Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Yle (Финляндия): шопинг-зависимость можно сравнить по серьезности с игроманией

Биоэтик Ууситало: шопинг-зависимость по серьезности сравнима с игроманией

© Image by markusspiske from Pixabay / Перейти в фотобанкМагазин одежды
Магазин одежды
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
Читать inosmi.ru в
Граница между привычкой и зависимостью проходит в какой-то серой зоне, пишет биоэтик Сусанне Ууситало в статье для сайта Yle. Она объясняет, в чем заключается разница между нормальным шопингом и болезнью и как влияет на людей окружение и легкость совершения покупок.
«Если деньги заканчиваются, я беру кредит»
«Иногда я не могу представить свою жизнь без какой-то покупки. Это может быть одежда для ребенка, для меня самой, косметика — да что угодно. Если деньги заканчиваются, я беру кредит. И позже могу погрязнуть в микрокредитах».
Это слова одной молодой женщины. Я попросила пользователей Инстаграма рассказать о своих привычках в шопинге. В этой статье приводятся цитаты из тех ответов.
Зависимость от шопинга — одна из форм зависимости, однако она изучена не слишком хорошо.
Исследователь философии и биоэтик Сусанне Ууситало (Susanne Uusitalo), работающая в Университете города Турку, говорит, что любая деятельность человека может дойти до крайности. Это может быть опасным для самого человека, для его близких и, возможно, даже для общества.
«Полное смещение фокуса на какой-то один аспект — это ненормально. Но всегда есть исключения. Если, к примеру, профессиональный спортсмен тренируется три раза в день, питается и спит в соответствии со своими спортивными целями, направляет всю свою энергию на то, чтобы показать лучший результат на стометровке, мы вряд ли будем думать, что он страдает от зависимости».
«Думаю, разница между нормальным шопингом и зависимостью заключается в том, что ты не учитываешь свою финансовую ситуацию. Когда денег мало, нормальный человек покупает только самое необходимое. В случае с зависимостью ты не задумываешься о базовых потребностях и просто покупаешь то, что видишь».
  1. 1
    Interia: хитрые трюки магазинов, за которые платят клиенты
  2. 2
    Шопингомания как проблема для семейного бюджета
  3. 3
    Шопинг избавляет от страха смерти?
  4. 4
    Эмоции и шопинг: что тянет нас в магазин?
Можно оказаться на крючке чего угодно
«После рождения первенца я подсела на секонд-хенды с детской одеждой и начала скупать брендовые вещи. Я тогда купила несколько вещей на рост 148 сантиметров, хотя малыш был еще совсем маленьким. Мне пришлось ограничивать свои походы в секонд-хенды. За день я могла посетить несколько магазинов — и делала так пять раз в неделю».
Сусанне Ууситало говорит, что с зависимостью всегда связан вопрос о том, вредно ли это — и если вредно, то для кого. Простых универсальных ответов нет.
Если очень богатый человек тратит тысячи евро в день на азартные игры, но в целом заботится о своих расходах, то таких финансовых проблем, как у человека, которому важен каждый евро, у него не будет.
Покупать вещи становится все проще — новинки рекламируются всюду.
Оценка серьезности урона от игромании связана с финансовым положением человека — но этого еще недостаточно для того, чтобы назвать человека зависимым.
Также важно уметь рассматривать свои действия не только в краткосрочной, но и в долгосрочной перспективе.
«Когда вечером в будни я решаю посмотреть еще одну серию, мне кажется, что это отличная идея — хоть я и знаю, что на следующее утро могу об этом пожалеть. Разумность выбора зависит от того, оцениваем ли мы его лишь в том мгновении или в более долгосрочной перспективе».
Зависимость признают, но диагноза такого нет
В международной классификации диагноза «зависимость от шопинга» нет. Другими словами, такого диагноза не существует. Однако это вовсе не означает отсутствие такого явления. Всемирная организация здравоохранения добавила игроманию в Международную классификацию болезней МКБ-11 в 2018 году.
«В целом мы можем установить наличие зависимости. Однако вокруг этой темы много „серых зон". Для получения точных данных о явлении его нужно изучить», — говорит Сусанне Ууситало.
Ууситало изучает вопросы зависимости в целом и вопросы зависимости с позиции отдельного индивидуума.
По ее словам, классификации болезней — живая система. Нарушения вносят в классификации болезней в том числе для того, чтобы люди, у которых наблюдаются эти нарушения, получили помощь для решения своих проблем.
