Напряженность в отношениях России и Китая бурлит под поверхностью, и КНР в этих условиях стремится к налаживанию связей с Украиной и Белоруссией. А они с удовольствием идут навстречу Пекину.

Китай пока не отреагировал на мольбы еврозоны о срочной помощи, но это отнюдь не значит, что Пекин проявляет в Европе пассивность. На самом деле, расширяя экономическое присутствие и политическое влияние в странах ЕС, он наряду с этим быстро наращивает свое присутствие в Восточной Европе (и усиливает свою привлекательность для нее). Если интересы и устремления Китая в России и Центральной Азии хорошо известны, то его усиливающаяся роль в Восточной Европе в целом и на Украине с Белоруссией в частности привлекает к себе гораздо меньшее внимания.

Читайте также: Век Китая. СМИ о том, как в мире смотрят на растущую мощь Поднебесной

В 2009 году Китай начал проявлять экономический интерес к бывшим советским республикам из Восточной Европы. Так, он предоставил кредит Молдавии на 1 миллиард долларов под три процента годовых сроком на 15 лет. Но интерес к Украине и Белоруссии как к центрам производства передовой российской техники, а также как к местам для изучения российского оружия и вербовки советских ученых Китай начал проявлять еще в 1992 году.

Поскольку объемы поставок российского оружия в Китай продолжают снижаться, сохранение доступа к этим государствам и поддержание с ними коммерческих связей дает КНР хоть какую-то возможность наблюдать за российскими военно-техническими разработками  в области вооружений. Поскольку сегодня Россия поставляет в Китай гораздо меньше оружия и техники, сближение с Украиной дает Пекину возможность проникать в российский оборонный сектор через заднюю дверь – как законными, так и незаконными способами. Украина нуждается в китайском рынке вооружений, а Китаю нужны те системы, которые он может купить. Такой взаимный интерес стал очевиден во время визита Ху Цзиньтао  на Украину в июне 2011 года. Во время встреч Ху Цзиньтао  с украинским президентом Виктором Януковичем прозвучало заявление о планах КНР закупить на Украине авиационные двигатели АИ-222-25 и легкие сверхзвуковые самолеты. Украина также рассматривает вопрос о продаже лицензии на производство этих двигателей в Китае. Такой шаг вполне соответствует китайской тактике закупок вооружений у России, где Пекин стремится приобретать лицензии на продукцию. Условием для продажи лицензии в данном случае стало обязательство Китая закупить на Украине 250 авиационных двигателей этого образца.

Но даже если не учитывать поставки вооружений, у двух сторон имеются неотразимые коммерческие мотивы для сближения. Чтобы преуспеть в реализации своей версии Великого шелкового пути, то есть, в строительстве железной дороги, идущей прямо в Европу, Китай должен проложить ее либо через Украину, либо через Россию. Украина гораздо менее властный партнер, чем Россия, и поэтому Пекин очень заинтересован в укреплении своих позиций в Восточной Европе, поскольку данный регион развивается, а международные транспортные и коммуникационные проекты сближают его с Китаем. Таким образом,  он выигрывает от налаживания связей с предприятиями, где издержки производства ниже, чем в Западной Европе, а также может воспользоваться преимуществами крупных и развивающихся рынков Украины, европейской части России и соседних с ними стран.

Читайте также: Европа взывает, Китай отвечает, но половинчато

Украина, со своей стороны, с огромным желанием прокладывает себе путь на бурно развивающиеся рынки Азии и Китая в попытке наладить мощное экономическое партнерство с самыми разными странами, а не только с Россией. Тем самым, она стремится противостоять усилиям Москвы по монополизации торговли и установлению в ней своего господства. На самом деле, Янукович выражает надежду на расширение трехстороннего, как он выражается, сотрудничества между Украиной, Китаем и Россией. Среди таких совместных проектов строительство транзитных железнодорожных магистралей, обеспечивающих более быструю доставку продукции, а также поставку китайских труб и компрессоров для проектируемого российско-китайского газопровода.

