Руаль Амундсен взял себе на воспитание двух девочек из Восточной Сибири. Это будет «человеческий эксперимент», говорил он. Но вскоре девочкам пришлось отправиться домой.

Фотографии на рабочем столе Руаля Амундсена стоят нетронутыми. На выцветших черно-белых портретах в серебряных рамках «девочки-эскимосочки» катаются на осликах.

В 1921 году, после неудачной экспедиции на борту «Мод», великий полярный исследователь вернулся в свое имение Свартскуг на берегу Буннефьорда и «удочерил» двух девочек из Восточной Сибири.

За два с половиной года, что они проходили в деревенскую школу в коммуне Оппгорд близ Осло, они выучили норвежский и завели норвежских друзей. Амундсену было любопытно, смогут ли его «эскимосочки» свыкнуться с западным миром.

«Если собрать все материалы о Руале Амундсене, то его эпопея с девочками почти нигде не упоминается», — говорит 53-летний Эспен Итреберг (Espen Ytreberg), автор недавно вышедшей книги «Мыс Сердце-Камень».

Это первое серьезное жизнеописание Ниты Какот Амундсен (Nita Kakot Amundsen) и Камиллы Карпендейл (Camilla Carpendale). История началась примерно сто лет назад, когда одной было четыре года, а другой — двенадцать.

Руаль Амундсен с двумя девочками

Руаль Амундсен

Родился 6 июля 1872 года в имении Борге в провинции Эстфолл.

Вечный холостяк.

После обретения Норвегией независимости в 1905 году стал национальным героем наряду с Фритьофом Нансеном.

Первый человек в истории, покоривший Южный (1911) и Северный полюс.

Первым прошел Северо-западный проход и стал пионером воздухоплавания и авиации среди полярников.

Погиб в июне 1928 в ходе спасательной операции к северу от Шпицбергена. Его самолет предположительно разбился недалеко от острова Бьёрнэйя.

Сплошные льды вокруг и две девочки на борту

18 июля 1918 года. Руаль Амундсен и его команда из девяти человек вышли из порта Вардё на 120-футовой шхуне «Мод», держа курс на восток. Цель экспедиции — пройти Северный морской путь, достичь Северного полюса и провести ряд научных изысканий. Главную опасность представлял собой ледяной покров — судно могло вмерзнуть намертво.

Спустя шесть недель после отплытия судно не продвинулось дальше мыса Сердце-Камень. Команда решила зазимовать, присмотрев тихую спокойную бухту. Однако вышло так, что зимовка растянулась на три года.

К началу зимы 1921 года шхуна додрейфовала до Чукотки, далекой российской провинции на Крайнем Севере. Пока полярники жили среди чукотского племени, к экипажу прибился помощником чукча по имени Какот.

Через какое-то время он привел из яранги неподалеку дочку Ниту. Девочке было всего три-четыре года. Она явно голодала, а тело ее было покрыто экземой. Мать ее умерла, и, по словам отца, жизнь в семье была тяжелая.

Как вспоминает сам Амундсен в автобиографии, удочерение прошло стремительно. Полярник спросил Какота, где ребенок живет. Какот указал на сверток из шкур. Андерсен ответил: «Веди ее сюда». Отец не возражал. Так Амундсен впервые стал приемным отцом.

Полезные связи экспедиции

Чтобы пополнять запасы провианта и других вещей первостепенной важности, экспедиция «Мод» нуждалась в полезных контактах. Одним из таких нужных людей был торговец Чарли Карпендейл (Charlie Carpendale). Предприимчивый австралиец осел на Крайнем Севере, где основал целую торговую сеть. Через него Амундсен не только приобретал нужные экспедиции товары — Карпендейл даже умудрился сплавить ему свою дочку.

От аборигенок у Карпендейла было девять детей, и двенадцатилетней дочке Камилле он хотел дать европейское образование. Амундсен же со своей стороны заключил, что Ните не повредит старшая сестра.

19 апреля 1921 года напуганная девочка поднялась на борт «Мод». О Норвегии она ничего не знала и совсем не представляла, что ей предстоит.

Как же Амундсен обращался с «дочерями»?

