Хиллари Клинтон, госсекретарь США, направила очередное суровое послание по вопросу Фолклендских островов, заявив, что Великобритания должна сесть за стол переговоров с Аргентиной, как это уже неоднократно предлагалось, чтобы поговорить если не о суверенитете, что уж, разумеется, об уместности проведения некоторыми компаниями в прибрежных водах островов поисковых буровых работ.

Ее комментарии, сделанные во время остановок в Монтевидео, в Уругвае и позднее в Буэнос-Айресе в ходе турне по Латинской Америке, вызвали легкий озноб как в Порт Стэнли, так и в коридорах Министерства иностранных дел. Англичане уверены, что разведочное бурение, начатое на прошлой неделе в поисках нефти, ничего не попирает, и, следовательно, разговаривать с Аргентиной не о чем. И госпожа Клинтон это знает. Поэтому ее замечания, сделанные в обществе Кристины Фернандес де Киршнер (Cristina Fernandez de Kirchner), президента Аргентины, выглядят, на первый взгляд, чуть ли ни пощечиной Соединенному Королевству.

О чем она думала, когда говорила журналистам, что США хотели бы «видеть Аргентину и Соединенное Королевство мирно сидящими за столом переговоров и ведущими продуктивный диалог»? И добавила: «Мы признаем, что есть спорные вопросы, которые должны быть разрешены, и надеемся, что так и произойдет».

Бурение — это «то, что нужно было сделать, и проводится совершенно законно», — возражает премьер-министр Гордон Браун (Gordon Brown). Что касается просьбы госпожи Киршнер фактически о посредничестве США в урегулировании этого вопроса, ответ из Даунинг-стрит, 10 был лаконичен: «Мы не думаем, что это необходимо».

Безусловно, г-жа Киршнер — сама разумность. «Мы просим только об одном, просто сесть за стол и договориться. Я не думаю, что это много». Г-жа Клинтон кивнула в знак согласия, хотя прекрасно понимала, что, с точки зрения Великобритании, это даже слишком много.

Однако происшедшее отнюдь не означает конец «особых отношений». Напомним, что г-жа Клинтон находилась на латиноамериканской земле. Она не дала обещания выступить в роли посредника. Если бы она согласилась представить дело так, что тут есть проблема, которую необходимо обсудить, Великобритании пришлось бы с этим смириться — у США тоже есть свои дипломатические приоритеты. Но ведь г-жа Клинтон прибыла в Южную Америку в значительной мере с целью заручиться поддержкой санкций ООН в отношении Ирана. Именно сейчас Иран для Вашингтона значит несколько больше.

Очередная англо-аргентинская размолвка пришлась на довольно сложный момент. В мае этого года Аргентина празднует 200-летнюю годовщину начала восстания, которое, в конечном счете, привело к изгнанию испанских колонистов из страны, что способствовало падению испанского владычества на континенте. Фолклендский вопрос — или, если хотите, Мальвинский вопрос — будет еще много месяцев беспокоить аргентинские умы.

Между тем Латинская Америка выражает раздражение и недовольство США, в немалой степени обусловленное их, по мнению многих латиноамериканских стран, слишком мягкой реакцией на прошлогодний политический переворот в Гондурасе. И г-жа Клинтон хочет заставить их поверить, что Америка Обамы — это на самом деле нечто иное. Так что не время было госсекретарю Соединенных Штатов размахивать американским флагом, и именно потому, что США и Великобритания — давние друзья. И по сию пору, разумеется, ими остаются.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.