Сентябрь 1939 года. Холодная ночь. Членам экипажа британского грузового судна почти ничего не видно. Огни корабля выключены, и он передвигается зигзагами, чтобы избежать возможного нападения врага. Вдруг прямой огненный след рассекает море, все начинают кричать, капитан приказывает взять вправо. «Торпеда!» Но уже поздно: тяжелое судно не успевает повернуться, и снаряд попадает ему в корму. Он стал еще одной жертвой подводных лодок Гитлера, которые во время Второй мировой войны пытались помешать поставкам продовольствия в Великобританию, отправив на дно моря сотни торговых судов и погубив 28 тысяч моряков.

Европа тогда переживала тревожный период, ведь механизированные подразделения Адольфа Гитлера только пересекли польскую границу, тем самым начав Вторую мировую войну. Всё больше и больше солдат поднимали флаг фюрера в центральной Европе, а под водой на всех парах подводные лодки со свастикой на корпусах направлялись в Северное море (между Данией и Великобританией). Именно действия немецких подводных лодок послужили началом Битвы за Атлантику, продолжавшейся до 1945 года.

Беспокойное начало

Чтобы разобраться в Битве за Атлантику, необходимо вернуться в 1919 год, когда Германия, потерпевшая поражение в Первой мировой войне, была вынуждена унижаться перед победившими государствами и подписать Версальский договор, в соответствии с которым она являлась главным виновником того, что началась война. Однако над Германией нависла не только нравственная ответственность, ей также пришлось открыть кошелек и заплатить союзникам так называемые военные репарации, значительную сумму в качестве компенсации за нанесенный ущерб.

В договоре было больше 400 статей, многие из которых касались немецкого флота, одного из самых больших во время Первой мировой войны. Сокращение его численности могло предотвратить будущие поражения союзников в случае начала нового конфликта. «В соответствии с Версальским договором у Германии мог быть настолько маленький флот, что в принципе он становился бесполезным. Ей было позволено иметь всего лишь 15 тысяч моряков. А весь флот мог состоять только из шести старых и маленьких броненосцев, такого же количества крейсеров, двенадцати эсминцев и нескольких вспомогательных судов. И ни одной подводной лодки!» — объясняет в книге «Морская война в Атлантическом океане» испанский историк Луис де Сьерра (Luis de Sierra). Ведь с 1915 года немецкие подлодки уничтожили семь тысяч кораблей, тем самым заработав себе неплохую репутацию.

Германия выполнила все предписания Версальского договора, а затем взяла правосудие в свои руки. В 1922 году она начала проводить секретную программу по разработке новых подводных лодок, а вскоре создала «Школу противолодочной обороны», целью которой было тайно обучать немецких моряков, чтобы в случае любого конфликта господствовать на морях и океанах. Приход к власти Гитлера имел решающее значение для создания флота с большим количеством подводных лодок. В результате англо-германского соглашения ему удалось получить одобрение международного сообщества на развитие Кригсмарине (Kriegsmarine), германских военно-морских сил.

Великобритания, сама того не зная, совершила грубейшую ошибку: она дала нацистам возможность создавать подводные лодки, машины, которые не в столь далеком будущем станут причиной ее головной боли. Получив зеленый свет, Гитлер приступил к строительству подлодок, поскольку он знал, что в случае войны необходимо будет ударить по экономике потенциальных врагов, например, Великобритании, с моря. В довершение всего, во главе подводного флота поставили Карла Дёница (Karl Dönitz), бывшего капитана подводной лодки, который в Первую мировую войну не раз наносил поражение флоту союзников.

Задушить до смерти

1 сентября 1939 года, когда более тридцати подводных лодок еще не были введены в строй, Гитлер приказал напасть на Польшу. Началась Вторая мировая война. Почти одновременно (всего через три дня), Соединенное королевство объявило Германии войну. Для немецких военно-морских сил это была плохая новость, поскольку, как сообщал, например, Дёниц, нужно было больше времени, чтобы построить большее количество подводных лодок. Но битва была не за горами, и нацистскому флоту предстояло столкнуться с самой настоящей армадой: Королевским военно-морским флотом Великобритании.

