После высадки американского десанта в 1942 году на Гуадалканале в архипелаге Соломоновы острова японцы пытались всеми средствами отбить его назад. Военные действия, предпринятые не в последнюю очередь из соображений престижа, повлекли за собой невероятные потери.

В войне на Тихом океане было сражение, сравнимое со Сталинградской битвой. Но если в городе на Волге кровавую битву в течение нескольких месяцев вели огромные соединения вермахта и Красной Армии, то в военных действиях на тропическом острове Гуадалканал, происходивших в то же самое время, участвовали лишь несколько десятков тысяч японцев и американцев. Тем не менее ожесточенные бои за Гуадалканал стали переломным событием в развитии японского наступательного потенциала. Почти половина задействованных в боях императорских солдат погибла, а стратегический план, согласно которому следовало перерезать пути сообщения с Австралией, был сорван. Также был уничтожен ореол непобедимости японских войск в ночном бою и бою в джунглях.

После тяжелого поражения в битве у атолла Мидуэй в июне 1942 года руководство японских военно-морских сил направило все силы на укрепление внешнего оборонительного пояса. К этим мероприятиям относилось и расширение военно-морской базы в Рабауле в Новой Британии. Чтобы иметь возможность контролировать с воздуха морские пути сообщения, ведущие в Австралию и Новую Зеландию, японские военные подразделения начали строить аэродром на Гуадалканале. Когда американская разведка это обнаружила, остров, по размеру в два раза превосходящий Саарскую область в Германии, стал целью первой наступательной операции американской армии в Тихом океане. Операция получила кодовое название «Уотчтауэр».

 

В ночь на 7 августа 19 тысяч морских пехотинцев высадились на Гуадалканале и маленьком соседнем острове Тулаги. Малочисленный японский гарнизон был застигнут врасплох и укрылся в джунглях. Уже 8 августа почти готовый аэродром оказался в руках американцев и получил название «Хендерсон-Филд». Части армии США закончили строительные работы, и уже несколько дней спустя тут приземлились первые истребители и бомбардировщики. Гуадалканал стал непотопляемым авианосцем.

Реакция японского 8-го флота в Рабауле не заставила себя долго ждать. Немедленно были усилены войска на Гуадалканале. Одновременно с этим в путь отправилась эскадра крейсеров. Американский адмирал Фрэнк Джек Флетчер (Frank Jack Fletcher), опасаясь, что три его авианосца в тесной акватории Соломоновых островов станут легкой добычей, после удачной высадки морских пехотинцев отвел большую часть своего экспедиционного корпуса. Задачу прикрытия оставшихся транспортных судов взяло на себя соединение крейсеров из американских и австралийских кораблей.

В ночь с 8 на 9 августа это соединение было атаковано японцами, лишний раз показавшими свое мастерство в ведении ночных артиллерийских дуэлей. Союзники потеряли четыре тяжелых крейсера, один был поврежден. Бой у острова Саво считается самым тяжелым поражением ВМС США во Второй мировой войне. Еще одним следствием этого поражения стало то, что морские пехотинцы на Гуадалканале получили в свое распоряжение лишь часть необходимых им материально-технических средств.

В результате японцам удалось довести численности их войск на Гуадалканале до 20 тысяч человек. Чтобы избежать атак американских самолетов, они разработали систему под названием «Токийский экспресс». Флотилии быстрых эсминцев подвозили к острову подкрепление, при этом материально-технические средства, помещенные в герметичные стальные контейнеры, сбрасывались за борт, после чего их прибивало к берегу.

Тем временем на суше разгорелись самые тяжелые бои за весь период ведения военных действий на Тихом океане. Лишь с большим трудом и с немалой долей везения морским пехотинцами удалось отбить атаки японцев на Хендерсон-Филд. Ночные обстрелы японской корабельной артиллерии также не смогли вывести взлетное поле из строя на долгое время. Тем не менее величина потерь была непропорциональна стратегическому значению Гуадалканала.

Как и в Сталинграде, психология и соображения престижа и в данном случае играли немаловажную роль. Для Гитлера и Сталина борьба за город, носивший имя советского диктатора, город, где он в годы Гражданской войны заложил основы своего восхождения, приняла форму личной дуэли, ради которой оба были готовы жертвовать сотнями тысяч жизней.

