30 апреля 1945 года Адольф Гитлер покончил с собой вместе с Евой Браун (за день до того она стала его женой) в своем берлинском бункере, а их останки были сожжены в садах государственной канцелярии. Такова официальная версия событий. Дело засекречено. Только вот в отличие от супругов Геббельс их тела так и не были найдены, сфотографированы и идентифицированы. Все это становится пищей для слухов об их возможном бегстве. В течение 55 лет нам не удавалось узнать ничего больше.

 

Единственной у кого имелся доступ к истине, была Россия. Именно ее солдаты первыми вошли в столицу Рейха. Только вот в Москве молчали. Даже после распада СССР. Тема была запретной. Российские архивы соизволили открыть только в 2000 году. Во время выставки «Агония III Рейха. Возмездие» иностранной прессе был представлен обугленный фрагмент черепа с отверстием от пули. Директор мероприятия заявил, что тот принадлежал Гитлеру, однако признал отсутствие тестов ДНК. Все это показалось недостаточно убедительным, однако пробудило и разожгло любопытство.


В течение двух долгих лет режиссер-документалист Жан-Кристоф Бризар (Jean-Christophe Brisard), автор фильма «Дети диктаторов», делал все, чтобы получить доступ к этой псевдореликвии. В этом ему помогала неутомимая российско-американская журналистка Лана Паршина. С 2016 по 2017 год они играли в кошки-мышки с российской администрацией, которая сохранила налет сталинизма в мышлении и работе. Выданные, а затем аннулированные разрешения, несдержанные обещания, неоднократные отказы — все вылилось в 24 месяца до встречи в Государственном архиве РФ для экспертизы знаменитого фрагмента черепа. Журналисты пришли туда не одни. С ними прибыл эксперт по судебной медицине Филипп Шарлье (­Philippe Charlier), который прославился работами по загадочным смертям (например, Ричарда Львиное Сердце и Генриха IV). Им всем дали понять, что «отмашка» поступила с самых верхов государственной власти, то есть из Кремля. Нужно было представить всему миру доказательство того, что Россия — единственный победитель во Второй мировой войне. Загвоздка в том, что разрешение было выдано всего на день, а время осмотра ограничено тремя часами!


Филипп Шарлье осознавал, что ему, наверное, поручена самая ответственная миссия за всю его карьеру, однако не мог скрыть радости, когда ему представили осколок черепа… в коробке из-под дискет. Как бы то ни было, все прошло не так, как задумывалось: ему не было разрешено прикоснуться к фрагменту, а исполненные подозрений и паранойи сотрудники ГАРФ внезапно прервали сеанс. Как бы то ни было, у троицы все еще оставался шанс: предполагаемая челюсть диктатора, которая находится на Лубянке, в здании бывшего КГБ и нынешней ФСБ. Там, под наблюдением десятка агентов, Филипп Шарлье, наконец, смог начать работу: осмотр под микроскопом, взятие слепков, сравнение со снимками зубов Гитлера от 1944 года и т.д.


Детали этой судебно-медицинской экспертизы (она, безусловно, оказалась неполной с учетом обстоятельств), а также реконструкция последних дней фюрера в бункере и свидетельства находившихся с ним членов СС представлены в работе Жана Кристофа Бризара и Ланы Паршиной. Заключение специалиста: «Осмотренные останки действительно принадлежат Адольфу Гитлеру, скончавшемуся в Берлине в 1945 году. Данный факт перечеркивает все теории о том, что этот человек мог выжить». Факт установлен. Тем не менее это не дает ответа на вопрос о том, как покончил с собой диктатор: застрелился или принял яд.


Расследование также установило, что Сталину было известно еще в мае 1945 года о том, что советская контрразведка собрала останки Гитлера и тайно захоронила их в немецком городе Ратенов. Как бы то ни было, на конференции в Потсдаме в июле-августе 1945 года «вождь народов» намекнул Черчиллю и Трумэну, что фюрер вполне мог бежать в Аргентину или Японию. Небольшая издевка над союзниками, которые, как он уже тогда понимал, должны были стать его врагами по холодной войне. Кроме того, американские и британские агенты гонялись по всему миру за призраком! Русский юмор, как и водку, лучше употреблять со льдом…