«В начале войны у Дёница было всего 57 подводных лодок, но лишь 27 могли вести боевые действия в океане. Изначально Дёниц намеревался построить 300 судов, он считал, что именно столько подлодок было необходимо, чтобы "задушить" Великобританию. В действительности лишь треть имеющихся судов могла одновременно вести оперативную деятельность, другая треть направлялась бы в места сражений или возвращалась с них, и еще одна треть проходила бы подготовку либо находилась на ремонте. Поэтому в начале войны в строю было всего семь или восемь подводных лодок», — объясняет Хуан Васкес Гарсия (Juan Vázquez García), автор книги «Подводные лодки: Легенда о «серых волках''».

Понимая превосходство британского флота, высшее командование военно-морских сил Германии нашло всего один выход: не бороться с вражескими кораблями, а нападать только на британские торговые суда, шедшие в Америку за продовольствием и другими запасами. «Поскольку не оставалось других вариантов, Германия решила сосредоточиться на грузовых кораблях, таким образом перенеся войну в Атлантику и пытаясь пресечь коммуникации Великобритании с Америкой, без которых Соединенное Королевство вскоре исчерпало бы весь свой потенциал. Ему не хватало бы не только жидкого топлива для торговых судов и самолетов, ведь на Британских островах не добывают нефть, но и продовольствия, поскольку по тем временам в стране производилось всего 20% продуктов, необходимых населению», — отмечает Сьерра.

Поэтому регулярно несколько немецких подводных лодок нападали на британские торговые суда, направлявшиеся в Америку. Однако, как объяснил Хуан Васкес, в первые годы оперативные возможности немецкого флота были ограничены: «Сначала блокада была номинальной, поскольку подводных лодок было недостаточно, чтобы ее осуществить». В результате в первые годы войны нацистские подлодки нападали только тогда, когда были уверены, что легко смогут отправить свою жертву на дно ледяных морских вод.

На охоте

Начало войны стало проверкой для капитанов подводных лодок, которые первыми осознали трудности ведения боевых действий на подлодке во время Второй мировой войны и попытались их решить. Одними из самых очевидных ограничений были технические, поскольку немецким офицерам приходилось практически постоянно держать подлодку на поверхности, хотя в голливудских фильмах часто можно увидеть, что всё было совсем наоборот.

«Действительно в те времена подводные лодки почти всегда были на поверхности, и подлодками их назвали, потому что они могли погрузиться под воду очень быстро. Во-первых, под водой они могли находиться в течение недолгого времени, поскольку запасы воздуха были ограничены. Во-вторых, когда они не были на поверхности, врагов они могли обнаружить только при помощи пассивного гидролокатора или гидрофона, поэтому подводные лодки были практически слепы. В современных лодках всё совершенно по-другому», — объясняет Васкес.

Кроме того, они не могли долго находиться под водой из-за трудностей, связанных с двигателем. «У них было два двигателя, дизельный для передвижения по поверхности и электрический, работающий от аккумуляторов во время погружения. Аккумуляторы заряжались, когда лодка была на поверхности, что ограничивало ее автономность. Помимо всего прочего, под водой лодки могли передвигаться на скорости в 8 — 9 узлов максимум, что соответствовало 3 — 4 узлам средней скорости на поверхности. Другими словами, перемещались они очень медленно», — подытоживает испанский эксперт.

Поэтому немецкие подводные лодки преследовали своих жертв днем и нападали на них ночью. Они старались вести наблюдение и в некоторых случаях даже погружались, чтобы их не обнаружили. Затем они поднимались на поверхность и выпускали торпеды по врагу. «Они нападали ночью, находясь на поверхности, поскольку представляли собой небольшие суда, которые могли передвигаться на средней скорости в 17 — 18 узлов, чем были похожи на конвойные корабли», — добавляет Хуан Васкес.

