В начале октября спортивный телеканал ESPN убрал из своей программы Monday Night Football певца Хэнка Уильямса-младшего (Hank Williams Jr) после того, как тот публично сравнил Барака Обаму с Адольфом Гитлером. 

 

В наши дни фюрер повсюду считается настоящим воплощением зла и самым удобным примером всего самого худшего, что только может быть в человеке. Но кто же тогда был, так сказать, худшей исторической личностью до Второй Мировой войны?  

 

Темные времена в истории Египта

 

Фараон. С XVIII по XX век большинство американцев и европейцев гораздо лучше знали Библию, чем историю кровавых диктаторов. 

 

Ораторы, которым был нужен символ всеобщего и чистого зла, обычно обращались к таким личностям как Иуда Искариот, Понтий Пилат или, еще чаще, фараон времен Исхода: тот отказался отпустить еврейский народ, предпочтя тем самым десять казней египетских.

Читайте еще: Линкольн, Рузвельт, Черчилль... Обама?

 

В своем знаменитом памфлете один из отцов американской революции Томас Пейн писал:

 

«Ни один человек так не стремился к примирению, как я до этой трагедии 19 апреля 1775 года [дата бойни в Лексингтоне], но как только о ней стало известно, я решил навсегда отринуть безжалостного и грозного фараона Англии». 


Во время гражданской войны в США аболиционисты постоянно сравнивали рабовладельцев с современными фараонами. И даже много лет спустя после падения Третьего Рейха слово «фараон» нередко звучало в выступлениях реформаторов, таких как Мартин Лютер Кинг.


«Гитлеры» местных масштабов

 

В целом же до Второй Мировой войны народная ненависть была сильнее привязана к месту и не имела такого широкого распространения. В XIX веке спорщики иногда использовали фигуру Наполеона Бонапарта как символ злобного монарха (чаще его называли «маленьким тираном», а не по имени), однако в целом случаи такого употребления были довольно редки. 


Читайте также: Памятник Иуде

Такие личности как Ченгиз Хан, Аттила или Иван Грозный, тоже проскальзывали в речах ораторов, но опять-таки только изредка. Однажды Адольф Гитлер и сам упомянул о том, что народ склонен забывать кровавые преступления диктаторов. В 1939 году фюрер заявил: «Кто еще говорит о геноциде армян?» (Подлинность этой цитаты оспаривается).

 

В отсутствии всеобщего злодея различные регионы мира обычно выбирали ту или иную личность в качестве их собственного воплощения зла. Кроме того, геноцид и убийства обычно вызывали меньшее порицание, нежели предательство и вероломство. 


Чудовище Авраам Линкольн

 

Во время гражданской войны в США некоторые жители юга страны говорили об Аврааме Линкольне так, как сейчас обычно говорят о Гитлере. 

 

После убийства Линкольна главный редактор Texas Republican мог написать: «Мир избавился от чудовища, которое принижало все человечество» (Некоторые конфедераты называли Линкольна «фараоном современной эпохи»).

 

Отчасти это презрение было вызвано тем фактом, что они считали Линкольна предателем: его родители были уроженцами Вирджинии (штат в составе Конфедерации), а сам Линкольн родился в штате, где рабство было вполне законным. Северяне наоборот испытывали безграничную ненависть к убийце Линкольна Джону Уилксу Буту. 

 

52 года спустя после убийства Линкольна некоторые американцы сравнивали тогдашнего президента Вудро Вильсона с Бутом, потому что тот, по их мнению, предал свою страну, вступив в Первую Мировую войну. 

 

Английский король Георг III также оставался « любимым» персонажем американских ораторов долгие годы после американской революции. В «Бостонской балладе» Уолт Уитмен сравнивал закон о беглых рабах (предусматривал возвращение бежавших на север черных рабов их хозяевам с юга) с возвращением призрака Георга III.