Китай является крупнейшим торговым партнером Бразилии. По данным Всемирного банка, в 2018 году Китай (включая Гонконг и Макао) был одним из главных направлений бразильского экспорта (27,9%) и импорта (19%), объем которых вот уже десять лет растет. Китаю было продано 79% экспортируемой бразильской сои, 53% железной руды и 43% нефти-сырца. По данным Министерства экономики Бразилии за 2018 год, экспорт в Китай включает 43% сои, 23% нефти-сырца, 17% железной руды, 5,4% целлюлозы и 1,4% сплавов черных металлов. Из Китая Бразилия в основном импортирует промышленные товары (97,8%).

Проанализировав объем экспорта из стран Латинской Америки в Китай за 2018, наибольшая доля экспорта приходится на Бразилию (27,9%), Чили (33,6%), Перу (28%), Суринам (15,7%) и Уругвай (20,7%). В целом, доля экспорта из Латинской Америки в Китай составляет 12,8%. Объемы импорта также впечатляют: 19% импорта в страны Латинской Америки приходится на Китай. Основными импортерами являются Аргентина (18,5%), Белиз (14,4%), Боливия (20,8%), Бразилия (19,6%), Чили (23,7%), Колумбия (20,7%), Коста-Рика (15,5%), Эквадор (19,2%), Сальвадор (14,2%), Мексика (18,1%), Парагвай (28,8%), Перу (23,4%) и Уругвай (19,1%).

Недавно Жаир Болсонару заявил, что Бразилии необходим Китай. Коммерческие отношения между странами завязаны на их инвестиционных интересах. При этом Китай оказывает давление на бразильский сектор телекоммуникаций, в то время как Бразилия хочет развивать 5G-сети. Китай также планирует строительство инфраструктур в амазонских странах, которые могут привести к вырубке лесов и иметь нежелательные последствия для окружающей среды.

Повышенный интерес к климатической дипломатии объясняется пониманием того, что состояние окружающей среды важно для поддержания климатической системы Земли. Ученые и экологи не согласны с политикой лидеров латиноамериканских стран и требуют от ЕС дипломатического давления в виде установления строгих экологических норм и соблюдения прозрачности. Этот вопрос был поднят в ходе недавних переговоров о торговом соглашении между Европейским союзом и МЕРКОСУР.

Поискав информацию в интернете, понимаешь, о чем идет речь. Интернет пестрит отчетами о том, как разведка нефтяных и газовых месторождений, золотых рудников, вырубка деревьев, незаконный оборот наркотиков, строительство дорог, использование земли в различных производственных целях наносит ущерб коренным народам и природе Бразилии, Парагвая, Перу, Колумбии, Эквадора, Боливии и, вполне вероятно, всей Латинской Америке. Среди наиболее страдающих зон находится и Амазония.

Сегодня рост и важность глобальных производственно-сбытовых цепочек поднимают вопрос о том, что важнее: инвестиции и торговля (или, другими словами, деньги) или выживание. Для решения данной ситуации необходимо проведение наиболее эффективной политики, ведение переговоров и подписание соглашений между правительственными и неправительственными структурами.

Нам необходимо найти модель развития для сохранения или устойчивого развития, такую ​​как модель планового города, которая включает в себя продуманное использование плодородных земель и гарантирует бесперебойность функционирования сельского хозяйства и охрану окружающей среды. Таким образом, политики должны учитывать три важных фактора: социальный, экологический и экономический. В такой модели развития акцент должен стоять на развитии урбанизма и разумном применении свалок, заброшенных промышленных районов, незастроенных земель, а также новых земель с сельским и лесным хозяйством.

