«Воинственный народ» — это нейтральный термин для обозначения русских в современной китайской интернет-среде. По сравнению с несколько уничижительным «волосатики» в прошлом, термин «воинственный народ» имеет гораздо более сложное эмоциональное восприятие, включающее восхищение и признание некоторыми китайцами прямолинейного характера русских и их свойства «смело любить и смело ненавидеть». В то же время здесь также скрывается инстинктивное неприятие сдержанного и скромного склада конфуцианской культуры бросающегося из крайности в крайность характера, присущего славянским народам. Несмотря на это противоречие, которое порождается двумя диаметрально противоположными мнениями относительно русских, термин «воинственный народ» все же широко применяется, и этому способствует интернет.

Из всех шуток про «воинственный народ» наиболее классическая — танцы с медведями

Фактически, если отбросить в сторону гиперболизацию и стереотипы, связанные с русскими, то термин «воинственный народ» отражает узость нашего совокупного восприятия. Какими еще качествами обладают русские помимо любви к грубой силе? Для этого нам потребуется найти в культурном контексте русских национальную специфику «белого медведя». Это нелегкая задача — тщательно изучить богатейшее собрание литературных трудов, но, по крайней мере, мы можем прийти к некоторым интересным умозаключениям: например, грубая сила — это не единственный маркер русского человека. И если вам понадобится подобрать одно слово для определения этой многомерной русской культуры, то, возможно, наиболее точным словом будет «крайность». 

Принимая Бога и яркую византийскую культуру

Через сотни лет после того, как первые славяне пересекли Карпаты и расселились по Восточно-Европейской равнине, постепенно возник народ русь (россы), образованный аристократической верхушкой варяжской знати и простыми славянами. Для этого зарождающегося народа, естественно, был характерен природный дух авантюризма и страсть к военному делу северных народов. В то же время способность вынести унижения, чтобы достичь цели, выносливость и трудолюбие в характере славян также сыграли важную роль, и все вместе они заложили основу национального характера русских.

Во время правления князя Владимира для народа Руси, для которого были характерны традиционные политеистические верования, возникла срочная необходимость слияния с более развитой цивилизацией. Исходя из геополитических и других факторов, Русь остановила выбор на христианской религии Византии. После крещения Руси русские не только познакомились с единым Богом, но и переняли авторитаризм и бюрократическое устройство Византии. В ходе длительного процесса принятия и оседания в народе христианство (называемое православным после раскола церкви в 1054 году) и авторитаризм стали неотъемлемой частью русского народа.

С того времени русский народ развивался, и в результате была сформирована смешанная культурная модель, состоящая из синтеза скандинавской и византийской культур. Эти западные элементы также усилили этническую принадлежность русского народа к Европе. Нахождение на границе с Европой и связанная с этим сдержанность и терпеливость в ожидании нанесения ответного удара, осмысление и распространение учения Иисуса Христа и другие национальные черты постепенно и неосознанно формировали национальных характер и образ мыслей, в котором сосуществуют божественное и варварское.

Свержение монголо-татарского ига и полная противоречий монгольская культура

Однако, в отличие от всеобщего принятия византийской культуры, в русской истории можно увидеть множество противоречий, характерных для периода Золотой Орды. Многие российские историки называют этот период «монголо-татарским игом», который также отражает отрицательное отношение русского народа к власти «варварских» монголов. Для русских эти кочевые народы с Монгольского плато были однозначными агрессорами, но именно в тот исторический период жестокость и восточный деспотизм стали частью русского национального характера.

Что означал приход монголов на Русь?

Подобная точка зрения не является пустыми оправданиями и снятием вины: если посмотреть на развитие мировой истории, за более чем 240 лет монгольского владычества русские пропустили европейское гуманистическое идейное течение, включая эпоху Ренессанса и Реформации, лишившись возможности параллельного развития с Европой. К тому же, когда Москва начала подниматься, она в значительной степени переняла у монгольского народа привычку к повиновению и стиль социальных взаимоотношений, тем самым усилив восприятие авторитета власти.

Конечно, это не все уроки, полученные от монголов: русские патриотические настроения и национальное самосознание постепенно культивировались в процессе сопротивления монгольскому владычеству. В длительной войне от Куликовской битвы и до Стояния на реке Угре русский народ еще больше уверовал в православные сюжеты о Спасителе, а непреклонность, мужество, жертвенность и стремление к свободе проявлялись в характере русских в ходе борьбы и победе над жестоким монгольским правлением. 

С трудом насаждаемая и неопределенная западная культура

После освобождения от монгольского ига Россия надолго впала в анабиоз и зализывала свои раны. К концу XVII века династия Романовых, которая сменила Рюриковичей, передал власть Петру I. Этот правитель, известный последующим поколениям как «Великий», столкнувшись с отсталостью и ограниченностью России, решил отправиться в более просвещенную в то время Европу, чтобы найти ответ на вопрос о том, как спасти родину. Благодаря неустанным стараниям Петра Великого Россия открыла новую главу истории, ориентированную на Запад.