В 2011 году о девочках впервые написал биограф Амундсена Тур Буманн-Ларсен. Всю жизнь Амундсена интересовали лишь полярные исследования. Он не только легко порывал с любовницами, но даже с собственной семьей разругался. Поэтому жил Амундсен одиноко.

По мнению Итреберга, девочки заполнили пустоту в душе Амундсена. Ближе них у него никого не было. По сути, они заменили ему семью. Но несмотря ни на что, «эскимосочки» оставались научным экспериментом Андерсена, подчеркивает писатель. Амундсен собирался демонстрировать их в обществе как иллюстрацию своих приключений, частичку полярной экзотики. Тут сказывается не только работа Амундсена над собственным имиджем, но и колониальная история.

«Начиная с Христофора Колумба западные мореплаватели всегда брали с собой аборигенов. Их показывали в обществе, давали им образование и прививали западный образ жизни. Нам, норвежцам, и в голову не приходит, насколько тесно исследования севера связаны с колониализмом, а ведь это так», — считает Итреберг.

Впервые попробовали молоко

В август 1921 года после долгих приключений Амундсен, Нита и Камилла попали в американский порт Сиэтл. С летним теплом «Мод» наконец-то вырвалась из сибирского плена. Однако у судна был сильно поврежден гребной винт, и экспедиции пришлось отправиться в Сиэтл на ремонт.

В порту Амундсена встречала толпа народа. В Сиэтле девочки впервые познакомились с западным миром. Они впервые посмотрели кино, сходили в зоопарк и попробовали молоко.

Амундсен брал с собой девочек на все свои деловые встречи с американскими партнерами. Многие из них принадлежали высшему свету, а там Амундсен по-прежнему считался знаменитостью, несмотря на неудачу с «Мод». И он сам, и его девочки вызвали живой интерес газетчиков. На фотографиях девочки позируют в матросских юбочках с бантиками. А вот они сидят на слоне, а рядом стоит сам Амундсен. Камилла вжилась в роль старшей сестры и обнимает Ниту.

Прибытие в столицу

Ранним утром 25 января 1922 года корабль «Ставангерфьорд» вошел в гавань Христиании (прежнее название Осло — прим. перев.) после полугодичного плавания. Нита с Камиллой остались в каюте и Норвегию увидели лишь после того, как судно встало на якорь.

Когда пассажиры спускались по трапу, пристань кипела журналистами и зеваками. Пресса знала об их прибытии, и народу собралось много, но сам Амундсен во избежание лишнего внимания остался в Сиэтле. Его участия требовал и ремонт «Мод».

Камилла немного попозировала, даже не сходя на берег. После долгого путешествия ей нездоровилось. «Похоже, она простудилась, и внимание общественности ей ни к чему», — написал один журналист.

Катание на лыжах

Приехав в Свартскуг, Амундсен строго-настрого наказал, чтобы девочки не отлучались из усадьбы и не ходили поодиночке. Он научил их кататься на лыжах и свозил на зимнюю рыбалку в Буннефьорден. Они звали его «дедушкой».

Но «дедушке» приходилось надолго уезжать по делам. Всего через две недели Руаль Амундсен уплыл в Сиэтл на встречу со своим экипажем. Домой в Норвегию он вернулся лишь в ноябре 1923 года. Он отсутствовал почти полтора года.

С девочками сидели женщины из домашних Амундсена. Нита с Камиллой подружились с экономками и остальной прислугой. Они пошли в школу и быстро научились читать и писать. Некоторые их тетрадки сохранились до сих пор. Камилла пишет сложносочиненными предложениями — значит, новый язык не доставил ей хлопот.

Основное внимание домашних доставалось сиротке Ните. Камилле же пришлось быть за старшую.

«Они росли совсем не похожими друг на друга. Нита была очаровашка и к тому же очень впечатлительная. Камилла же была более сдержанная, но при этом гордая и застенчивая», — рассказывает Итреберг.

Удар по самолюбию

С экспедицией по Северному морскому пути Амундсену не повезло, и неудачи преследовали его и дальше. Пока «Мод» дрейфовала во льдах, Амундсен заинтересовался авиацией и воздухоплаванием. Будущее исследования внутренних рубежей Арктики — за воздушными судами, решил он.

