались с членами Конгресса по ситуации в Сирии. Как они воспринимают роль России в обострении ситуации в регионе, а также связывают ли они проблему беженцев с такой активностью РФ?

— Да, они допускают, что это связано с желанием Путина глобально влиять на процессы. То, что происходит в Сирии, является очевидным и нескрываемым. По результатам встреч здесь, в столице США, могу лишь сказать, что не все были готовы к такому развитию событий, что Путин настолько активно в милитарном плане начнет действовать в Сирии. Я все время напоминал, что Сирии могло бы и не быть, если бы мы выступили более решительно и остановили Путина на Украине. То, что мы видим сейчас в Сирии, является следствием недостаточных усилий цивилизованного мира по утихомириванию агрессора. Думаю, что это дает нам дополнительные аргументы и надежды на то, что политическое решение относительно летального оружия для Украины будет принято.

— Сейчас много и на Украине, и на Западе говорят о необходимости финансовой поддержки Украины. Были ли во время ваших нынешних встреч в Вашингтоне очерчены новые перспективы на этом направлении?

— Мы говорили о финансовой поддержке, хотя это прерогатива министра финансов Наталии Яресько, которая также сейчас находится в Соединенных Штатах. Мы с ней здесь очень тесно коммуницируем по этому вопросу. Я занимаюсь, по большей части, направлениями, которые охватывают полномочия парламентских комитетов. Это вопрос безопасности, разведки, борьбы с коррупцией, что является самым важным сейчас в повестке дня. Собственно по этому поводу приходилось рассказывать много о том, что сделано на Украине, прежде всего, на законодательном уровне. Я говорил, что эти реформы не являются очень быстрым процессом, как, например, создание антикоррупционного бюро, но они являются очень основательными и начнут действовать в ближайшее время. Эта тема была особенно интересной для Белого дома. Наши партнеры обращают внимание: если власть Украины не будет способна преодолеть это явление, то может не увенчаться успехом и борьба на востоке Украины. А планы Путина по дестабилизации Украины могут иметь больший успех, если люди не увидят решительной и честной борьбы с коррупцией.

— Каких следующих шагов от Украины ожидают на Западе по проведения реформ?

— Сейчас мы проговариваем некоторые специфические вещи. Например, реформы в разведывательных службах, Вооруженных Силах, а также помощь в проведении этих реформ. То есть это ограничены секторные вещи. Очень много реформ мы проводим совместно с нашими зарубежными партнерами. Когда я был секретарем СНБО, мы делали обзор сектора безопасности. Вместе с советниками из США и Европы мы были привлечены в рабочую группу, где совместно готовили много реформ, особенно в упомянутом секторе. Поэтому можно сказать, что на Западе хорошо знают нашу повестку дня, но главный вопрос, который они выделяют, — это искоренение коррупции.

— Как бы вы оценили результаты ваших договоренностей на встречах в Вашингтоне?


— Результаты встреч, когда речь идет о реформах, не являются одномоментным ноу-хау, их часто приходится долго ждать. Это планомерная работа, результат которой видно намного позже. Впрочем, как и во время предыдущей поездки в Штаты в феврале, я нашел глубокое понимание украинского вопроса, правильные ориентиры в нашем сотрудничестве, а также общее видение развития Украины.