Регион Персидского залива стал главной ареной торговли оружием в мире из-за конфликтов, которые наблюдались в течение последних десятилетий, и, возможно, в свете эскалации напряженности в регионе в ближайшие годы мы станем свидетелями новых войн.

Этой теме посвящен доклад Стокгольмского института исследований проблем мира (СИПРИ), опубликованный в марте 2019 года. Так, Саудовская Аравия занимает первое место по импорту оружия, на который приходится 12% мирового объема торговли оружием в 2014-2018 годах. Страна является крупнейшим покупателем американского оружия (с долей 22%), получая при этом половину британского экспорта вооружений.

Что касается ОАЭ, то на их долю приходилось 3,6% мирового импорта оружия, и они заняли третье место в списке стран, закупающих американское оружие с показателем 6,7%. Также страна оказалась на 18-м месте в мире по экспорту оружия (3%), став единственным арабским государством в списке двадцати крупнейших стран-экспортеров оружия.

Согласно отчету, Катар импортирует 2% от общего объема оружия, в то время как Оман — 1,6%, а Кувейт — 1%.

Брюссельская конференция: Персидский залив как альтернатива Африке

Для региона Персидского залива быть важной ареной торговли оружием — совсем не новость, так как регион сохраняет свою значимость с 1881 года, пусть и по разным причинам.

Как пишет Джон Гордон Лоример (John Gordon Lorimer) в шестой части своей книги «Справочник по Персидскому заливу. Исторический раздел», торговля оружием на восточном побережье Африки была связана с работорговлей, но переломным моментом стало решение, принятое на Брюссельской конференции 1890 года. Оно вводило запрет на торговлю оружием в этом регионе, поэтому производителям и экспортерам пришлось искать новый рынок для сбыта товара, и в результате торговля оружием переместилась в Персидский залив, где подобных запретов не было.

Эти события вызвали обеспокоенность Великобритании, поскольку крупные партии оружия, поступающие в регион Персидского залива, предназначались для мятежников в их сферах влияния в Афганистане и на северных границах Индии, что побудило британцев начать поиск возможностей прекратить эту торговлю.

Маскат: фантастическая прибыль султана

Благодаря принятым в Брюсселе решениям Маскат стал крупнейшим рынком вооружений на Ближнем Востоке, и доля султана в прибыли от этой торговли достигала 30%.

По словам Лоримера, британское и французское оружие доставлялось из Маската в эмираты на побережье Омана, Бахрейна, Катара и Кувейта или контрабандой в иранские и турецкие провинции в Заливе, спрятанное в грузовых тюках и коробках с конфетами и сушеным лимоном. Другая часть оружия отправлялась в небольшие порты в Красном море, где отсутствует таможня.

В 1897 году султан Маската Фейсал бин Турки бин Саид (Feisal bin Turki bin Said) повысил налог на оружие и боеприпасы до 6% вместо 5% под предлогом необходимости ограничить торговлю, ставшую угрозой для его правительства, в частности, после революции 1895 года. Однако в действительности он стремился лишь увеличить свои доходы.

Сложная политическая и военная ситуация в Афганистане и на северо-западных границах Индии, а также опасения Британии, что современное оружие может попасть в руки местных мятежников, побудили ее объявить Маскату морскую блокаду, и это привело к захвату кораблей с оружием.

Тем не менее блокада не помешала ввозу товара, и как следствие, в 1912 году Великобритания согласилась построить в Маскате склад оружия, за который отвечали должностные лица султана, сотрудничающие с британской стороной, при условии, что все проданное и экспортируемое по морю оружие подлежит декларированию.

По словам Лоримера, султан потребовал выплачивать ему 100 тысяч рупий в год, в дополнение к 80 тысячам долларов в качестве компенсации за потери за два года осады.

Эмираты на побережье Омана. Оружие, зарытое в песок

Торговля оружием в эмиратах на побережье (в настоящее время Объединенные Арабские Эмираты) началась в 1881 году и достигла своего пика в период между 1896 и 1898 годами. Как отмечает Рахим Казим Мухаммед аль-Хашеми (Rahim Kazim Muhammad al-Khashemi) в своей книге «Торговля оружием в Персидском заливе в 1881-1914 годах», Аджман был основным рынком сбыта на побережье, а затем его место занял Дубай.

24 ноября 1902 года британский резидент в Персидском заливе Чарльз Арнольд Кэмпбелл (Charles Arnold Campbell) заключил договор с шейхами эмиратов, пообещавшими не импортировать и не экспортировать оружие. Однако это не остановило поток оружия из Маската, поэтому ситуация сохранялась до 1910 года, когда произошло нечто очень важное.

