Только прогремело известие, что Войцех Ярузельский (Wojciech Jaruzelski) собирается на торжества в Москву, как появилась проблема: должен ли туда также поехать президент Лех Качиньский (Lech Kaczyński)? Это прекрасный пример шизофрении в которой мы пребываем в Третьей Польской Республике. Хотя представители президентского дворца шепотом признают, что присутствие коммунистического генерала на московской трибуне представляет проблему, кажется, они не замечают неуместности участия в мероприятиях самого Леха Качиньского – как президента Польши.

Так что, если бы не было Ярузельского, то не было бы и сомнений? Юбилейный праздник в Москве – даже без Ярузельского, но с ротой почетного караула польских вооруженных сил и президентом Качиньским – это будет нормально?

Что о нас скажут


Не забивает себе голову такими мелочами Петр Сквечиньский (Piotr Skwieciński), который пишет в Rzeczpospolita (статья "На Красной площади быть необходимо"), что Польша в Москве должна быть представлена полным набором: не могут отсутствовать ни президент, ни армия, ни ветеран Ярузельский. В противном случае нам грозит то, что на Западе закрепится имидж Польши как русофобской страны, ведущей политику исторической злопамятности. А ведь, как доказывает Сквечиньский, на линии Москва – Варшава наметилось потепление, и такое демонстративное отсутствие будет равняться отказу от протянутой навстречу руки… То есть снова страшное "что другие о нас напишут" и спекуляции, что на какой-то момент стало лучше (а если мы будем себя хорошо вести, то будет еще лучше).

Вальдемару Кучиньскому (Waldemar Kuczyński), также выступавшему на страницах Rzeczpospolita, я, в свою очередь, отвечу, что понимание той эпохи не превосходит моих возможностей. Я понимаю период существования Польской Народной Республики как время утраты независимости. Без выкрутасов и логических вывертов. Марш, завершившийся взятием Берлина, кроме победы над гитлеровской Германией принес СССР владычество над половиной Европы, а десятку народов – сорок пять лет неволи.

Насколько не нашей была эта победа, символически показывает ночь с 8 на 9 мая 1945 года. В то время как на руинах Берлина граждане СССР и союзники раздумывали о параде, в Граево (Grajewo) состоящая из 200 человек группа партизан под руководством майора Яна Табортовского (Jan Tabortowski) – "Борозды" (погиб в бою в 1954) и подпоручика Станислава Мархевки (Stanisław Marchewka) – "Рыбы" – разбила посты Управления Безопасности и НКВД и освободила из заключения 60 солдат боровшихся за независимость отрядов. В сформированную историей про пса Шарика (фильм "Четыре танкиста и собака" – прим. перев.) память подобные события не вмещаются, там нет места для сопротивления и геройства Проклятых солдат (бойцов послевоенного антикоммунистического подполья – прим. перев.).

Вальдемар Кучиньский считает, что по-настоящему достойными хранителями польского мундира являются Войцех Ярузельский и те, кто маршировал на параде победы 24 июня 1945 года в Москве. Конечно же, они маршировали, только не все, так как раньше, чем зазвучали барабаны, НКВД вывело из шеренги двух "костюшковцев" и отправило их на Лубянку. Один выжил и через многие годы в интервью для "Польского радио" говорил об этом как о самом ужасном кошмаре.

В советских интересах

Мои знания о том, чем было созданное Сталиным "польское" войско, и какую роль играли в нем люди покроя Ярузельского, опираются, в частности, на произведение "Памятная книга" (Memorbuch) Хенрика Гринберга (Henryk Grynberg) – автора, которого никак нельзя обвинить в продвижении версии истории, созвучной партии Качиньских. В Народном Войске Польском на всех ступенях командования находились представители СССР, "исполнявшие роль поляков", при этом простых солдат расценивали как ненадежный элемент. Впрочем, не удивительно, так как случаи дезертирства были нередки: в леса бежали даже целые батальоны.

Многие погибли, многие героически били гитлеровцев, преодолев весь боевой путь до Берлина, так что в заслугах победителей им отказать нельзя. Вместе с ними и Ярузельский имеет особое право на этот праздник… Только вот в список побед генерала и его формирований нужно дописать еще несколько: от убийства тысяч солдат боровшегося за независимость подполья, кровавого подавления антикоммунистических бунтов в Познани и на балтийском побережье, вторжения в Чехословакию до военного положения – то есть уничтожения самого прекрасного польского явления XX века  – движения "Солидарность". Эти действия всегда производились в интересах Советского Союза и были направлены против стремлений поляков (и один раз даже соседей) к свободе.

Победа и миф непобедимой Красной Армии, как во времена Брежнева, вновь оказался в центре российской исторической политики. Глеб Павловский и другие эксперты-пропагандисты переделывают советский тоталитаризм в понятие советской цивилизации.


Таким образом одновременно функционируют взаимоисключающие символы – советские и российские. Никому не мешает, что на торжественном возвращении праха генерала Антона Деникина (одного из командующих Белой Армии), оркестр играл советские марши; что город, который вновь получил название Санкт-Петербург, находится в регионе под названием Ленинградская область.

К такой действительности подходит Ярузельский. Сегодняшняя независимая Польша – нет. Это не была наша победа. Мы стали жертвой нападения Сталина и предательства западных держав.

Поколение сообщников преступлений

Почему руководители западных европейских государств не испытывают с этим проблем и дружно приедут в Москву? Их страны были в числе победителей, так что их положение ясно. Но немаловажно также и то, что говорил о нынешнем поколении западных политиков Владимир Буковский: "Они симпатизировали СССР. Они принимали участие в кампаниях в пользу отказа Запада от ядерного оружия, которыми управлял Советский Союз. Они были советскими марионетками, маршировавшими по улицам Лондона, требуя одностороннего разоружения. У них нет поводов для гордости. Копаться в прошлом – это не в их интересах. (…) Поколение сообщников преступлений СССР недавно пришло к власти".

В польской дискуссии о полномочиях главы государства, о большей или меньшей области компетенций президента (должен ли он вмешиваться в международную политику или оставить ее исключительно в ведении правительства) есть согласие по одному вопросу: ролью и задачей президента должна быть забота о достоинстве и величии Пресветлой Польской Республики.

Почему только политики стран Балтии нашли в себе смелость бойкотировать эти (и предыдущие) торжества? Следовало ли бы сейчас при помощи какого-нибудь сильного жеста показать празднующим победу западным лидерам правдивую версию опыта отношений Центральной Европы с Россией? Так, как в дни нападения на Грузию, смелая и солидарная позиция нескольких лидеров стала важным посланием для мира, так и сейчас организованный, заметный жест в защиту правды и нашей общей памяти мог бы вернуть подлинные пропорции в понимание европейской истории.

* Ян Поспешальский  - публицист, автор теле- и радиопрограмм. С 2004 года – ведущий программы "Стоит поговорить" на канале TVP 2.