Стокгольм — Кто считает западные санкции против России неэффективными и неоправданными? Такую линию, естественно, гнёт Кремль, который, впрочем, тут же противоречит сам себе, призывая эти санкции снять. Схожие аргументы можно также услышать от инвестбанкиров, торгующих российскими облигациями. Очевидно, что им выгодна отмена санкций, которые вызвали обвал прямых иностранных инвестиций в Россию. Помимо этих двух групп, оппозицию нынешним санкциям создают лишь авторитарные политики и учёные, которые надеются снискать расположение Кремля.

В любом случае аргументы против санкций не выдерживают критики. В 2014 году Россия аннексировала Крым и начала (неофициальное) военное наступление на востоке Украины. США и Евросоюз не могли оставаться пассивными перед лицом столь наглых нарушений международных соглашений, поэтому ответили разумным образом. После введения ими жёстких финансовых санкций Кремль прекратил наступление, захватив всего лишь 3% территории Украины на самом востоке страны, что намного меньше, чем предполагалось президентом России Владимиром Путиным 17 апреля 2014 года, когда он выступил с идей захвата всей юго-восточной Украины с целью восстановления «Новороссии».

Санкции произвели желаемый экономический эффект. С 2014 года в странах Центральной и Восточной Европы ВВП ежегодно рос на 3-5%, а в России темпы роста ВВП стагнировали. Кремль винит в этом низкие цены на нефть, но цены на нефть и газ выросли, а экономика России нет. Среди стран Евросоюза сегодня только у Болгарии подушевой ВВП ниже, чем у России.

Каждый раз, когда Путину приходится говорить об экономике, он начинает хвастаться, что у России профицит счёта текущих операций, почти сбалансированный бюджет, минимальный размер госдолга, огромные валютные резервы. Но всё это было куплено с помощью политики экстремальной бюджетной экономии. Экономическая программа Путина позволила ему сохранить возможность действовать агрессивно, даже находясь под западными санкциями, но она привела к обнищанию российского населения и к сокращению реальных (с учётом инфляции) располагаемых доходов на 11% в период с 2013 по 2020 годы.

Именно западные финансовые санкции заставили Россию сокращать расходы, направив деньги на погашение значительной части внешнего долга. Общий размер внешнего долга сократился с $729 млрд в конце 2013 года до $470 млрд в конце 2020 года. Тем временем более успешные страны с новой экономикой увеличили внешний долг (а значит, и размеры инвестиций) на 30%.

В 2015 году Международный валютный фонд прогнозировал, что западные санкции будут стоить России 1-1,5% темпов роста ВВП каждый год, когда они будут оставаться в силе. Но в опубликованной недавно статье Мария Снеговая из Университета Джорджа Вашингтона и я определили реальную цену санкций для российской экономики — это весьма значительные 2,5-3% ВВП в год, начиная с 2014-го. Такая разница объясняется дополнительными издержками, которые создаёт ксенофобия Путина и его программа жёсткой бюджетной экономии, что привело к сокращению доступного капитала, снижению прямых иностранных инвестиций, ужесточению монетарной политики, отсутствию бюджетного стимулирования.

Поразительно, что Путина, похоже, вовсе не тревожит стагнация страны. В июле 2020 года в «Указе о национальных целях развития России до 2030 года» он обязался обеспечить «темпы устойчивого роста доходов населения и уровня пенсионного обеспечения не ниже инфляции». Это означает, что и дальше реальный рост будет полностью отсутствовать.

С тех пор как Путин вернулся на пост президента в 2012 году, он прекратил все дискуссии об экономических реформах. Вместо этого он совершенствовал свою клептократическую систему, концентрируя богатство страны в руках богатых друзей и служб безопасности, одновременно устраняя любые намёки на верховенство закона.

Наиболее громкие жалобы Путина на санкции касались дел его ближайших друзей по коррупции. В 2014 году после введения санкций США против миллиардеров из Санкт-Петербурга — Юрия Ковальчука, Аркадия и Бориса Ротенбергов, Геннадия Тимченко — Путин публично защищал их как минимум пять раз в течение одного года. Он даже привёл аргумент гуманитарного характера, что нетипично для него: «Жена Геннадия Николаевича Тимченко сделала операцию и не могла даже заплатить за операцию, потому что ей заблокировали счета и карточки. Но это, конечно, просто нарушение прав человека на самом деле».

Очевидно, что Запад должен сосредоточить свои санкции на российской элите. Когда в апреле 2018 года США ввели санкции против семи олигархов, близких Путину, российский фондовый рынок обвалился на 11% за один день. Однако ни США, ни Евросоюз не учитывают эти наглядные уроки последних семи лет.

В январе Владимир Ашурков, исполнительный директор Фонда борьбы с коррупцией (решением Минюста РФ ФБК объявлен иностранным агентом — прим.ред.) — он основан оппозиционным лидером Алексеем Навальным, который сейчас сидит в тюрьме — написал президенту США Джо Байдену открытое письмо, где перечислил 35 высокопоставленных российских чиновников и бизнесменов, которых следует подвергнуть санкциям. Однако ни США, ни ЕС не предприняли против них каких-либо действий.

Тем временем Путин обостряет свою асимметричную войну с Западом. Он делает ставку на гибридные приёмы: кибератаки, отравления, убийства, захват заложников, коррупцию. Всё это стоит не очень дорого и не провоцирует полномасштабную ответную реакцию. Столкнувшись с этой агрессией, Запад должен противопоставить ей собственный асимметричный ответ. Совокупный ВВП стран Запада в 2020 году составил примерно $48 триллионов, а ВВП России — $1,5 триллиона, поэтому сравнительное преимущество Запада совершенно очевидно связано с экономическими и финансовыми санкциями.

Российским гражданам, включая кремлёвскую элиту, принадлежат активы на сумму около $1 триллиона в анонимных офшорах на Западе. Эти деньги могут оказывать коррупционное влияние на западную политику, поэтому необходимо новое законодательство о прозрачности, которое поможет разоблачить их. Возобновление Америкой сотрудничества с союзниками при Байдене — это позитивно. Но теперь США, ЕС, Великобритания и Канада должны ужесточить санкции против России. Судя по недавней статье Путина, в которой он отрицает, что украинцы являются реальным народом, предстоящее ухудшение поведения Кремля можно считать гарантированным.

Западу нужно единым фронтом противостоять гибридной войне Путина, ужесточая целевые финансовые санкции против кремлёвских олигархов и членов их семей. Эти санкции работают, и они являются намного более гуманной альтернативой, чем война.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.