Янукович, тем временем, стремится получить для Украины китайские инвестиции на осуществление масштабных инфраструктурных проектов, подобных тем, что Китай реализовал в Центральной Азии. Среди них газовые турбины и высокоскоростной железнодорожный путь между Киевом и аэропортом Борисполь. Китай согласился с украинской инициативой, направленной на развитие связей, и президенты двух стран подписали соглашение о стратегическом партнерстве. Они также подписали контракты на общую сумму 3,5 миллиарда долларов, куда входит финансирование строительства высокоскоростной железной дороги в аэропорт Борисполь, энергетические соглашения на неуказанную сумму, а также соглашение об оказании финансовой помощи Украине на 12 миллионов долларов.

Отношения Белоруссии с Китаем также подчеркивают стремление Минска развивать экономическое и политическое сотрудничество с другими государствами, не ограничиваясь Россией, чтобы противостоять неослабному давлению со стороны Москвы. Торговля Белоруссии с Китаем за последнее десятилетие существенно увеличилась. В то же время, Минск поддерживает усилия КНР по укреплению позиций юаня в международной торговле и участвует в китайской линии кредитования на 65 миллионов юаней, которая была открыта для зарубежных стран в 2009 году с целью продвижения китайского импорта.



Кроме того, Минск помогает развитию в западной части Китая, а также развитию его индустриальной зоны на северо-востоке. Белоруссия привлекательна для китайских фирм своим географическим положением, потому что  эти фирмы стремятся координировать свои усилия в попытке экспорта оборудования связи и инфраструктуры в страны Восточной Европы. Потребности Белоруссии в инвестициях, а также ее статус страны-изгоя в Европе заставляет Минск с готовностью откликаться на китайские инициативы по созданию в Европе интегрированной зоны производства товаров на экспорт.

Белоруссия также исправно поддерживает стремление КНР к сохранению суверенитета во внутриполитических делах (такой позиции несомненно способствует схожий авторитарный подход двух стран к вопросам государственного управления). Нет сомнений, что такое взаимопонимание помогло в прошлом году заложить фундамент для предоставления Белоруссии китайского кредита на 1 миллиард долларов. Эти средства пойдут на финансирование белорусских проектов. Белоруссия надеется вернуть долг за счет экспорта сельскохозяйственной продукции в КНР. Пекин также использует Минск для целенаправленного напоминания Москве о том, что цена на поставляемый в Китай газ слишком высока. В этих целях Минск утверждает, что Россия требует от него слишком много денег за газ, поставляемый в Белоруссию.

Еще по теме: Скупит ли Китай Европу?

Когда в сентябре 2011 года было объявлено о китайско-белорусских сделках, российский премьер-министр Владимир Путин пожаловался, что у России нет таких далеко идущих соглашений с Белоруссией, несмотря на  ее членство в запланированном к созданию Россией Евразийском экономическом союзе. Пекин очень внимательно следит за российско-белорусскими переговорами об аналогичных сделках, и это свидетельствует о том, что Минск стал объектом коммерческого соперничества между Россией и Китаем.

Видимо, экономические связи с Белоруссией стали слишком рискованными для Китая, поскольку они могут спровоцировать открытую борьбу с Россией. Тем не менее, эти сделки демонстрируют смешение коммерческих, политических, военных и идеологических мотивов в китайской политике по развитию прочных связей с потенциальными партнерами и по усилению влияния на их коммерческие и политические решения. Поддержка ключевых китайских ценностей и его развития вознаграждается, хотя и не всегда в той мере, как того хотелось бы государству-стороннику Китая. Но такие государства получают обычно достаточную компенсацию, чтобы и дальше оправдывать свои политические и экономические вложения в КНР. А то обстоятельство, что Пекин открыто показывает Москве наличие у него альтернатив связям с Россией и даже ее системам вооружений, является отражением напряженности между КНР и Россией, которая бурлит под поверхностью.

Конечно, дело не только в России, ибо Китай получает новые плацдармы в Европе, а также новые возможности для укрепления своих позиций и усиления влияния на внутреннюю политику этих стран. В этом отношении китайские связи с Украиной и Белоруссией, как показали заключенные недавно соглашения и визиты глав государств, отражают общую внешнеполитическую стратегию Пекина. Они также свидетельствуют не только о наличии скрытых тенденций в российско-китайских отношениях, но и о всевозможных экономических соображениях, которые могут в конечном итоге повлиять на официальное решение Китая об оказании помощи еврозоне.

Стивен Бланк – профессор Института стратегических исследований (Strategic Studies Institute) при Военном колледже сухопутных войск США, занимающийся вопросами национальной безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.