Военные учения «Запад – 2017» подчеркивают напряженность в отношениях между НАТО и Москвой, отметил московский шеф-корреспондент газеты The Wall Street Journal (29.08), указав, что российские военные опровергли опасения Запада по поводу этих учений. «Заместитель Министра обороны России генерал-лейтенант Александр Фомин заявил, что совместные российско-белорусские учения, которые пройдут в сентябре частично на белорусской границе с членами НАТО Литвой и Польшей, имеют „исключительно оборонительный характер“, проверяя способности войск реагировать на угрозы вероятного противника». Он также сказал, что «западные СМИ и политики „распространяли мифы о так называемой российской угрозе“ в преддверии учений».

«США развернули танковую бригаду в Центральной и Восточной Европе, что стало частью более существенного прикрытия восточного фланга НАТО, — напомнил автор. — Во вторник они направили с базы в Великобритании семь истребителей F-15С в Литву для того, чтобы прийти на смену Польше в исполнение миссии воздушной полиции НАТО над Балтийским морем, что стало нечто большим, чем обычное развертывание самолетов. Польша использовала для этой цели четыре истребителя F-16с, но США увеличили развертывание из-за того, что НАТО ожидает увеличении российских военных операций. США также перебросят 140 авиационных специалистов в Литву для поддержки миссии».

«Стоит ли нам бояться очередной военной генеральной репетиции?» — задался вопросом Питер Звак в журнале The National Interest (30.08). По его мнению, «Запад — НАТО и Евросоюз — должен готовиться к развитию событий по наихудшему сценарию, который учения „Запад“ демонстрируют нам каждые четыре года. Но нам не следует останавливаться на этом. Огромный российский арсенал тайных, чрезвычайно изобретательных операций по подрыву и дестабилизации так же опасен, как и традиционное оружие, используемое на поле боя. В сочетании с усовершенствованным неядерным потенциалом тот набор методов, который сейчас имеется в распоряжении Путина, доказывает, что Россия проводит такую подготовку к возможному конфликту, о которой нам, жителям Запада, пока мало что известно».

«Организация Североатлантического договора объявила, что отправит трех наблюдателей на военные учения „Запад“, но заявила, что приглашение Москвы не дотягивает до международных обязательств России», — указал Джулиан Барнс в The Wall Street Journal, (30.08). Два эксперта будут направлены в Белоруссию и один в Россию. Им будет разрешено участвовать в официальном «Инспекционном дне» этих учений. Оана Лунгеску, пресс-секретарь НАТО, заявила, что, хотя Североатлантический альянс приветствует это приглашение, но «оно не заменяет» те виды наблюдений, которые предусмотрены «Венским документом», международным договором, регулирующим военные учения в Европе.

 «„Венский документ“, который не имеет механизма принуждения, — отметил автор статьи, — требует проведение совещаний и информирования о сценариях учений и событий, а также доступа к отдельным военнослужащим и облеты зоны учений. „Россия и Белоруссия вместо этого выбрали избирательный подход, что не соответствует требованиям — сказала Лунгеску. — Такое уклонение от обязательной для исполнения прозрачности только поднимает вопросы о природе и цели учений“».

«Какое еще доказательство о секретных связях Трампа с Россией нужно после того, как стало известно об отправке личным адвокатом Трампа электронного письма пресс-секретарю российского президента Владимира Путина?— гневно вопрошала Дженнифер Рубин в The Washington Post (29.08). — Электронное письмо Майкла Коэна Дмитрию Пескову демонстрирует пример того, как официальный представитель бизнеса Трампа напрямую ищет содействия Кремля в продвижении бизнес-интересов Трампа».

Теперь Коэн настаивает, что предложение о строительстве «Башни Трампа» в Москве «никак не было связано с президентской кампанией Трампа». В ФБР, однако, будут искать доказательства того, что «Трамп или его агенты фактически согласились на лучшее отношение к Путину и России в обмен на настоящее или будущее строительство „Башни Трампа“ в Москве». А это могло бы «выйти за рамки сговора на откровенную коррупцию», — писала Дженнифер Рубин.