Вопреки тому, что показывают в некоторых американских фильмах, немецким подлодкам было весьма трудно обнаруживать цели, даже когда они находились на поверхности. Чтобы найти британские корабли им была нужна помощь военно-воздушных сил (люфтваффе), занимавшихся разведкой. Рейхсминистру авиации Германии Герману Герингу (Hermann Göring) такое положение вещей совсем не нравилось.

«У немецких подводных лодок было много недостатков. Им были необходимы данные авиаразведки, чтобы знать, на какие корабли они могут напасть. Очень часто они не успевали застать врага, поскольку, например, находились в 200 милях. Когда они прибывали на место через 12 часов, кораблей противника там уже не было. Кроме того, когда они не находились под водой, им также было трудно обнаруживать цели. Если море было спокойным, они могли заметить корабль в 10 милях максимум, но если море волновалось, видимость сокращалась до трех миль. Если же погода была совсем плохой, то они становились практически слепыми и не могли ничего различить дальше 500 метров. В таких случаях нередко немецкие суда могли находиться рядом и при этом не замечать друг друга», — рассказывает испанский эксперт.

Тем не менее правда в том, что немецкие подводные лодки, потопив к концу 1939 года 500 вражеских торговых судов, что в общей сложности составляет два миллиона тонн веса, стали наводить на всех ужас. Со своей стороны, Великобритания, которой было весьма трудно защитить торговые корабли от бесшумных убийц Гитлера, стала создавать так называемую систему конвоя. Различные военные корабли сопровождали суда, на борту которых не было вооружения.

Счастливые времена

С течением времени для командира подводного флота Карла Дёница наступила хорошая пора, ведь в первые месяцы 1940 года численность подводных лодок увеличилась. Кроме того, благодаря взятию Норвегии и Франции, самым близким к Великобритании регионам, удалось повысить возможности ведения подводной войны. В захваченных странах были построены укрепленные базы, чтобы подлодки могли действовать более независимо. Тогда ситуация для нацистской Германии складывалась весьма хорошо.

Пополнение подводного флота позволило Дёницу улучшить стратегию нападения на британские торговые суда, создав так называемые волчьи стаи.

«Безусловный успех, достигнутый немецкими подлодками, нападавшими ночью на конвои союзников на поверхности, был обеспечен тем, что в марте 1940 года контр-адмирал Дёниц начал использовать тактику нападения в группе, вскоре ставшую известной под названием тактики «волчьих стай''. Она состояла в следующем: все разведданные, связанные с конвоями союзников в Северной Атлантике, собирались в одном месте. Затем после изучения информации командующему флотилией подводных лодок, находящихся ближе всего к определенному конвою, по радио давали приказ о нападении. Командующий передавал приказ на все подводные лодки, которые затем, сосредоточившись поблизости конвоя, нападали на него ночью, поднявшись на поверхность», — отмечает Сьерра.

При помощи этой тактики нацистам удалось одержать много побед. «Несмотря на небольшое количество подводных лодок, такая стратегия была весьма успешной. Например, с 17 по 19 октября 1940 года в ночное время шесть немецких подводных лодок напали на британский конвой SC 7 и потопили его (17 кораблей), не понеся ни одной потери. Два дня спустя в результате нападения немецких подлодок конвой НХ-79 потерял 14 кораблей», — подытоживает испанский эксперт. Ситуация складывалась так хорошо, что первый этап войны нацисты часто называли «счастливыми временами». К концу 1940 года немецким подводным лодкам удалось потопить столько вражеских кораблей, что их общий тоннаж составил почти четыре миллиона тонн. Всё изменилось через год со вступлением в войну США, но, как говорится, это уже совсем другая история.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.