По словам аль-Хашеми, британские власти попросили шейха Дубая Бути бин Сухайла Аль Мактума (Buti bin Suheil al-Maktum) обыскать два дома на предмет хранения оружия, но он отказался. Тогда 70 британских военнослужащих пошли на обыск в одиночку, и арабы открыли по ним огонь, на что британские силы ответили с помощью артиллерии и винтовок. В результате боевых действий 14 британцев и 37 арабов были убиты или ранены.

После этого столкновения британский житель Персидского залива Перси Кокс (Percy Cox) сделал шейху предупреждение и потребовал сдать более 400 единиц оружия, изъятого у населения. Также он потребовал 50 тысяч риалов в качестве компенсации, и шейх в конечном итоге выполнил приказ.

Хотя шейх Дубая в августе 1911 года изъял некоторое количество оружия, чтобы продемонстрировать свое сотрудничество по предотвращению торговли, британские отчеты указывают на сохранение потока оружия, которое торговцы закапывали в песок, а затем постепенно переносили в безопасные районы для дальнейшей перевозки на лодках к иранским берегам. Все это происходило незаметно для английских кораблей, осадивших Маскат.

Катар снабжает оружием саудовцев

Катар не был включен в договоры, подписанные Великобританией с шейхами Персидского залива о прекращении торговли оружием, поскольку с 1871 года находился под властью Османской империи. Это было причиной опасений британцев, поскольку ситуация способствовала поступлению оружия в другие регионы Персидского залива.

Начало XX века стало периодом процветания торговли оружием в Катаре. Ежемесячно две тысячи единиц огнестрельного оружия доставлялись из Маската на борту лодок, принадлежащих катарцам, дальше на Аравийский полуостров или в Бахрейн, а оттуда иранцам.

По словам Лоримера, в этой торговле участвовали многие шейхи династии Аль Тани (Al Thani), а также другие влиятельные и богатые люди. Цена на оружие была примерно на 15 рупий выше, чем в Маскате, и торговцы платили шейху Дохи комиссию в размере 3,80 рупии за каждую импортированную единицу товара.

В 1908 году Катар стал крупным центром, поставляющим оружие в Эр-Рияд, благодаря сотрудничеству между шейхом Джасимом бин Мухаммедом Аль Тани (Jaseem bin Muhammad Al Thani) и Абдул-Азизом Аль Саудом (Abdul Aziz Al Saud), который остро нуждался в оружии для создания собственного государства.

Чтобы ограничить эту торговлю, британскому военно-морскому флоту приказали обыскивать все лодки под арабскими флагами и конфисковывать партии оружия независимо от места их назначения. Что касается катарских кораблей под османским флагом, то их было приказано задерживать, но не уничтожая оружие и боеприпасы, находящиеся на борту, за исключением случаев, когда с таким распоряжением выступало правительство Индии.

Однако ситуация изменилась 14 февраля 1910 года, когда Великобритания объявила о непризнании османского суверенитета над Катаром, и британцы начали сжигать все лодки с оружием после конфискации груза.

Несмотря на это, торговля оружием не прекращалась до тех пор, пока британцы не гарантировали Катару защиту в соответствии с договором от 3 ноября 1916 года, поскольку шейх Катара Абдалла бин Касим (Abdalla bin Qasem) пообещал прекратить ввоз оружия в свою страну, за исключением случаев, когда это необходимо для обеспечения ее безопасности.

Бахрейн делится прибылью с компаниями

Во время нападения правителя Катара Джасима Аль Тани в 1885 году у Бахрейна было лишь около 100 единиц оружия, но Великобритания помогла отразить вторжение, действуя в соответствии с соглашением о защите Бахрейна от 1820 года.

По словам Аль-Хашеми, этот инцидент, закончившийся разрушением города Зубарах, стал для бахрейнских властей сигналом о необходимости получить оружие для защиты страны от внешних угроз. Как следствие, поставки оружия в Оман стали переправляться в Бахрейн.

21 января 1896 года правитель Бахрейна шейх Иса бин Али Аль Халифа (Isa bin Ali Al Khalifa, 1869-1932) издал расплывчатую декларацию о запрете торговли в стране. Нарушители были обязаны заплатить четверть стоимости оружия.

Шейх дал своему министру Абдул-Рахману бин Абд аль-Ваххабу (Abdul Rahman bin Abd al-Wahhab) пожизненную концессию на эти сборы при условии, что оружие не подлежало продаже в Бахрейне, Катаре и других прибрежных районах, за исключением побережья Омана. Министр должен был предоставлять шейху 35 единиц оружия в год, а также выплачивать налог — 3 единицы оружия с каждой сотни и 200 патронов с каждой винтовки.

Через некоторое время министр передал свою концессию торговцу Аге Мухаммеду Рахиму (Aga Muhammad Raheem), а тот в свою очередь, отдал ее иранской компании при условии раздела прибыли.

