О триумфе Красной Армии под Прохоровкой 12 июля 1943 года до сих пор вспоминают как о «крупнейшем танковом сражении Второй мировой войны». Но на самом деле никакой победы не было. Об этом свидетельствуют неожиданно обнаруженные фотоснимки немецкой разведки.

Золотая фигура Богоматери восседает на белоснежной, непривычно устремленной ввысь часовне. Этот памятник, расположенный к юго-западу от русской деревни Прохоровка и воздвигнутый во времена Бориса Ельцина, напоминает о триумфе Красной Армии в «крупнейшем танковом сражении Второй мировой войны», произошедшем здесь 12 июля 1943 года.

Но вообще-то этот памятник нужно немедленно снести. Результаты самых последних исследований, основанные на бесспорно подлинных фотографиях, подтверждают: под Прохоровкой не было советской победы, да и вообще никакого крупного танкового сражения. На самом деле на поле западнее места, где сегодня стоит памятник, более 200 танков советского 29-го танкового корпуса пошли, сами того не желая, в самоубийственную атаку.

Немецкий военный историк Карл-Хайнц Фризер (Karl-Heinz Frieser) уже не раз указывал на это, в том числе и в одном из интервью газете «Вельт». Но теперь его основанная на документах из немецких и российских архивов, а также на показаниях очевидцев события демифологизация танкового сражения под Прохоровкой однозначно подтвердилась визуальными средствами.

Музей бронетанковой техники в поселке Прохоровка Белгородской области.

Его британский коллега Бен Уитли (Ben Wheatley) нашел в малоизвестном собрании фотографий немецкой воздушной разведки с Восточного фронта в Американском национальном архиве в «Колледж парке» (штат Мэриленд) множество снимков, которые с очевидностью доказывают катастрофическое поражение Красной Армии под Прохоровкой. Недавно опубликована его статья на эту тему.

Историк Фризер, полковник бундесвера в отставке, так прокомментировал это для «Вельт»: «Для меня существование этих аэрофотоснимков стало полной неожиданностью». Но на самом деле они подтверждают его исследования: эти неизвестные до сих пор фотографии практически полностью подкрепляют его анализ, основанный на документах.

Правда, фотографии можно анализировать только с помощью специальной оптики, которой располагает «Колледж парк». Опубликованные в статье Уитли примеры позволяют составить лишь весьма приблизительное представление о настоящем качестве архивных фотографий.

Согласно десятилетиями культивируемой версии битвы под Прохоровкой, в понедельник, 12 июля 1943 года, в ходе немецкой наступательной операции «Цитадель» 850 советских и 800 немецких танков столкнулись друг с другом, подобно двум рыцарским армиям. Как утверждает советская пропаганда, при этом были уничтожены 400 боевых машин вермахта.

На самом деле в бою участвовали 186 немецких танков и 672 советских, к концу дня потери составляли 235 танков у Красной Армии и пять у вермахта, и всё это происходило лишь на нескольких квадратных километрах.

Решающая битва состоялась на идущем под уклон поле в непосредственной близости от Высоты 252,2, где сегодня возвышается памятник из ельцинской эпохи. Отсюда параллельно дорожной насыпи склон спускался в низину.

Так как между насыпью и густым лесом с южной стороны, а также непроходимым для танков ложем ручья Псель на севере имелась брешь, советские саперы вырыли там глубокий ров, который можно было пересечь только по мосту в центре.

Когда утром 12 июля 1943 года масса советских танков, подобно стальной лавине, скатилась со склона Высоты 252,2, она уперлась в этот ров глубиной 4,5 метра. Это искусственное препятствие было нанесено на карты командира Павла Ротмистрова, но, судя по всему, он его проигнорировал.

Как бы то ни было, его танки скопились у узкого моста, превратившись в идеальную мишень для двух батальонов II танкового корпуса СС на другом берегу рва. С немецкой стороны в сражении участвовали превозносимый нацистской пропагандой до небес командир «Тигров» Михаэль Виттман (Michael Wittmann), сын рейхсминистра иностранных дел Рудольф фон Риббентроп (Rudolf von Ribbentrop) и адъютант Гиммлера Йоахим Пайпер (Joachim Peiper).

Двадцатидвухлетний Риббентроп в своих воспоминаниях описывал бой как «преисподнюю из огня, дыма, горящих Т-34, убитых и раненых». Эрхард Гюрс (Erhard Gührs), солдат из подразделения Пайпера, выразился более кратко: «Это был ад». Четыре тяжелых танка «Тигр» уничтожили до 55 советских танков. После боя поле к востоку от рва выглядело как кладбище танков.

Вероятно, немецкий генералитет не поверил докладам фронтовых офицеров об их успехе и послал к месту сражения самолеты-разведчики. Именно эти снимки, сделанные ими 14 и 16 июля и в начале августа, обнаружил и проанализировал Уитли.

На них только между противотанковым рвом и Высотой 252,2 можно видеть более сотни подбитых средних танков Т-34 и легких Т-70, а также самоходные орудия советского 29-го танкового корпуса. Чуть северо-западнее от них Уитли идентифицировал 55 советских танков, подбитых четырьмя «Тиграми» Виттмана: 32 Т-34, 12 Т-70 и 11 поставленных из Англии «Черчиллей».

Редко когда основанный на документах анализ боя бывает так исчерпывающе подтвержден фотографиями, как это случилось с работой Фризера и находкой Бена Уитли. Но с одной маленькой поправкой: немецкий военный историк на основе официальных сведений о численности войск исходил из того, что три танка были полностью уничтожены, а на самом деле их было пять.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.