Писать об истории нашей страны бывает рискованно. Эта сфера вызывает больше споров, чем политика, и я говорю это, основываясь на опыте. Поэтому я прошу вас позволить мне рассказать о Голубой дивизии, и делать это я буду с большой осторожностью. В самом начале я хотел бы дать небольшое объяснение для всех тех, кто стремится затронуть политическую сторону вопроса. Что было, то прошло, и потому о прошлом можно говорить беспристрастно, не пытаясь что-то скрыть или приукрасить. Позвольте рассказать вам о походе испанских солдат, воевавших в СССР, по озеру Ильмень, о шествии двухсот человек в 58-градусный январский мороз для спасения немецкого подразделения, оставшегося в окружении на вражеской территории. В живых осталось всего 12 человек…

Герои для одних и негодяи для других, эти двести солдат под командованием капитана Хосе Мануэля Ордаса (José Manuel Ordás) заслужили уважение офицеров Вермахта (немецкие вооруженные силы времен Третьего рейха). Неизвестно, каких политических взглядов они придерживались, но, как 13 февраля 1942 года написала газета «АБС», рота отобранных лыжников преодолела всевозможные трудности, чтобы достичь места назначения: «Солдаты переходят через широкие щели во льду, порой оказываясь по пояс в ледяной воде. […] Мокрая военная форма становится жесткой и как будто окаменелой. Ориентироваться очень трудно, потому что из-за холода компасы не работают». Это событие, которому режим Франко придал слишком большое значение, историки назвали «самоубийством». Среди них доктор исторических наук Хавьер Морено Хулиа (Xavier Moreno Juliá), автор книги «Голубая дивизия» (2005). В любом случае это событие заслуживает некоторого внимания.

Ожидания и Вторая мировая война

Но давайте начнем с самого начала. Появление этого подразделение связано с Операцией «Барбаросса», включавшей план нападения нацистской Германии на СССР летом 1941 года. По словам Хавьера Морено Хулиа, Франсиско Франко предложил Германии отправить «несколько добровольческих подразделений в знак признательности за помощь во время гражданской войны». Немцы приняли этот «жест солидарности», как его описывает историк. Всего через два дня после того, как немецкие танки и люфтваффе (немецкие военно-воздушные силы) атаковали советские границы, министр иностранных дел Рамон Серрано Суньер (Ramón Serrano Súñer) выступил в центре Мадрида, обвиняя во всем коммунизм и тем самым поднимая дух жителей города. «Товарищи! Не время болтать попусту, пришло время, когда Фаланга должна вынести обвинительный приговор: Россия виновна! Виновна в нашей гражданской войне! […] От уничтожения России будет зависеть история и будущее Европы!» — заявил он.

Через три дня стало известно о создании Голубой дивизии, и начался призыв. Историк Карлос Кабальеро Хурадо (Carlos Caballero Jurado) в книге «Голубая дивизия: с 1941 года по настоящее время» (La División Azul. De 1941 a la actualidad) пишет, что добровольцев было очень много. В своей работе он приводит фрагмент из дневника младшего лейтенанта из Каталонии. Его слова показывают, как торопились испанцы вступить в ряды дивизии: «Я вступил в Голубую дивизию. Да защитит меня Господь в этой военной кампании, как он это делал и ранее. […] В конце прошлого месяца в газетах появилась информация о том, что в комендатурах "Испанской фаланги" можно записаться добровольцем и отправиться бороться с коммунизмом. Как только я об этом узнал, я явился в комендатуру, но мне сказали, что они пока не знают, могут ли записываться офицеры».

13 июля того же года Голубая дивизия на поездах отправилась в Германию. По словам Хурадо, вся Испания была этим воодушевлена. «В Мадриде и других городах, где прощались с солдатами, собирались огромные толпы. Конечно же, среди них было много родственников», — пишет он. Также там было много сторонников Фаланги, певших свои песни и гимны. Это событие вдохновило даже Франсиско Франко, что он доказал через четыре дня, выступив с речью: «В минуты, когда немецкие солдаты направляются на сражение, которого уже столько лет ждут Европа и все христиане, когда кровь нашей молодежи соединится с кровью наших товарищей как живое проявление солидарности, давайте возобновим веру в судьбу нашей Родины».