«Пресс-секретарь президента России Владимира Путина подтвердил в среду, что он получал просьбу о помощи в проекте строительства „Башни Трампа“ в Москве от близкого помощника президента Трампа во время проведения президентской кампании 2016 года, но добавил, что в Кремле не ответили на это письмо», — сообщил из Москвы корреспондент The Washington Post (30.08). И процитировал пояснение Пескова: «Поскольку мы не реагируем на подобные бизнес-темы, это не является нашей работой, то мы оставили это без ответа».

История «Трамп — Россия» продолжает жить, даже когда доказательства тайного сговора улетучиваются, — иронизировал Эд Роджерс в The Washington Post (30.08). – «Если Вы вдруг этого не заметили, то — не было недостатка в рассказах о связях президента Трампа с Россий. Они на первых страницах газет, и у них атмосфера некой экстренности. Но они не содержат ничего о том, что кампания Трампа была в сговоре с Россией. Когда-либо вообще. Вот как мастерски описал это Уиллис Крумхольц в своей обстоятельной хронологии событий и анализе, опубликованных в интернет-журнале Federalist во вторник, „У нас до сих пор нет никаких доказательств, что Трамп вступил в сговор с Россией“. Но — СМИ слишком много вложили в тему российского заговора, чтобы просто „собрать вещи и уйти“».

Если Конгресс не примет меры, Россия почти наверняка вмешается в выборы 2018 года, — уверял читателей Джим Аркедис в U.S.News (31.08). «Независимо от контактов предвыборной кампании Трампа с представителями российского правительства, 17 разведывательных агентств США единодушно пришли к заключению, что правительство России осуществляло хакерские атаки в ходе президентских выборов 2016 года. Они почти наверняка повторятся и на выборах 2018 года (промежуточные выборы в Конгресс состоятся осенью следующего года – прим. ред.). И никто ничего не предпринимает в связи с этим.

Наша способность свободно выбирать наших избранников — это самое святое, что мы имеем как граждане Америки. Нашим демократическим институтам по-прежнему угрожают как иностранная держава, так и президент, который, похоже, не заинтересован в принятии мер, чтобы остановить её. Америка должна получить помощь от республиканцев, возглавляющих Конгресс, чтобы они отдали предпочтение стране, а не партийным интересам».

Что Трамп делает на Украине? — интересовался Л. Тодд Вуд в The Washington Times (29.08) и пытался доказать, что «у Трампа есть собственный план по России и Украине, а … слухи о смерти внешней политики Трампа, которую он изложил во время своей предвыборной кампании, особенно что касается отношений с Россией, слишком преувеличены». Автор считает, что «у нас не будет войны с Россией. Но президент Трамп будет бороться за нашу безопасность, наши интересы и наших союзников. Он не согласится на умиротворение. Но он заключит сделку, которая выгодна Америке».

Надежды на мирный выход из украинского кризиса, но — с оговоркой, высказал и другой автор этой газеты, Эдуард Лозанский: «Трамп предсказал, что войдет в историю как величайший президент Соединенных Штатов. Чтобы добиться этого, он должен следовать своим предвыборным обещаниям и спасти нас от третьей мировой войны, тем самым заслужив себе эту честь. Но станет ли он так делать?» (The Washington Times, 29.08).

Джули Томпсон в журнале The National Interest (30.08) отметила, что «Вооружая Украину, Соединенные Штаты поставят себя в неловкое положение перед своими союзниками по НАТО». Она напомнила: «Соединенные Штаты в 2015 году уже поставили на Украину армейские вседорожники „Хаммер“, но эти машины были выпущены в 1980-х и 1990-х годах. Некоторые прибыли с пластиковыми дверями и окнами, из-за чего защита у солдат оказалась нулевой. Некоторые сломались, проехав несколько сотен километров, что стало результатом „слишком длительного хранения на складах“. Если поставить больше оружия, это не улучшит ситуацию. Отношения между США и Россией уже опустились до самой низкой отметки. А поставки нового оружия на Украину только усилят напряженность и создадут дополнительные риски, не принеся Соединенным Штатам никакой выгоды».