«В США система здравоохранения основывается на страховании, поэтому выделить такой диагноз очень важно».
К счастью, в Финляндии можно получить помощь и от общественного сектора. Третий сектор также занимается, к примеру, лечением зависимости от наркотиков и азартных игр.
«Шопинг, который доставляет проблемы самому покупателю, напоминает игроманию или излишнее использование соцсетей».
Тот же диагноз, но симптомы разные
«У меня синдром дефицита внимания и гиперактивности. Шопинг — это в первую очередь поиск дофамина. Замечательно купить что-нибудь с большой скидкой! Сразу такой прилив энергии. Получив зарплату, очень хочется ее на что-нибудь спустить. У меня возникает навязчивая идея купить какой-то определенный предмет гардероба. Мозг испытывает ощущение счастья от поиска в интернете и вплоть до перевода денег с кредитной карточки. К счастью, я активно возвращаю товары, которые мне на самом деле не нужны. Правда, шкафы полны такого барахла».
У двух человек может быть один и тот же диагноз, а симптомы могут быть абсолютно разными. Например, игромания определяется проявлением в течение года как минимум четырех из девяти критериев. По одному критерию установить болезнь нельзя, но в совокупности они обозначают зависимость.
Один из критериев игромании — появление раздражительности и тревоги после попытки бросить играть в азартные игры или играть реже.
«Например, я регулярно тренируюсь — и чувствую раздражение, если пропускаю тренировку», — рассуждает Ууситало.
Совпадение в одном критерии еще не означает зависимости. Правда, зависимости от спорта в классификации болезней тоже нет.
Игромания и зависимость от шопинга создает интересную с позиции общества зависимость: если человек вязнет в долгах, то позже может столкнуться с трудностями. Это может помешать взять кредит, оформить страховку или даже заключить договор об аренде жилья.
  1. 1
    Svenska Dagbladet: тревога — это рефлекс, который помогает выжить
  2. 2
    Helsingin Sanomat: названы способы снизить уровень стресса
  3. 3
    iDNES: как покончить с депрессиями, недовольством и выгоранием
  4. 4
    Helsingin Sanomat: эти привычки помогают справиться со стрессом
Среда влияет на появление зависимости
«Когда мне скучно, хочется что-нибудь купить. В середине рабочего дня мысли начинают блуждать, и вскоре замечаешь, что тебе нужны, к примеру, новые витамины. Или какая-нибудь одежда, хотя бы обувь. Тоска и нехватка впечатлений — главная причина многих моих покупок».
Подвержены ли одни люди зависимостям больше других? На это могут влиять гены.
«Пока ничего точно не установлено. Если у обоих родителей есть алкогольная зависимость, ребенок тоже может быть предрасположен к ней. Однако это не делает его зависимым автоматически.
Зависимость появляется в результате совпадения ряда факторов: могут оказывать влияние одиночество, стресс, пандемия, структура общества.
«Пандемия указала нам на хрупкость некоторых вещей. Мы думали, что общество существует определенным образом и подстроились под это. Но что происходит с нашими действиями, когда общество меняется?»
Ууситало говорит, что во время удаленной работы она порой делает меньше тысячи шагов в день, хотя раньше спокойно набирала несколько тысяч.
Одни приспосабливаются к ситуациям легче других. Изменение внешних условий может изменить и человека. Некоторые избавляются от зависимости при помощи религии, у некоторых жизнь меняется с появлением детей: в жизни появляется новое содержание.
С зависимостью должен бороться не только сам зависимый
«Я покупала вещи, потому что хотела быть крутой, человеком, у которого есть все самое новое и классное. В итоге я покупала так много, что мне приходилось прятать мои покупки и врать, что это уже давнишние приобретения. Потратила все деньги. Тогда у меня была депрессия, так я заглушала страх потери».
Ууситало говорит, что общественные и социальные структуры влияют на появление и продолжительность зависимостей. Так что помощи, направленной только на самого зависимого, недостаточно.
На зависимость от шопинга тоже влияет очень многое: как человека воспринимают, какие требования предъявляются к интерьеру его дома? Совершать покупки становится все легче — всюду рекламируются новинки. Да и оформить кредит теперь проще, чем раньше.
«Мы считаем, что ответственный человек может позаботиться о себе и способен себя контролировать. На самом деле мы — люди, которые реагируют на раздражители и на окружающую среду. Если раздражители поступают постоянно и нужно постоянно сопротивляться, силы могут быстро закончиться», — говорит Сусанне Ууситало.