Испанцы под командованием Агустина Муньоса Грандеса (Agustín Muñoz Grandes) прибыли в Германию, где меньше, чем за две недели, они прошли военную подготовку. Там они получили классическое снаряжение солдата вермахта. Как вспоминает Томас Сальвадор (Tomás Salvador), один из добровольцев, надеть это снаряжение оказалось очень сложно: «Нам дали бесчисленное множество маленьких предметов, которые мы не знали, куда прицепить: щетки, круглые пластиковые оранжевые коробки, стамески, обшивки ворота рубахи… Из-за кальсон и рубашек всё отделение было готово дезертировать».

Познакомившись с немецкой тактикой и снаряжением, Голубая дивизия отправилась в Россию. Но чтобы достичь места назначения, солдатам пришлось пройти пешком более 900 км. Сначала они сражались на реке Волхов на севере страны. Затем они проявили смелость в боях в деревнях Посад и Отенский. К декабрю погибло уже более тысячи солдат.

Нападение СССР

В январе количество погибших, раненых и исчезнувших солдат Голубой дивизии уже превышало 1400 человек. В это время положение немецких войск, находившихся между Ладожским озером и рекой Волхов к востоку от Санкт-Петербурга, было критическим. Преподаватель современной истории университета короля Хуана Карлоса и автор книги «О героях и неугодных: Голубая дивизия» (De héroes e indeseables: La División Azul, 2007) Хосе Луис Хименес Родригес (José Luis Jiménez Rodríguez) в интервью газете ABC рассказал, что в ту зиму массовое наступление советских войск застало немцев врасплох, и они оказались в затруднительном положении. Он объясняет: «Красная армия начала наступление в составе 75 дивизий на протяжении 600 км по линии фронта для того, чтобы открыть коридор, который поможет им спасти осажденный Ленинград». Положение Муньоса Грандеса и его солдат было не лучше. «Они были вынуждены отступить из-за сопротивления врага и ужасного холода».

Несколько недель советские войска вели сражения на фронте, и в итоге 7 января им удалось пробить брешь в обороне врага в южной части озера Ильмень, расположенного рядом с Новгородом. Немецкие войска прекратили сопротивление. Хурадо добавляет: «Сначала группа армий "Север" была разбита на юге озера Ильмень, где советские войска пересекли линию фронта, разгромив западный фланг 290-й немецкой дивизии, а затем двинулись к городу Старая Русса». Положение было безнадежным, поскольку железнодорожные пути этого города были необходимы немецким войскам для передвижения по региону. Но несмотря на всю свою мощь, Красная армия не смогла справиться с небольшим нацистским гарнизоном, находившемся в деревне Взвад у устья реки Ловать. Хулиа и Хурадо подтверждают, что там оставалось 543 солдата.

По словам Хурадо, Голубая дивизия находилась ближе всего к этому месту, поэтому только она могла отправиться на помощь окруженным немецким солдатам. 8 января высшее немецкое командование связалось с испанцами. «Они позвонили Муньосу Грандесу и дали ему приказ. С практической точки зрения Голубая дивизия была частью немецкого войска, поэтому она получала приказы от немецких офицеров», — добавляет Хименес Родригес.

Почему выбрали испанцев? После Второй мировой войны режим Франко заявлял, что причинами стали доверие, которое испанцы внушали высшему командованию, и хорошее отношение Гитлера к этой дивизии. Однако преподаватель современной истории Хименес Родригес не совсем согласен с этим утверждением: «Сомневаюсь, что в тот момент Гитлер мог думать об испанцах. В конце концов это была всего лишь дивизия в огромном войске. Было известно, что Голубая дивизия всегда выполняла приказы, которые ей давали, и она понесла много потерь и среди офицеров, и простых солдат. Поэтому, конечно, мнение немецких офицеров о дивизии было положительным».

На замерзшем озере

13 февраля 1942 года газета ABC опубликовала статью, где писала, что испанцам необходимо было преодолеть 30 км, пробираясь по замерзшему озеру Ильмень, чтобы добраться до его противоположного берега:

«Генерал Муньос Грандес, командир Испанской дивизии добровольцев, сражающейся на восточном фронте, изучает карту озера Ильмень и рассчитывает расстояние между его северным и южным берегами. Необходимо преодолеть 30 км, чтобы достичь русской деревни Х, отправившись с позиций, занимаемых Голубой дивизией. Температура снизилась до 40 градусов ниже нуля, и ледяной ветер не перестает дуть над поверхностью озера. Кажется, почти невозможно справиться с этими невообразимыми трудностями. Но когда испанский генерал получает новость о том, что небольшой немецкий отряд окружен советскими войсками в деревне Х и что он героически сопротивляется, он быстро принимает решение. «Мы сделаем всё, что в наших силах, и даже больше''. Именно так генерал Муньос Грандес ответил по телефону немецкому генералу, который сообщил ему эту новость».