После поражения в битве у атолла Мидуэй руководство японской армии и флота было не готово трезво оценить стратегическую ценность Соломоновых островов. Вместо этого оно посылало кораблем за кораблем с новыми войсками на Гуадалканал, даже когда американцы стали регулярно перехватывать корабли «Токийского экспресса» и уничтожать многие из них. Тысячи солдат при этом погибли.

На другой стороне президент США Франклин Д. Рузвельт (Franklin D. Roosevelt), отказавшись от стратегии «Европа прежде всего», тоже приказал начальникам штабов в октябре использовать «все имеющееся в распоряжении оружие» в битве за Гуадалканал, чтобы «обеспечить нашу победу». Это было трудновыполнимое задание, ведь в то время ВМС США только что потеряли один большой авианосец, а другой был серьезно поврежден.

В результате решающее сражение за Гуадалканал в ноябре 1942 года стало прежде всего битвой артиллерийских орудий. Исокуру Ямамото, главнокомандующий императорским объединенным флотом, поставил на карту все. Два линкора получили приказ обстреливать Хендерсон-Филд, в то время как 7000 японских морских пехотинцев высадились на остров для последней решающей битвы. Американцам сначала удалось оттеснить противника, но при этом они потеряли большое количество кораблей.

Следующей ночью попытку повторил еще один флот из одного линкора и множества крейсеров под командованием адмирала Нобутаке Кондо. На этот раз японцам противостоял экспедиционный корпус во главе с Уиллисом Ли (Willis Lee). Он состоял из нескольких эсминцев и двух быстрых линкоров «Вашингтон» и «Южная Дакота», оборудованных новым оружием — радиолокационными станциями орудийной наводки. Так как бой из-за угрозы налетов бомбардировщиков вновь состоялся в темноте, Ли смог противопоставить японскому опыту ведения ночного боя эту эффективную техническую новинку.

Бои в Сталинграде в дни Великой Отечественной войны

Но она сработала не в полной мере. В первой фазе боя японцам удалось обезвредить все американские эсминцы. Во время боя отказало электроснабжение на «Южной Дакоте», так что ее артиллерии пришлось стрелять вслепую. Более 40 японских снарядов попали в корабль, однако они не смогли повредить его броню достаточно сильно, чтобы корабль потерял мобильность. Наконец радиолокационная станция «Вашингтона» засекла «Кирисиму» и направила 40,6-сантиметровые снаряды точно на японский линкор, находящийся на расстоянии семи километров. Более 60 попаданий всего за несколько минут превратили корабль в металлолом. Чтобы уберечься еще и от торпед и бомб, японские флоты, наконец, разделились. За две ночи японцы потеряли два линкора, один крейсер и три эсминца. ВМС США — два крейсера и семь эсминцев.

В результате японцы утратили возможность нормального снабжения своих войск на Гуадалканале. Если в более поздних сражениях войны на Тихом океане японские солдаты в подобных случаях получали приказ в самоубийственных атаках отдавать свои жизни за императора, то в этот раз их эвакуировали на кораблях «Токийского экспресса». Когда американцы в феврале 1943 года прочесали каждый уголок острова, они обнаружили лишь брошенное военное имущество.

Япония потеряла на острове Гуадалканал и в его окрестностях 24 военных корабля, а также многочисленные транспортные суда и почти 30 тысяч солдат. Настолько же велики были потери среди американских кораблей, но число убитых среди морских пехотинцев составило не более 1,6 тысяч человек. Благодаря приобретенному в этих боях опыту ВМФ США разработал так называемую стратегию прыжков по островам, которая легла в основу дальнейшего продвижения американцев в центральной тихоокеанской зоне.

Как и вермахт после Сталинграда, императорский флот после Гуадалканала утратил потенциал для широкомасштабных наступлений. Кроме того, японская военная промышленность уже не смогла восполнить понесенные потери, в то время как индустрия США каждый месяц сдавала в эксплуатацию новые авианосцы и линкоры. Лишь потери среди опытных пилотов оказались невосполнимыми. Таким образом, битва при Гаудалканале ознаменовала собой решительный перелом в ходе войны на Тихом океане.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.