В 1922 году Андерсен приобретает два самолета. Вскоре оба разбились один за другим — лишь по счастью обошлось без жертв. Газетчики над полярником потешались. Трудностей и так хватало, а их издевательства стали болезненным ударом по его самолюбию. До Северного полюса «Мод» так и не добралась. Команда доблестно боролась со льдами семь лет, но в 1925 году экспедиция завершилась окончательно. Она дорого обошлась Амундсену.

© AP Photo,
1923 год. Шхуна "Мод", вмерзшая в лед у берегов Сибири

На экспедицию «Мод» Андерсен истратил все свои средства. В сентябре 1924 года он объявляет о банкротстве, и шхуна уходит с молотка.

Экспедиция «Мод» 1918-1925

«Мод» вышла из Христиании в 1918 году. Среди членов экипажа были в том числе Оскар Вистинг и Хельмер Ханссен, участники знаменитого похода Андерсена к Южному полюсу (1910-1912).

По разным причинам экспедиция растянулась на несколько лет. В 1925 году «Мод» прибыла в порт Ном на Аляске. Амундсен продал шхуну пароходству Гудзон-Бей. В 1931 году она затонула в заливе Кембридж-Бей в Северо-Западном проходе у северных рубежей Канады. После кораблекрушения «Мод» почти 90 лет пролежала у берега, став аттракционом для водолазов.

В этом году «Мод» прибыла домой в Норвегию. После реставрации она встанет на вечный прикол в Воллене, муниципалитет Аскер.

Амундсен потерял права собственности на имение Свартскуг и влез в долги. Девочек он решил отослать обратно.

Поучившись некоторое время в Хиллерёдском пансионе в пригороде Копенгагена, девочки отправились на другой конец света — в Восточную Сибирь. Амундсен решил, что девочки уже достаточно взрослые и в сопровождении не нуждаются: Камилле уже исполнилось 15, и ей наказали позаботиться о Ните.

Последний раз Руаль Амундсен виделся с девочками 20 сентября 1924 года.

Выбор в пользу карьеры

«Афтенпостен»: Андерсен был заботливым «отцом», или девочки были для него лишь экспериментом?

Эспен Итреберг: Полагаю, он был человеком властным, но таково было тогдашнее представление о роли отца семейства. Во всяком случае, он питал к девочкам искренние чувства и заботился о них. Но в конце концов он выбрал карьеру. На первом месте для него всегда стояли полярные исследования.

— Почему же он так скоропалительно решил отослать их обратно?

— Главная причина — это его банкротство. Кроме того, он рассорился с ключевыми людьми, на которых держалось все его хозяйство и дом, где жили девочки. Амундсен старался избавиться от всех обязательств, не связанных с экспедиционной деятельностью. Поэтому девочкам пришлось отправиться восвояси.

— И как он только мог отправить их домой одних?

— То, как он с ними обошелся, конечно, прискорбно. Но в те времена детей часто отправляли в поездки одних, и это не считалось предосудительным. На американских паромах даже имелись специальные люди, они занимались детьми, которых отослали в США без сопровождения родителей.

Долгий путь домой

Сперва девочкам пришлось отправиться из Норвегии в Антверпен. Потом они пересекли Атлантику и прибыли в Сан-Франциско. Оттуда им предстоял последний этап — дорога на Крайний Север. Из Норвегии девочки увезли хорошие воспоминания: они продолжили переписываться со своими подружками. Но вернуться обратно им была не судьба.

В интервью газете «Тиденс Тегн» (Tidens Tegn, издавалась с 1910 по 1941 год — прим. перев.) Руаль Амундсен скажет, что своим экспериментом хотел доказать, что эскимосы смышленые и легко учатся.

«Эскимосов никогда не считали равными нам. Им никогда не объясняли, что они — такие же люди, той же божественной природы и того же предначертания, что и белый человек», — сказал он тогда.

«Тогда было принято считать, что коренные народы других стран света уступают людям Запада в умственных способностях. Амундсен хотел это опровергнуть. Девочки хорошо учились, получали лучшие оценки и завели норвежских друзей. Таким образом, Амундсен полагал, что его эксперимент завершен», — объясняет Эспен Итреберг.

После нескольких лет трудной и полной перемен жизни девочки обосновались в Канаде, недалеко от Ванкувера.

Они дружили до самой смерти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.