Как следствие, в Бахрейн хлынул поток оружия, который перенаправлялся в Бушер и Ленджан на иранском побережье, в Неджд, Кувейт и Оман. Оружие поставлялось также в Катар и сам Бахрейн, вопреки условиям концессии.

Абдель Азиз Абдель Гани Ибрагим (Abdel Aziz Abdel Hani Ibraghim) в своей книге «Политика безопасности правительства Индии в Персидском заливе в 1858-1914 годы: документальное исследование» заявляет, что Британия опасалась превращения Бахрейна в оружейный склад, в связи с чем 30 апреля 1898 года шейх Иса объявил о запрете на торговлю оружием, его импорт и о конфискации арестованного товара.

В ноябре 1905 года шейх Иса направил правительствам Индии и Великобритании послание с жалобой на влияние эмбарго на его таможенные поступления. Как заявило британское правительство, оно не рассматривает вопрос об изменении или смягчении заключенного с ним соглашения.

По словам Ибрагима, правитель Бахрейна проигнорировал ответ англичан и сам ослабил ограничения, чтобы получать прибыль от перевозки оружия.

В свою очередь британские власти усилили инспекцию судов, пока не положили конец прямым поставкам из Маската, но это не помешало импорту оружия через Катар и деревни на побережье Бахрейна.

Кувейт: игра в кошки-мышки с англичанами

Кувейт стал центром контрабанды оружия в 1892 году, когда персидские торговцы приобрели у страны около тысячи винтовок Мартини-Генри. Объем торговли увеличился после прихода к власти шейха Мубарака ас-Сабаха (Mubarak as-Sabah, 1896-1915). По словам Лоримера, казалось, предшественники ас-Сабаха запретили торговлю оружием из-за страха перед османами, которым подчинялись.

Великобритания боялась превращения страны в центр незаконной торговли оружием, так как это угрожало безопасности торговых путей в Индию, и предложила правителю Кувейта компенсацию, равную стоимости импортированного оружия за год, в обмен на прекращение торговли. Однако шейх ас-Сабах всегда отрицал факт поставок оружия в свою страну.

В 1899 году Великобритания заключила договор с ас-Сабахом, гарантировав ему защиту от внешних угроз, а также настояла на принятии 24 мая 1900 года решения ввести запрет на ввоз и вывоз оружия и конфискацию всех захваченных грузов.

Эти шаги не положили конец поставкам оружия в Кувейт из-за общей ситуации на Аравийском полуострове и обострения конфликта между династиями Аль Рашид и Аль Сауд, поскольку шейх Мубарак снабжал оружием Абдул-Азиза бен Сауда, а Великобритания закрывала на это глаза, желая избавиться от проосманского Ибн Аль Рашида. В конце концов, как сообщает аль-Хашеми, Аль Сауд установил контроль над Эр-Риядом в январе 1902 года.

Британия снова усилила контроль над судами с оружием, но это не приостановило его поставку в Кувейт, а оттуда в Ирак, на Аравийский полуостров Аравию и в Иран.

Желая снискать благосклонность британских властей шейх Мубарак согласился поднять на своих кораблях особый флаг, что позволило бы различать их среди других судов и облегчить их инспекцию. Кроме того, он повысил налог на оружие до 6 долларов за единицу, и, по словам аль-Хашеми, доходы кувейтского правителя достигли 100 тысяч долларов в год.

Когда Великобритания приступила к военно-морской блокаде Персидского залива, решив предотвратить поставки оружия с помощью военной силы, в марте 1910 года Мубарак ввел строгий запрет на торговлю.

Неджд и Аль-Ахса: оружие в обмен на лошадей и овец

После османской военной кампании против Аль-Ахсы в 1871 году, которую возглавил Мидхат-паша (Midhat Pasha), ввоз оружия был запрещен, по крайней мере, номинально. Однако на самом деле жители Неджда и Аль-Ахсы получали оружие из Маската, и оно доставлялось через Катар, поскольку ничто не могло этому помешать. По словам аль-Хашеми, они приезжали в Кувейт и обменивали оружие и порох на лошадей, овец и коров.

Это способствовало тому, что племена стали обладать современным оружием, включая племя Аджман в Аль-Ахсе, Аль-Атбан и Аль-Мутайр в центре полуострова и Харб на окраине Неджда. Они ввозили оружие через порт Янбу на Красном море.

По словам Ибрагима, после Первой мировой войны весь Персидский залив оказался под властью британцев, а торговля оружием перестала быть ощутимой из-за жестких условий эмбарго Великобритании. Страна хотела гарантировать, чтобы оружие не попало в руки националистических движений в Азии и Африке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.