В поисках решения этой ситуации мы задались следующим вопросом: может ли Китай воспользоваться опытом Европы и использовать модель устойчивого развития в Амазонии? Мы считаем, что может, благодаря своим крупным проектам в области торговли и инвестиций в Южной Америке, а также его важной роли в области глобальных производственно-сбытовых цепочек. Данную проблему можно проанализировать, рассмотрев роль Китая во внешней торговле и иностранных инвестициях в Южной Америке, а также в глобальных производственно-сбытовых цепочках с целью выявления его прямых деловых партнеров на ранних и поздних этапах цепочки. Сохранение окружающей среды — приоритетная задача, несмотря на любые заявления лидеров. Важно понять, как Китай будет удовлетворять свои инвестиционные потребности и покупать товары, обеспечивая при этом сохранение региона Амазонии.

Торговые отношения

Когда в 1997 году Китай стал оперировать по обе стороны Панамского канала, а в 2001 году вступил в ВТО, западные страны и Европа начали политические дебаты о влиянии Китая на мировой рынок и торговлю. Деловые отношения чаще всего неоднозначны. Большая часть исследований, касающихся возможности торговых соглашений между Китаем и Бразилией, подчеркивает, что потребители, как правило, выигрывают от свободной торговли. Китайские потребители получают выгоду от более дешевых продуктов питания, в то время как бразильские потребители имеют доступ к большему количеству промышленных товаров. С другой стороны, бразильские производители станут жаловаться на невозможность конкурировать с иностранной продукцией, в частности из Китая. Аналогичная ситуация наблюдается и в других странах Латинской Америки.

Китайское присутствие стало значительно ощущаться в Латинской Америке и странах Карибского бассейна благодаря развитию международной торговли, слияниям и поглощениям, а также проектам строительства на основе займов. Китай работает в сферах, воздействие которых на окружающую среду может быть опасным, например, в добыче полезных ископаемых, нефти, а также в сельском хозяйстве. Именно эти отрасли имеют самые высокие квоты латиноамериканского экспорта в Китай. Дело в том, что за последние два десятилетия возникла новая, связанная с глобальными производственно-сбытовыми цепочками бизнес-модель.

Глобальные производственно-сбытовые цепочки подразумевают разделение производства таким образом, что каждая компания занимается конкретным этапом производства, не производя при этом конечный продукт. В результате этого возникает внешняя добавленная стоимость, связанная с внутренней добавленной стоимостью экспорта. По оценкам экспертов, страны с развитой системой глобальных производственно-сбытовых цепочек отличаются большей производительностью, доходами, а также в них стремительно снижается уровень бедности населения.

В недавнем «Отчете о мировом развитии 2020» (WDR 2020) Всемирного банка была проанализирована связь между глобальными производственно-сбытовыми цепочками, ростом, занятостью, бедностью, неравенством и ухудшением состояния окружающей среды. Нам необходима национальная политика, которая бы позволила обществу развиваться по модели глобальных производственно-сбытовых цепочек, однако с меньшим воздействием на окружающую среду.

В Латинской Америке глобальные производственно-сбытовые цепочки сосредоточены на производстве основных продуктов и ​​простых производствах, а в Китае — на сложном производстве и сфере услуг. Хотя известно, что страны с более сложной экономикой имеют большие доходы, отчет Всемирного банка показывает, что более высокий рост ВВП на душу населения наблюдается в странах, которые начинают выполнять простые производственные задачи с помощью глобальных производственно-сбытовых цепочек. Можно ожидать, что вскоре страны перейдут от экспорта основных продуктов к экспорту простого производства (например, переход от основных продуктов до производства текстиля и одежды) с использованием импортных материалов.

В своем отчете Всемирный банк выразил опасение о пагубном влиянии данных производственных цепочек на окружающую среду. Многочисленные перевозки плохо влияют на природу. Вероятно, многие производства переместятся в страны с низкими экологическими стандартами, где можно производить много товаров, затрачивая при этом малое количество ресурсов. Тем не менее, такие компании могли бы внедрять экологически чистые технологии, тем самым делая их популярными в других странах. Они могут разрабатывать солнечные батареи, электромобили и другие экологически чистые товары, которые помогут снизить выбросы CO2. Отчет показывает, что в странах, которые перешли на усовершенствованные производственные цепочки, в течение следующих двадцати лет сократятся выбросы CO2, если они перешли на инновационное производство (например, Китай). В странах с ограниченным производством такой феномен наблюдаться не будет (как в большинстве стран Латинской Америки). Здесь переход к ограниченному производству фактически увеличит выбросы CO2. Необходимо поощрять использование производственных цепочек в индустриальных парках, поскольку в таких парках более высокие требования к экологичности производства.

