Через несколько дней мы летим в Москву. Мы будем проводить встречи в рамках конференции по развитию стратегии, с помощью которой Россия намерена позиционировать себя как финансовый центр. Из Москвы мы полетим в Тяньцзинь. Этот город также поставил перед собой цель стать международным финансовым центром. Россия и Китай – для нас это сравнение всегда интересно.

Так было и в Ярославле на форуме, посвященном глобальным проблемам. Участников этой представительной встречи пригласил Дмитрий Медведев, а речь на ней шла о функционирующей модели демократии, а также о развитии России. В заключении Медведев и Владислав Сурков пригласили некоторых участников форума для обсуждения проблем в более узком кругу. Незадолго до этого мы приняли участие в одной из созванных Сурковым конференций, посвященной проекту Сколково. В этом наукограде, создаваемом недалеко от Москвы,  будут работать от 30 000 до 40 000 ученых и инженеров. Для того, чтобы создать эту кузницу знаний, предполагается ежегодно расходовать 1,2 миллиарда евро, а еще около миллиарда планируется вкладывать в необходимую инфраструктуру. Великолепно.



Читайте также: Проклятие национального самоопределения Китая

Но когда мы после встречи продолжили дискуссию с теми студентами, из которых и предполагается формировать будущее поколение исследователей, то дух предпринимательства сразу же натолкнулся на российскую действительность. Никто из студентов не верил в то, что проект Сколково будет реализован. И причина этого связана не с недостатком талантов, а с несовершенством отношений. Вместо уверенности студенты продемонстрировали пессимизм, который совершенно не подходит для того, чтобы стать движущей силой, необходимой для обновления страны. В Китае – другое настроение. Мы очень хорошо знакомы с молодым поколением этой страны, поскольку занимались там преподавательской деятельностью, а также регулярно вели нашу колонку в China Youth Daily – крупнейшей в Китае по тиражу молодежной газете. Молодое поколение китайцев настроено критично, но вместе с тем оптимистично относительно будущего своей страны. У них округляются глаза, когда движение по улице «Фусиньмэнь» (Fuxingmen Road) в очередной раз перекрывается для того, чтобы обеспечить проезд лимузинов с синими мигалками и затемненными стеклами. Однако студенты в Пекине мечтают о том, чтобы в один прекрасный день самим проехать по резервной полосе, тогда как российские студенты жалуются на то, что привилегированные чиновники тормозят их рост. Российская молодежь такая же талантливая, как и китайская. Однако ей не хватает надежды как движущей силы.

Еще по теме: Китай и Россия нашли компромисс

«В чем причина того, что неуклюжие китайские политики в возрасте 60 лет смогли лучше справиться с привлечением на свою сторону молодежи, чем два красноречивых российских политика, не достигших рубежа в 50 лет?»  - спросили мы Медведева и Суркова. Ответ был уклончивый – так обычно это происходит и в Китае. В течение двух дней дискутировался вопрос о том, чему Россия должна отдать приоритет – демократии или экономическому прогрессу? Но если именно те люди, которые нужны стране для необходимого экономического роста, составляют основу критически настроенной массы, то ситуация становится сложной. В Китае низший класс требует справедливости и уважения, а в России это делает городской средний класс. Автократия способна быть очень эффективной при решении разного рода проблем. Но в чьих интересах это будет сделано? Китайский ответ продолжает оставаться для нас загадочным: «В интересах социализма с китайскими чертами». В городе Ченду мы попросили дать свое определении молодого профессора Сычуаньского университета, учившегося в Соединенных Штатах. «Социализм» означает Коммунистическая партия, а «китайские черты» можно понимать так: «Делайте, что хотите», - ответил он, улыбаясь. Что бы он предпринял, если бы на месяц получил полную власть в Китае? Установил бы западную демократию? «Ни в коем случае. Я бы занялся процессом дальнейшей демократизации в стране и приблизил бы Китай к социальной модели стран Северной Европы», - последовал ответ.

Еще по теме: Готовы ли Россия и Китай начать новую Большую игру?


А как бы ответил российский профессор? Фразу «Делайте, что хотите» можно произнести с улыбкой, если дать народу надежду на увеличение благосостояния и на достижение большей социальной справедливости. Любое правительство, любая партия хочет оставаться у власти. Реальность такова,  что при этом закон нарушается не только в Китае и в России. И даже отстранение от должности с помощью голосования превращается в фарс, если альтернативный вариант представляет собой переход из огня в полымя. Россия и Китай оставили позади себя коммунистическое наследие в конце 20-го века и пошли по новому пути в будущее. Потеря уверенности в будущем собственной страны заставляет эмигрировать наиболее талантливых представителей российской молодежи. Надежда на возможность реализовать мечту своей жизни заставляет китайцев возвращаться на родину. Возможно, Москва и станет финансовым центром, но все равно в сравнении с Китаем Россия застряла где-то позади на дистанции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.