Для этой миссии были выбраны солдаты из 250-й роты лыжников. «Она была создана в первой половине ноября 1941 года. Когда их отправили в Взвад, с момента подготовки прошло меньше двух месяцев. Их было 207, большинство из них никогда не ходили на лыжах. Возможно, некоторые занимались лыжным спортом или тренировались», — объясняет Хименес Родригес. Командиром был назначен Хосе Мануэль Ордас (José Manuel Ordás), астуриец, который (как подтверждает Мануэль Ордас де Аренда (Manuel Ordás de Aranda) в статье Королевской академии истории) вступил в ряды Голубой дивизии в 1941 году в качестве «командира третьей противотанковой роты». Он должен был провести солдат по озеру Ильмень. «С военной точки зрения проводить операцию было нелогично, поскольку она была слишком опасна. Однако сложно понять, что логично, а что нет во время войны», — пишет историк.

9 января солдатам приказали начать готовиться к долгому переходу через озеро Ильмень. День спустя начался их поход. «10 января до восхода солнца, когда в бледном свете виднелся ледяной пейзаж, в путь отправился капитан Ордас и рота лыжников, в которую входили солдаты, несколько пулеметов, радиотелеграфная станция, врач и продовольствие на три дня», — пишет газета ABC. Преподаватель университета короля Хуана Карлоса добавляет, что также у них были сани: «Сани тянули лошади, а не собаки, как это иногда показывают в кино. Дивизии немецкой пехоты для передвижения использовали гужевой транспорт, то есть лошадей».

Ледяной ад

Дорога, которая сама по себе была очень сложной (никто бы не захотел быстро пройти 30 км по льду), вскоре превратилась в самый настоящий ледяной ад. «Условия были ужасными. Это может показаться преувеличением, но все было именно так. Температура составляла от 30 до 58 градусов ниже нуля. Зима 1942 года была одной из самых холодных за всё столетие. Поверхность озера Ильмень не была гладкой. На ней были трещины, торосы и полыньи, в которые провалилось много лошадей. Карты были очень плохими, метель не прекращалась, солдатам пришлось обойти множество ледяных препятствий, и в итоге они сбились с пути. Они должны были пройти 30 км, но прошли больше», — подтверждает Хименес Родригес. Газета ABC писала, что «на озере появлялись ледяные бастионы, которые долго приходилось обходить» и что «путь становился только сложнее из-за огромных трещин, рассекавших замерзшие воды».

Жуткий холод только усложнил миссию: из-за него при помощи передатчика невозможно было отправить сообщения генералу. Но через приемник солдаты «продолжали получать приказы Муньоса Грандеса, который не переставал думать о роте лыжников». Трудно узнать, воодушевляли ли солдат слова генерала или же вызывали тревогу. В любом случае в газете были опубликованы все сообщения, переданные с базы.

Первое пришло в 21:40 в первый день похода: «Гарнизон продолжает героически сопротивляться. Необходимо его спасти. Этого требует честь Испании и братство оружия, связывающее наши народы. Мы возлагаем все наши надежды на солдат Ордаса. Будьте храбрыми».

В 2 часа утра пришло следующее сообщение: «Мы выслали вам новый передатчик. Я знаю, насколько сложен ваш путь, но уверен, что вы справитесь со всеми препятствиями. Вы гордость Испании, и я верю в вас, потому что верю в нашу страну. Да поможет вам Господь, ведите себя как самые настоящие испанцы».

11 января в час ночи Ордас получил сообщение от Муньоса Грандеса: «Гарнизон будет потерян, если все наши солдаты погибнут на льду озера. Продолжай бороться, хоть вас осталось немного. А если необходимо, продолжай бороться один до самой смерти. Или вы спасете немцев, или падете с ними. От имени нашей Родины я благодарю вас за вашу жертву. Муньос Грандес».