Трамп приказал России закрыть консульство в Сан-Франциско, сократить присутствие в Вашингтоне и Нью-Йорке, сообщила USA Today (31.08), назвав это «ответными мерами после высылки Россией американских дипломатов». «Мы хотим остановить нисходящую спираль, и мы хотим двигаться в направлении улучшения отношений, — заявила при этом пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс. — Но мы также желаем убедиться, что принимаем лучшие для нашей страны решения».

«Леонид Слуцкий, возглавляющий комитет Госдумы РФ по международным делам, назвал действия американцев „огромным нечестным шагом“, — указала газета. „Это означает, что США объявляют горячую фазу в дипломатической войне. Закрытие дипломатических учреждений гораздо более серьезно, чем высылка дипломатов или незаконное ограничение дипломатических полномочий“, — сказал Слуцкий». При этом председатель сенатского комитета по иностранным делам, сенатор-республиканец Боб Коркер, приветствовал решение Трампа.

«Дипломатические репрессалии подчеркивают продолжающееся ухудшение отношений между государствами, обладающими ядерным оружием, и скорее всего последуют новые акты ответных действий. А это означает, что надежды президента Трампа на более тесные связи с Россией отдаляются еще больше», — отметила в этой связи The Washington Post (31.08).

«В дополнение к корпоративному шпионажу, по мнению аналитиков, это консульство могло бы оказывать помощь в дальнейших хакерских усилиях России в США, — указала The New York Times (31.08). — „Русским нужен пинок под зад, чтобы они поняли — мы не собираемся просто терпеть это“, — сказал занимавший пост директора по России в Совете национальной безопасности в администрации Обамы Майкл Карпентер, [имея в виду вмешательство России в президентские выборы 2016 года]».

«Российские хакерские усилия на выборах, более масштабные, чем было известно ранее, привлекли мало внимания», — писала The New York Times (01.09) в обширном, но весьма пространном материале с массой логических противоречий. С одной стороны, «После кампании по выборам президента, обезображенной вмешательством России, местные и федеральные агентства провели что-то типа цифровой судебной экспертизы, обусловленной необходимостью оценить влияние, если таковое было, на голосование, в по крайней мере 21 штате, чьи избирательные системы стали объектами для российских хакеров».

Но при этом «Мы не знаем, были ли эти проблемы случайными или проблемами с компьютерными системами, или же это был местный хакер, или фактически неправомерные действия суверенного государства, — сказал Майкл Дэниел, который был координатором по кибербезопасности в Белом доме при Обаме. — Если вы действительно хотите знать, что случилось, то вам придется сделать много криминалистических экспертиз, провести большое исследование, а в итого даже и тогда вы не сможете выяснить все до конца».

The Wall Street Journal (04.09) рассказала о том, как и почему более двух десятилетий длится зависимость США от российских ракетных двигателей: с тех пор, когда Вашингтон и Москва — после распада Советского Союза — достигли соглашения по предотвращению распространения космических технологий для враждебных им государств.

В 1995 году корпорация «Локхид-Мартин» запустила СП с российскими предприятиями с целью предложить заинтересованным организациям по всему миру услуги по запуску коммерческих спутников. «Локхид» обеспечила СП маркетинговыми и управленческими знаниями, а россияне — поставляли ракеты «Протон», стартовые площадки и предоставляли поддержку со стороны промышленности.

По отдельному договору «Локхид» в середине 1990-х годов решила использовать двигатели РД-180, получившие известность как недорогие и надежные российские «рабочие лошадки», для обеспечения полетов обслуживающих Пентагон ракет «Атлас V».

На раннем этапе обсуждался вопрос о создании сборочной линии РД-180С в США. Но прогнозная цена в десятки миллионов долларов оказалась серьезным препятствием. Когда «Локхид» и «Боинг» создали СП по производству ракет в 2006 году для того, чтобы снизить затраты, Пентагон быстро отменил все предыдущие поручения на производство в США.