Никто в Польше еще год назад не мог даже подумать о том, что российский премьер-министр приедет в Катынь и будет чествовать польских героев, вероломно убитых в 1940 году палачами НКВД. До недавнего времени российская пресса в разрез существующим документам ставила под вопрос ответственность СССР за эту расправу, а более радикальные газеты перекладывали вину на немцев. Все это невзирая на факт, что в 90-е годы Горбачев и Ельцин официально признали вину России и осудили это преступление.
 
В течение последнего десятилетия сам Владимир Путин – вначале как президент, а потом как премьер-министр, последовательно восстанавливал в России сталинскую символику и гордость за "свершения" коммунистического преступника. Путин исповедовал концепцию сильного лидерства, которая не принимает во внимание нормы демократии, считается не с общественным мнением, а с силой, страхом и эффективностью, и опора на сталинское наследие могла казаться ему логичной. Особенно если принять во внимание теплые чувства большинства россиян к "старым добрым временам".

Поэтому так удивительно, что Путин принимает участие в сегодняшних мероприятиях в Катынском лесу. Также как и то, что в страстную пятницу российское телевидение показало фильм "Катынь" Анджея Вайды. Фильм, который, как написала вчера на страницах "Washington Post" Энн Аппельбаум (Anne Applebaum), награжденная Пулитцеровской премией за книгу "Гулаг", не мог быть показан без личного согласия Владимира Путина. И хотя он прошел на имеющем малое распространение канале, что означает, что массовая аудитория его не увидела, до российских элит он точно дошел. А именно они в большой степени будут формировать российское общественное мнение.

Вдобавок – на парад по случаю празднования Дня Победы 9 мая в Москву приглашена польская рота почетного караула. А российская пресса пишет о польских героях, которые вместе с Красной Армией брали Берлин.

Все это свидетельствует о поразительных изменениях в политике Кремля. Продиктованы ли эти изменения "усталостью" Путина от бесконечно тянущихся стычек с Польшей (как пишет Аппельбаум) или расчетом на какую-то быструю выгоду – этого мы пока не знаем. Это может быть и очередная циничная игра Кремля, цели которой станут ясны позже. Но даже если так, все равно это очень важный жест российского премьера, - жест, который невозможно переоценить.

Именно катынское дело может стать переломным моментом в истории современной России, началом процесса расчета со сталинизмом и темными страницами своего прошлого. В России Сталин еще не умер. Ведь тираны не умирают со своей физической смертью, они умирают лишь тогда, когда их дела осуждает народ. Такого осуждения до настоящего времени в России не хватало.

В знаменитом советском фильме "Покаяние" дочь художника, убитого по приказу человека, являющегося воплощением Сталина, произносит значимые слова: "Пока вы оправдываете тирана, он продолжает жить".

В путинской России призрак Сталина жил прекрасно, и даже из года в год чувствовал себя все лучше. Следствием этого стали не только проблемы на линии Москва  Варшава, такая политика приносила России вред в ее отношениях с Европой и во внутренней политике.  В стране, где лелеют культ тирана, нет места гражданскому обществу. А без развития такого общества у России нет шансов стать современным государством и наладить в полной мере открытые отношения с Западной Европой, исповедующей диаметрально противоположные ценности.

Хотя коммунизм на Западе не получил такого же осуждения, как нацизм, а экономические интересы в контактах с Россией часто заслоняют западным политикам авторитарные замашки Кремля, существует предел терпимости к авторитаризму, за который не выйдут лидеры Италии, Франции или Германии. Хотя бы из-за собственных избирателей.

Всенародный акт испытания совести (припоминание и анализ всех грехов, предшествующие покаянию – прим. пер.) необходим самой России. Как сказал в интервью изданию "Новая Восточная Европа" член общества "Мемориал" Александр Гурьянов, следствием поддержки культа Сталина в России стало возвращение к отказу от уважения личности в общественной жизни и возведение на пьедестал идеи великодержавного государства.

России необходим перелом, симптомом которого могло бы стать изменение отношения к катынскому делу. Насколько благотворными могут быть последствия такого перелома свидетельствует пример Германии после Второй мировой войны. Политика осуждения нацистской идеологии в комплексе с политикой примирения с прежним врагом  соседней Францией, принесла обоим государствам и всей Европе огромную политическую и экономическую выгоду. Это предотвратило очередные вооруженные конфликты и способствовало восстановлению экономической мощи Европы, разрушенной войной. Эту выгоду почувствовали и мы, поляки, как граждане Европейского союза.

Катынь и осуждение сталинизма стало бы уникальным шансом для России и Европы. Хотя все это может казаться мечтами, и, конечно, потребуется длительный подход к расчетам с собственной историей, последние события показывают, что Россия способна приять такой вызов. Тем более что обвиняемым является не российское общество, которое само первым пало жертвой сталинизма, но преступная система.