Другая проблема касается особенности перевозки при данном типе производства. По подсчетам специалистов, к 2050 году выбросы CO2 могут увеличиться в четыре раза, что в большей степени связано с делокализованным производством. Проблему можно решить путем сокращения расстояния между звеньями цепочки. Для этого их заводы необходимо располагать в соседних странах. Эксперты также обеспокоены безопасностью перевозок внутри одной страны. Необходимо создание эффективной системы грузоперевозок (например, с помощью грузовиков с низким расходом топлива), чтобы существенно снизить углеродный след. В Бразилии перевозка товаров могла бы проходить по железным путям, а не по автомобильным дорогам. В этом ей мог бы поспособствовать Китай, задав такую тенденцию во всех латиноамериканских странах. Для развертывания китайского производства в регионе необходимы строгие нормы. Устойчивые технологии в производственной цепочке могли бы сделать процесс экологичным. Например, инициативы по переработке, повторному использованию и созданию экологически чистой инфраструктуры как в европейский эко-промышленных парках. Именно поэтому необходимо поощрять биоэкономические производственные цепочки.

Существуют опасения вокруг производственных цепочек, связанных с производством сои, говядины и древесины, так как их связывают с вырубкой лесов. Увеличения спроса на данный вид деятельности приведет к большей вырубке лесов в бассейне Амазонки. Отчасти это обусловлено недооцениванием разнообразия этих лесов. Производственные цепочки, которые соблюдают экологические стандарты (например, сертификация происхождения культурных и экологических услуг, оценка состояния леса, различное пользование культур, кредит на инновационные продукты), служат материалом для исследования биоэкономики.

Производственные цепочки могут стать трамплином для устойчивого развития в случае, если латиноамериканские страны ускорят введение торговых и инвестиционных реформ по улучшению экологии производства. Китай может стать проводником к открытой, предсказуемой и устойчивой политике. Все вовлеченные в такое производство страны должны усилить защиту общества и окружающей среды, чтобы производители и потребители были в плюсе. Китай активно участвует в цепи по производству сои, говядины и минералов, и может стать инициатором устойчивого производства для всей цепочки.

Инвестиционные связи

В 2019 году Американский институт предпринимательства проанализировал инвестиционные и строительные контракты, подписанные китайскими компаниями в период 2005-2018 гг. В 2018 году сумма инвестиций составила 12 530 000 000$, а контрактов на строительство — 5 710 000 000$ (18 240 000 000$ в целом). В 2005 году общая сумма составила 4 200 000 000$. Если мы посмотрим на средние темпы роста, в период с 2005 по 2018 год китайские инвестиции в Латинской Америке ежегодно увеличивались на 21,8%, стоимость контрактов на строительство увеличилась на 24% в год, а их сумма — на 20,3% в год, в среднем на 19 000 000$ в период на 2016-2018 годы. Три самые крупные инвестиции за весь период были связаны с энергетикой (53,8%), металлами (30,5%) и сельским хозяйством (5,0%). Четыре самых крупных инвестиции в строительство относились к энергетике (57,9%), транспорту (23,1%), недвижимости (7,7%) и сельскому хозяйству (4,5%). Если мы рассмотрим китайские инвестиции в энергетический сектор, то обнаружим, что только в Бразилию с 2010 года было вложено 40 миллиардов долларов из 58.

