Сто лет назад, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года царь Николай II, царица Александра, пять их детей и несколько близких были убиты большевиками в подвале дома Ипатьева в Екатеринбурге. Век спустя, в изменившейся после распада СССР России, которая без конца копается в своем имперском прошлом и пытается восстановить его, эта трагическая годовщина будет отмечена церемонией перед шахтой, где в 1991 году были обнаружены их останки (их бросили там на следующий день после убийства, предварительно разрубив на части и облив кислотой). Ложь Ленина раскрылась, поскольку тот распорядился сделать так, чтобы никто не смог найти и следа последнего царя и его окружения, которое сопровождало его в последний год скитаний.


Кроме того, живые потомки Романовых соберутся на службе в Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге. Именно там, на берегу Невы 17 июля 1998 года были захоронены тела самых знаменитых жертв революции, которые в конечном итоге удалось опознать благодаря долгим и скрупулезным научным анализам. Эта церемония, которая всего десятью годами ранее казалась чем-то немыслимым, позволила Борису Ельцину, президенту шаткой, мафиозной и загнанной в угол постсоветской России принести публичные извинения за все преступления большевиков, сталинистов и их последователей, стоя перед маленькими гробами. Признание прозвучало в присутствии членов имперской династии, многих иностранных послов и деятелей вроде принца Кентского, личного представителя королевы Елизаветы II. Я никогда не забуду этот острый момент исторического примирения и политической отваги. Последовавшее за признанием молчание многое об этом сказало. На следующий день молчаливые толпы людей пришли к часовне, где находились останки (их не могли разместить в нефе, поскольку Николай II отрекся от престола 3 марта 1917 года и не был правящим монархом на момент гибели).


Тот факт, что Ельцин бил себя кулаком в грудь, и что его супруга стояла на коленях, выглядит тем более впечатляющим, что в бытность генеральным секретарем уральского отделения Компартии, тот же самый Ельцин не мог примириться с тем, какой культ сформировали некоторые местные жители вокруг дома Ипатьева, и распорядился снести его. Только это ничего не дало: освистанный народом аппаратчик был вынужден построить на этом месте небольшую часовню, чьи иконы и свечи неизменно напоминали о мученичестве. Сегодня там стоит храм. Память пережила страх и диктатуру. Как говорил Джордж Оруэлл, «прошлое непредсказуемо».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.