В последнее время Барак Обама достаточно часто забивал удачные голы средствам массовой информации, создавая впечатление, будто в плане внешней политики его мандат может завершиться лучше, чем начинался.

Породившая много споров ядерная сделка с Ираном, символическое сближение с Кубой — все это вызывало в отношении президента больше сочувствия, чем критики.

И тут появились два старых знакомых, Россия и Афганистан, чтобы выявить неспособность самого мощного государства в мире дать курс на согласованную политику, когда необходимо рискнуть — или когда обстоятельства не терпят промедления — применить на практике свою имперскую власть.

Что касается Москвы, то ее военное вмешательство в гражданскую войну в Сирии застало американцев врасплох.

Пока что американским ответом был демонтаж неэффективной программы обучения повстанцев, выступающих против диктатора Башара Асада, союзника России, и отправка для них контейнеров с более современным оружием.

Не удивляйтесь, если боец «Исламского Государства» сделает цифровое видео того, как он управляет противотанковыми ракетами американской компании Raytheon.

А теперь настала очередь Афганистана.

И снова признаки были очевидны. С тех пор как неспокойные президентские выборы в 2014 году были выиграны технократом Ашрафом Гани, в стране начался регресс, что, кажется, является ее естественным состоянием: раздробленная конфедерация «полевых командиров» различных племен, борющихся за власть.

Чтобы попытаться разрядить обстановку, в действие был введен ряд мер: так, на пост вице-президента был назначен один из самых безжалостных племенных лидеров, этнический узбек Абдул Рашид Дустум. Жесток, зато представляет 10% населения.

На самом деле, именно это крупнейшее символическое поражение Афганистана за весь постамериканский период и заставило Обаму удержать там свои войска до конца мандата.

В конце прошлого месяца талибы расширили круг своих побед, одержанных на территории Гильменда (на юге), прибавив к ним захват важного регионального центра Кундуз (на севере).

Оккупация длилась несколько дней и была отмечена атакой США, когда под обстрел попала больница, но она доказала, что после многих лет разделения, дезорганизации и смерти своего лидера талибы готовы также военными средствами заявить о себе как о политическом игроке.

Мы уже наблюдали, какой оказалась цена отказа от военного плацдарма после 11 сентября в Ираке, стране, правительство которой готово обращаться к России с просьбой об атаках против «Исламского государства» всего через четыре года после вывода Америкой основной массы своих войск.

Тем, кто любит исторические сопоставления, не будет лишним напомнить, что талибы существуют только потому, что США оставили на произвол судьбы партизан, которые помогли изгнать советские войска из Афганистана в 1989 году.

Вакуум привел к гражданской войне и возникновению отрядов боевиков, связанных с пуштунским большинством в регионе и поощряемых соседним Пакистаном.

С приближением президентских выборов в следующем году Обама, похоже, разыгрывает — по крайней мере, в Афганистане — ту же игральную кость, что и его предшественник Джордж Буш: подталкивая эту проблему следующему хозяину Белого дома.

Потенциальным кандидатам от демократов это едва ли по душе.