Петр Великий постучал в давно покрывшуюся пылью дверь Европы

Отставшие византийскую и монгольскую культуру Петр I стал заменять культурой передовой западной цивилизации, а такие новшества, как научная культура, начали наносить один удар за другим по русской земле, которая продолжала держаться за старые традиции. Масса прогрессивных деятелей начинают искать путь России на Запад, и такие люди будут неотъемлемой частью всех последующих поколений: будь то декабристы, которые принесли в Россию идеи Великой французской революции, или Владимир Ленин, продвигавший марксизм.

К сожалению, большая часть усилий по вестернизации в эпоху Петра I была осуществлена именно с помощью жестких средств в «русском стиле», что не только вновь доказало любовь русских к крайностям, но и стало скрытым предвестием для последующих ожесточенных споров между западниками и славянофилами и усугубило непостоянство в русском национальном характере. 

Узел судьбы: из одной крайности в другую

В русском характере есть особенность, прямо противоположная индивидуальной свободе. Лев Толстой считал, что это воплощение «принципа пчелиного роя», когда каждая пчела целиком и полностью зависит от коллектива — пчелиного роя. Испокон веков многие русские писатели прославляли такой коллективистский принцип и патриотический дух. Говоря о русском человеке, можно отчетливо увидеть, что судьба отдельной личности вверяется общей судьбе народа. Русские отверженно вверяют собственную судьбу в руки определенного человека, могут полностью доверять и подчиняться «ему». Этим «кем-то» мог быть царь прошлых поколений, которого крестьяне называли «батюшка», или Сталин, который «принял Россию с сохой, а оставил с ядерной бомбой».

В дополнение к принципу пчелиного роя, в русских во всей полноте отражается и принцип яркой индивидуальности: без сомнений, Россия — это страна, полная героев, но в то же время она также является государством, богатым «маленькими людьми», а поиск свободы характерен для каждого исторического периода России.

Коллектив и индивидуальность являются воплощением двойственности русского характера, и эта двойственность также отражает природу крайностей в русских. Русский философ Николай Бердяев толковал русский характер в своей книге «Русская идея» таким образом:

«Можно открыть противоположные свойства в русском народе: деспотизм, гипертрофия государства и анархизм, вольность; жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость; обрядоверие и искание правды; индивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллективизм; национализм, самохвальство и универсализм, всечеловечность; эсхатологически-мессианская религиозность и внешнее благочестие; искание Бога и воинствующее безбожие; смирение и наглость; рабство и бунт».

Русский национальный характер похож на двуглавого орла на государственном гербе, который упирается не в одну крайность, а сразу в две. Что касается трансформации и противостояния между этими крайностями, то им явно не хватает переходного пространства и промежуточного звена: для прыжка из одной крайности в другую хватает лишь мгновения, из-за чего русским трудно найти настоящий «русский дух» в этих непрекращающихся метаниях, и раз за разом в разных эпохах из глубины русской души звучит один и тот же вопрос: куда движется Россия?

Эта огромная страна, протянувшаяся из Европы в Азию, пока не может ответить. И каждое новое поколение россиян снова задается вопросом: «Куда движется Россия?»

Литература и история нам отвечают

Стремление к крайностям заложено в русский характер, и это также скрытая культурная линия, из-за которой мы в процессе непрерывного познания России называем ее народ «воинственным». Однако это также вызывает некоторые проблемы: например, у нас всегда было лишь одностороннее понимание природы этих крайностей, и часто преувеличивая одну ее составляющую, мы воображали, что другой ее части не существует, и она является лишь иллюзией. Особенно с сегодняшним бурным развитием средств массовой информации, китайская интернет-среда полна избирательных российских новостей, способных удовлетворить любовь публики к сенсациям, усилить характерную любовь к авантюризму в русском характере в глазах китайцев и создать стереотипный образ русского человека грубой силы, даже при том, что эта черта действительно присуща русскому национальному характеру.

Когда мы видим, что этому народу нравится прибегать к грубой силе, а не к логике, нам трудно осознать, что он подарил нам Чайковского, Репина и Достоевского. Этого рода иллюзия заставила нас игнорировать такую особенность, как гармоничное соединение коллективизма и индивидуальности в сознании русского человека. И эта же иллюзия влияет на общее понимание и восприятие китайским народом русского народа.

«Умом Россию не понять» — русские очень любят это выражение, чтобы посмеяться над собой

Русский поэт Федор Тютчев однажды написал: «Умом Россию не понять». И действительно, единственный способ по-настоящему узнать и понять наших северных соседей — войти в духовный мир этих русских мыслителей. Русская культура — одна из самых противоречивых и уникальных культур в современном мире. Глубокое понимание русского характера требуется не только для того, чтобы находить общий язык с русскими при культурных обменах, но и для попытки найти дорогу к устойчивому развитию нынешних российско-китайских отношений в «новой нормальности». 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.