Франческо Кариелло и Бразильско-китайский деловой совет (БКДС) проанализировали инвестиционные данные (подтвержденные или объявленные) за период 2007-2018 гг. для Бразилии, поэтому как они немного отличаются от данных Американского института предпринимательства. Данные БКДС по Бразилии составили 57,9 миллиарда долларов подтвержденных инвестиций за период с 2007 по 2018 год, и еще 44,6 миллиарда объявленных инвестиций. Около 40% инвестиционных проектов между Китаем и Бразилией касались китайских государственных компаний, связанных с Государственным советом Китайской Народной Республики. В 2018 году было реализовано 13 проектов из 30, связанных с сектором производства, передачи и распределения электроэнергии. Это проекты в области производства электрической техники и оборудования, целлюлозы, бумаги, автомобилей, телефонов и смартфонов, нефти и газа, транспорта, сбора, обработки и распределения воды, брокерских услуг и услуг управления активами, а также агробизнес.

В любом случае, мы не должны забывать, что большая часть прямых иностранных инвестиций в Бразилию поступает не из Китая. Страны с наибольшим количеством прямых иностранных инвестиций в Бразилию — Нидерланды, США, Люксембург, Испания, Франция, Германия, Великобритания и Япония. На долю Китая приходится менее 2% инвестиций. С другой стороны, мы видим, что участие Бразилии в китайских инвестициях составляло в среднем 4,8% в период 2016-2018 гг. Что касается инвестиций, то хотя Бразилия и Китай увеличили процент инвестиций, он все еще очень мал по сравнению с общим объемом китайских иностранных инвестиций, а также участием Китая во внутренних инвестициях Бразилии.

Возможна ли модель устойчивого развития?

Основные аргументы в пользу модели устойчивого развития, подразумевающего тройной баланс между социальным, экологическим и экономическим факторами, подвергаются нападкам в районе Амазонки, а также в Бразилии и Южной Америке. Обнаруживая китайские проекты в области общественной безопасности, нацеленные на Латинскую Америку, мы видим перспективность экономического и технологического развития. Переход от производства преимущественно базовых товаров к услугам и технологиям заставляет нас полагать, что влияние Китая будет все больше распространяться в передовых секторах. Хочется надеяться, что китайские проекты будут отличаться новаторскими и экологичными технологиями, как глобальные производственно-сбытовые цепочки, направленные ​​на модель устойчивого развития.

Многие ученые до сих пор опасаются, будет ли такой подход гарантировать обеспечение социального равенства и соблюдение прав человека. Страны, где правительства устанавливают строгие экологические стандарты, добились лучших экологических результатов. Таким образом, модель устойчивого развития возможна благодаря введению норм Китаем, странами Латинской Америки и региональными властями. Китайские компании продемонстрировали способность достигать высокого уровня экологичности. Теперь во многих моделях и странах существует стимул не придерживаться этих уровней, если не существует таковых требований. Большинство таких успешных проектов (например, китайские инвестиции в Южную Америку с низким уровнем вреда для природы), были согласованы с жителями.

Что касается глобальных производственно-сбытовых цепочек, необходимо понять, как улучшить экологические нормы. Некоторые специалисты считают, что для этого необходимо понимание функционирования каждой конкретной экосистемы. В исследованиях данных цепочек огромное внимание отведено изучению функционирования структуры их управления. Ведущие компании должны управлять сетями, обеспечивающими более высокую отдачу от инвестиций и распространяющими знания через цепочки. Так управляющие могут контролировать цепочки и принимать необходимые экологические меры. Улучшение окружающей среды также будет включать решение социальных проблем; например, сами сотрудники станут ключевыми фигурами в обеспечении принятия экологических мер в процессе производства.

Важно понять, как китайские компании станут действовать в условиях существования экологических правил, чтобы цепочки стали безвредными для экосистемы Латинской Америки. Ведущие компании должны навязывать экологические требования и стандарты в своих контрактах, выступая не только в роли простого покупателя, но и демонстрируя силу и авторитет всех звеньев производственной цепочки. Аналогичным образом, бразильское трудовое законодательство устанавливает, например, что работодатель несет ответственность за соблюдение трудового законодательства и гарантирование безопасности и прав работников. Обычно поставщик вынужден принимать экологические сертификаты, извлекая при этом низкие экономические выгоды. Низкая выгода препятствуют получению экологических сертификатов и ограничивает возможности для развития устойчивого производства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.