Авангардные здания Санкт-Петербурга разрушаются, бульдозеры ровняют их с землей. Остается едва ли не последний шанс увидеть эти необыкновенные здания.


Они расположены в отдалении от пресловутых шикарных дворцов вокруг знаменитой улицы Невский проспект в центре Санкт-Петербурга, где туристы падают в обморок при виде Зимнего дворца.


В том пустынном промышленном районе, где расположен Балтийский завод, примерно в четырех километрах от центра, стоят заброшенные фабрики коммунистических времен.


Створка ворот висит на одной петле. Одинокая «Лада» небрежно запаркована неподалеку, среди бесконечных сорняков. Между рядами ржавых труб внезапно вздымается к небу необычная конструкция: это водонапорная башня давно закрытого прокатного завода «Красный гвоздильщик».


Здание выглядит щегольски, несмотря на свое состояние. Его построили в 1930 году, и с тех пор им безнадежно пренебрегали: длинные трещины прорезали кладку стен, штукатурка свисает лоскутами, обнажая тусклые, выщербленные ветром кирпичи.


Одна из рам разбитых окон выпала, и здание будто осталось с одним безжизненным глазом. Оно смотрит, как уставший от жизни циклоп, которого никто уже больше не боится.


Резкий контраст


Столкнувшись лицом к лицу с этим наследием первого десятилетия существования Советского Союза, ощущаешь противоречие — резкий контраст между плачевным состоянием башни и ее прекрасной архитектурой. Ясные, лишенные декора линии и округлые формы, которые придумал и мастерски воплотил в жизнь Яков Черников, один из лучших архитекторов российского авангарда.

Силовая станция фабрики «Красное знамя» в Санкт-Петербурге


Он сам был художником, и в своей архитектуре элегантным способом передал одну из популярных тем того времени — игру с геометрическими фигурами. На краткий миг, словно подтверждая превосходство эстетики здания, в глубинах темных глазниц колосса зажигается огонек — может быть, в знак того, что идеи, лежащие в основе этой архитектуры, еще можно вернуть к жизни.


Таблички с названиями улиц здесь написаны кириллицей, если они вообще есть, так что найти это место в пустынном промышленном районе — настоящее испытание.


От станции метро «Василеостровская» зеленой ветки нужно идти по улице Средний проспект Васильевского острова в западном направлении.


Повернуть на девятую улицу налево и идти в самый конец — по правую руку на углу будет возвышаться это здание. От станции метро до него — чуть больше двух километров.


«Водонапорная башня фабрики „Красный гвоздильщик" — шедевр Черникова и икона конструктивизма», — говорит руководительница научно-исследовательского отдела Санкт-Петербургского исторического музея Мария Макогонова, эксперт по советской авангардистской архитектуре и автор нескольких книг по этой теме.


Она говорит с нами, сидя за письменным столом, загроможденным стопками книг и бумаг вперемешку с чайными чашками.


«В истории было довольно маленькое окошко, примерно с 1925 по 1932 годы, когда эта форма архитектуры могла развиваться свободно. Это было время открытости для социальных экспериментов и новых возможностей организации жизни, что характеризовало первые годы после образования советского государства. Архитекторы были большими идеалистами и создавали строения с социальными целями, в соответствии с революционными обещаниями о совершенно новом обществе», — рассказывает она.


В число важнейших примеров достижений советского авангарда в Санкт-Петербурге Макогонова называет еще Нарвскую заставу — целый район, построенный по принципам конструктивизма, а также текстильную фабрику «Красное знамя», созданную немцем Эрихом Мендельсоном (Erich Mendelsohn).


«Все эти здания сегодня в ужасном состоянии. Многие практически лежат в руинах», — говорит Макогонова с ощутимым возмущением в голосе.


Она кликает на фотографию одного из многих авангардных зданий Санкт-Петербурга, которые сейчас существуют лишь в виде файлов на ее компьютере.


«Здесь бульдозеры уже побывали», — констатирует она.


Лучи утреннего солнца проникают сквозь пыльные двойные окна ее небольшого офиса, расположенного в историческом районе внутри Петропавловкой крепости в центре города.


Они хотят остановить разрушение


Из сердца крепости она и ее сторонники ведут свою работу, пытаясь предотвратить разрушение наследия советского авангарда, которое все больше людей воспринимают как нечто ценное и достойное того, чтобы его сохранить.


«Многие, в особенности молодые архитекторы, активисты и журналисты, все громче протестуют против пренебрежения историческими памятниками.

Жилой дом работников ГРЭС № 1 в Санкт-Петербурге


Они образуют союзы и борются за их сохранение. Но полиция всегда на стороне городских властей, подрядчиков и частных владельцев, решивших снести здание. Так что они всегда могут навязать свою волю, если возникает конфликт», — говорит она.


A Vulgar Display of Power («Грубая демонстрация силы») — название альбома американских металлистов Pantera — вот, пожалуй, лучшее описание ухоженных и всем туристам известных царских дворцов в стиле барокко и неоклассицизма. В противоположность этому на окраинах города в забвении влачат существование конструктивистские здания.


И в прямом, и в переносном смысле наследие советского авангарда оттеснено на пыльную периферию.


Рост осведомленности о том, что советская авангардная архитектура заслуживает сохранения, дает надежду, что не все оставшиеся здания закончат свои дни в ковше бульдозера.


По крайней мере, в роли интереснейших достопримечательностей некоторое время у них еще есть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.