Пекин, Лондон и Лос-Анджелес объединяет такой недостаток, как плохое качество воздуха. Хотя Лондон и Лос-Анджелес далеки от идеала, для них самые страшные дни загрязнения атмосферы уже позади. Пекину, где ситуация с качеством воздуха сейчас едва ли не самая ужасная за всю его историю, есть чему поучиться у двух этих городов.

И в Лондоне, и в Пекине были периоды истории, когда для отопления использовался уголь. В холодную погоду оба города погружались в смог, образуемый котлами, отапливавшими дома. Большой смог 1952 года так напугал жителей Лондона, что власти были вынуждены принять новый закон для очистки воздуха. А переход на газ, запасы которого были обнаружены в Северном море, позволил городу более активно применять это чистое топливо для отопления, что уменьшило зависимость от угля.

Что касается Пекина, то там с переносом промышленных объектов за пределы города накануне Олимпийских игр 2008 года, почти все легкодоступные методы очищения атмосферы были исчерпаны. Последние четыре электростанции, работающие на угле, будут заменены на газовые в течение нескольких лет. Пекин достоин похвалы за смелое обещание, что потребление угля с 2010 года до 2015 года будет сокращено почти вдвое: с 27 миллионов тонн до 15 миллионов тонн.

Читайте также: Экологам стоит поддержать атом

Однако можно сделать еще больше. Пекин  мог бы смело осуществить переход от угля к возобновляемым источникам энергии и сосредоточиться на улучшении ситуации с выбросами от транспорта, поскольку именно уголь и транспорт больше всего загрязняют воздух.

Из всех трех городов первенство в освоении возобновляемых источников для производства электроэнергии принадлежит Лос-Анджелесу. Согласно закону об электроэнергетике Калифорнии, к 2020 году все поставщики должны будут производить треть электроэнергии за счет возобновляемых ресурсов. В самом Лос-Анджелесе был запущен ряд программ, например, программа стимулирования солнечной энергетики, подталкивающая  бизнес и домовладельцев к установке фотоэлектрических систем и тем самым ведущая к более широкому использованию солнечной энергии. Кроме того, муниципальные службы все больше ориентируются на использование энергии ветра для производства электричества. Пекин мог бы применить этот опыт для развития своих собственных мощностей, опирающихся на возобновляемые источники.

Кроме того, власти Лос-Анджелеса стимулируют развитие транспортных средств, работающих на электричестве, используя программы скидок и налоговых льгот, чтобы еще больше побудить покупателя приобретать электромобили. В результате в 2012 году гибрид Toyota Prius стал самой продаваемой машиной в Калифорнии. Именно в этом штате была продана одна четверть всей автомобилей этой модели в США.

Однако речь идет не только об увеличении производства электромобилей. Основными проблемами в наше время являются также перегруженность дорог и большая концентрация выбросов в атмосферу от автотранспорта. Улучшение системы общественного транспорта Пекина может стать главным инструментом перехода на зеленые технологии.

Экология


Также по теме: Россия терпит неудачу в вопросе снижения загрязнений

К настоящему моменту пекинское метро является самым протяженным в мире, а на развитие системы общественного транспорта выделяются щедрые ассигнования и существенные инвестиции. Однако Лондон может дать Пекину еще несколько небольших уроков.

В британской столице действует невероятно разветвленная сеть общественного транспорта, тесно связанная с системой велосипедного транспорта. Существенные усилия были предприняты Лондоном и в части улучшения инфраструктуры для пешеходов, что позволило жителям более комфортно передвигаться по городу пешком. Предприятия крупного бизнеса также должны поощрять отказ своих сотрудников от поездок на личном транспорте в пользу перемещения на общественном, на велосипеде или вообще пешком.

Компактное городское планирование привело к появлению большого количества городов-спутников вокруг Лондона, чем он резко отличается от неконтролируемой и бессистемной застройки Лос-Анджелеса и Пекина. Это ведет к сокращению концентрации транспорта и выбросов в центре города и к снижению опасного воздействия этих выбросов.

В Лондоне был также введен налог на заторы, взимаемый в часы пик в центре города с автомобилей, работающих на бензиновом топливе. Он нацелен на то, чтобы ограничить использование автомобилей без необходимости и пересадить жителей окраин с личного транспорта на общественный. Пекин мог бы извлечь полезные уроки из этих инициатив, что, по всей видимости, он порой и делает.

Читайте также: Кризис отодвинул в тень экологию?

Однако очистка воздуха от загрязнений это отнюдь не легкая задача. И хотя все эти и другие меры помогли Лос-Анджелесу и Лондону со временем улучшить качество воздуха в городской черте, окончательного решения этой проблемы не найдено.

Для снижение уровня загрязнения воздуха необходим последовательный и непрерывный процесс изменений, занимающий десятилетия. Это не просто одноразовые кампании, которые ранее широко применялись в Китае. Однако Пекин может предпринять еще ряд небольших и оперативных мер, чтобы не допустить ухудшения ситуации в самые неблагоприятные дни.

Когда ожидаются плохие погодные условия, необходимо принимать особые меры, такие как введение специальных пунктов контроля пониженного уровня выбросов для автотранспорта или увлажнение дорог и стройплощадок. Сжигание биологических отходов и мусора на открытом воздухе в пригородных и сельских районах близ Пекина также должно быть строго запрещено.

Эти действия могут показаться неосуществимыми из-за своей масштабности. Тем не менее, у Пекина есть одно преимущество по сравнению с Лос-Анджелесом и Лондоном. Благодаря научным достижениям бороться с  определенными видами вредных газов стало гораздо легче, чем раньше. В Лос-Анджелесе и Лондоне вредным для здоровья воздухом дышали годами и даже десятилетиями после того, как самые страшные дни оказались позади. Очистка пекинского воздуха может быть осуществлена гораздо быстрее. Успехи Пекина в переходе на зеленые технологии в процессе урбанизации, идущей в Китае полным ходом, станут примером для любого другого города развивающегося мира, сталкивающегося с издержками стремительного развития.

Ван Тао — штатный научный сотрудник, а Э. Такер Хирш - исследователь Центра глобальной политики Карнеги-Цинхуа (Carnegie-Tsinghua Center for Global Policy).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.