Трещины и ледяные препятствия приходилось обходить, и из-за этого дорога удлинилась. «Кроме того, за время пути они натолкнулись на различные немецкие позиции, поскольку заблудились и пытались убедиться, что там еще были немецкие солдаты. Некоторым пришлось ампутировать пальцы ног из-за обморожения. Кто-то погиб от голода. Всему виной природные условия», — объясняет газете ABC преподаватель Хименес Родригес.

Другие миссии

Первой немецкой позиции они достигли через несколько дней после выхода из лагеря. Компасы из-за холода не работали, и 12 января испанцы оказались в Устреке, городе, расположенном в нескольких километрах на запад от Взвада. Как говорится, нет худа без добра: при обороне этого участка и при контратаке вместе с 81-й немецкой дивизией помощь испанцев оказалась решающей.

Когда сражение в Устреке закончилось, испанцы попросили разрешение вернуться к изначальной миссии, но у высшего немецкого командования были другие планы. Испанцам предоставили необходимую помощь, дали им подкрепление в виде немецкого подразделения и приказали отправиться в Шишиморово. Этот ключевой район необходимо было сохранить для восстановления железнодорожного сообщения. Там они сражались до 14 числа. Кабальеро пишет, что к тому моменту из первоначального состава в живых осталось всего 60 членов Голубой дивизии.

Несмотря на то что они не раз запрашивали разрешения вернуться в Взвад, нацисты им отказали и приказали участвовать во взятии Старой Руссы. Это были новые испытания, поскольку 17 января они были вынуждены противостоять нападению советских танковых подразделений и всего через два дня они участвовали в дальнейших контратаках. Следующий день был таким же беспокойным. «20 января в 14:30 капитан Ордас сообщает, что нападение врага было окончательно отражено. Командир немецкой дивизии искренне поблагодарил смелых испанцев», — пишет газета «АБС».

В тот день немецкое командование разрешило им продолжить поход в Взвад. Они прибыли туда день спустя, когда немецкие солдаты уже начали отступление. «Вечером 21 января встретились участники роты лыжников и солдаты, оставшиеся защищать деревню», — рассказывает газета «АБС». Так завершилось 14-дневное шествие, после которого в живых осталось всего 12 человек. Среди них капитан Ордас.

«С военной точки зрения операция была крайне неудачной, но основная цель была выполнена, и подразделение было спасено. Немецкие солдаты, встретившись с испанцами, были удивлены. По приказу немецкого командования выживших наградили. Во-первых, потому что миссия была героической. Во-вторых, потому что они хотели рассказать о таких событиях и тем самым поднять дух солдат, которым они приказали бороться любой ценой, чтобы они и не думали сдаваться», — добавляет Хименес Родригес.

Через два дня у Ордаса и его солдат всё еще были силы, чтобы участвовать в нападении на советские позиции; еще одно проявление смелости, которое так вдохновило Муньоса Грандеса: «Об исключительном подвиге ребят из Голубой дивизии говорят повсюду. Как вы, так и ваши солдаты имеют все основания для гордости. Удачи и пусть все ваши начинания заканчиваются победами».

Три вопроса Хосе Луису Хименесу Родригесу

1. Какой вклад внесла рота лыжников в наступление в 1942 году?

С точки зрения военной логики их вклад был символичен. Но это показало, что испанцы несли большие потери в несущественных операциях. Командование хотело, чтобы это подразделение приняло участие в важной операции, но им не удалось это осуществить.

2. Как в Испании встретили Голубую дивизию после возвращения?

Голубую дивизию не встречали никаким особым образом. Весной 1942 года, когда первые солдаты стали возвращаться, официальные мероприятия не проводились, поскольку число погибших было очень высоким, Ленинград не пал и поставленные цели выполнены не были. Когда началась операция «Барбаросса», часть правительства верила в победу Германии и не предполагала, что потери будут такими большими. В итоге эту тему старались не обсуждать. Солдаты прибыли в Сан-Себастьян, где они прошли лечение, а затем вернулись в свои родные города и деревни.

3. Не преувеличен ли подвиг испанцев?

Данные о военных операций всегда приукрашивают. Что-то скрывают, что-то преувеличивают. Но в этом случае, если проанализировать факты, они кажутся достоверными. Изначально было 207 солдат, вернулось 12. Это был январь 1942 года. Они должны были пересечь замерзшее озеро и преодолеть бесконечное множество трудностей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.