Немцы и россияне добились своего: сегодня с большой помпой произойдет запуск газопровода «Северный поток». Эта инвестиция представляет собой классический пример того, насколько неэффективна польская внешняя политика: ведь строительство газопровода по дну Балтийского моря осуществлено вразрез с нашими экономическим и политическими интересами. В первую очередь, как всем у нас известно, труба заблокирует развитие порта в Свиноуйсьце (Świnoujście), в который из-за малой глубины фарватера (ограниченной газопроводом) не смогут заходить большие суда. А если заодно возникнут препятствия для транспортировки сжиженного газа в местный газовый терминал, под вопросом окажется диверсификация поставок в Польшу голубого топлива.

Эта тема уже не вызывает в Польше той же бури эмоций, как еще в начале года. Видимо, мы решили, что раз в плане строительства мы ничего не добьемся, то не стоит и ломать копий. Лучше строить «дружеские отношения» с Германией и Россией. Такие настроения общественности и большинства СМИ были на руку нашему руководству, которому не пришлось отвечать на трудные вопросы о защите польских национальных интересов. Но если через несколько десятков лет историки возьмутся за описание дела «Северного потока», оно наверняка станет для них одним из самых ярких примеров бессилия наших властей. Ведь этот газопровод стал самым разгромным поражением команды премьера Дональда Туска (Donald Tusk).

Еще по теме: праздник прибытия газа

Возможно, Польша была слишком слаба для того, чтобы самостоятельно заблокировать немецко-российскую инвестицию, но сам Туск и его министры делали не слишком много, чтобы иным путем заставить проложить газопровод так, чтобы он не стал препятствием для углубления фарватера в Свиноуйсьце. Мы не смогли сформировать коалицию стран, лежащих на Балтике, на что еще несколько лет назад был шанс. Можно было заставить Германию и Россию проложить газопровод так, чтобы интересы всех стран были учтены в равной мере. А конкретнее – балтийские страны выражали желание такого сотрудничества, но Польша не приняла этот вызов. Финны и шведы не могли рассчитывать на помощь Варшавы и поэтому сами позаботились о своих интересах. Можно сказать, что в этом не было ничего нового, так как именно это польское правительство испытывает какое-то отвращение к принятию на себя роли регионального лидера. Новые страны-члены ЕС надеялись хотя бы на то, что Варшава станет лидером посткоммунистических государств, которые вступили в Евросоюз и имеют сходные интересы в отношении Брюсселя. Но и здесь мы оказались пассивны, не захотели этим заниматься.

Еще по теме: что после «Северного потока»?

Газопровод «Северный поток» станет для историков еще и одним из самых красноречивых доказательств политической наивности Дональда Туска и министра иностранных дел Радослава Сикорского (Radosław Sikorski), которые приняли за чистую монету уверения немцев в том, что инвестиция не будет угрожать польским портам, в т.ч. строящемуся газовому терминалу в Свиноуйсьце. Немцы говорили одно, а делали другое. Они делали то, что запланировали, то, что было выгодно им, а не Польше. Они преподали нам урок, как делается настоящая политика, и, впрочем, не впервые. Когда же наше руководство начнет, наконец, делать для себя выводы?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.