В ближайшее воскресенье в Приднестровье состоятся президентские выборы. За подготовкой к этому крупному политическому событию наблюдает вся заинтересованная общественность. Предстоящие выборы горячо обсуждают в средствах массовой информации и за чаем на домашних кухнях. Пока президентская избирательная кампания проходит в рамках демократического процесса. ЦИК, согласно требованиям законодательства ПМР, зарегистрировала шесть кандидатов в президенты, за выборами будут наблюдать представители 17 стран мира. Руководство Приднестровья сделало все, чтобы не позволить нечистоплотным зарубежным агитаторам нарушить Конвенцию о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах-участниках Содружества Независимых Государств.



Еще по теме: Устраивает ли Москва в Приднестровье "оранжевую революцию"?

Наш специальный корреспондент встретилась с лидером ПМР Игорем Смирновым и попросила его ответить на вопросы, волнующие сегодня всех, кому не безразлична судьба Приднестровья.

- Игорь Николаевич, какие процессы, на Ваш взгляд, тормозят международное признание Приднестровья де-юре, которого оно добивается больше двух десятков лет? И играет ли какую-то роль в этом Российская Федерация?

- Прежде всего, признание ПМР тормозят международные обязательства России, закрепленные в хельсинкских соглашениях. Г-н Лавров в своем интервью журналу «Шпигель» подробно рассмотрел два принципа государства: нерушимость границ и право нации на самоопределение, из которых следует, на мой взгляд, третий, неутешительный, принцип: миром правит не право, а сила. Постулат звучит следующим образом: государство выполняет обязательства по хельсинкским соглашениям о нерушимости границ до тех пор, пока государство, о котором идет речь, не начнет уничтожать собственный народ. Тогда вступает в силу право нации на самоопределение.

Если вы знаете, история образования нашего государства - это как раз защитная реакция на национализм и ксенофобию. Тем не менее, обсуждать политические действия Российской Федерации по отношению к Приднестровью я не намерен. Великая Россия все эти годы не дает уничтожить приднестровский народ. Но дело-то в том, что земля наша - тоже российская - исторически... И внутренний стержень у нашего многонационального народа - тоже российский. Приднестровцев будто сам бог на равные части поделил: треть украинцев, треть русских, треть молдаван. Кстати, нигде больше в мире нет исконной молдавской нации, кроме Приднестровья. А в городе Бендеры еще не так давно 68% населения составляли евреи. И ни разу не было у нас межнациональных столкновений!

Читайте еще: Кто спланировал срыв переговоров по приднестровскому урегулированию?

Мы также не голосовали за выход из Советского Союза. Мы никогда не жили в государстве, называемом Молдова. Мы не участвовали в законодательном процессе РМ, потому что нам не давали говорить и вынудили уйти из парламента, еще советского.

- Тем не менее, сепаратистами называют вас, приднестровцев...

- И это в корне неверно. Сепаратисты - это те, кто первыми вышли из состава Советского Союза. После развала СССР не кто-нибудь, а мы сохранили бывшее союзное вооружение и приняли закон о дислокации в ПМР 14-й армии. Защитных сил-то больших на территории нет, потому и держим свою армию, свое ополчение и то оружие, которое нам принадлежит. И народное ополчение - это не наше изобретение, в Москве ему давно памятник стоит.

- А что другие участники международного сообщества? Каким они видят решение приднестровского конфликта?

- Они прямо говорят, что мешает решению приднестровской проблемы. Главная причина - дружба Приднестровья с Российской Федерацией. «Бросьте Россию, и все получите. Вот в Европе хорошо», - предложил г-н Перина - бывший посол США в РМ, ныне возглавляющий в Вашингтоне Департамент по вновь образованным государствам из бывшего СССР. Но как там хорошо - я тоже знаю и могу рассказать.

Еще в 1994 году, когда Германия только объединилась и у них начала меняться форма собственности, я поехал туда посмотреть на этот процесс .А недавно опять там был и проверил тот посыл 90-х годов, и он меня не впечатлил. Да, с точки зрения решения общестратегических задач, объединение было верным. Но гуманитарная проблема так и осталась нерешенной.

Я глубоко убежден в том, что будущее государства всегда определяет образование. 20 лет в Приднестровье мы воспитывали Человека. Да, иногда не хватало, что положить на язык, но, тем не менее, изменилась психология отношения людей к земле. Мы не превратили ее в товар - она государственная. И продовольственные задачи мы на сегодняшний день решили: есть и хлеб, и мясо в полном объеме, в молочной промышленности еще надо поработать.

Поэтому, думаю, что признание будет. Де-факто мы давно признаны - работаем с 87 странами мира. Но жить наш народ хочет с Россией, мы и ощущаем себя регионом России.

- Игорь Николаевич, давайте представим себе на минуту, что Приднестровье станет одним из регионов России. Тогда власти смогут заменить главу региона, а сверху еще поставят полпреда по Приднестровскому федеральному округу...

- Я сказал «ощущаем себя регионом России». Есть хорошие наглядные и результативные примеры подобного ощущения: Южная Осетия и Абхазия. Вот и до нас дошла очередь - все вдруг в одночасье озаботились Приднестровьем. А где было международное сообщество, когда нас убивали, когда кормить народ было нечем? Мы не хотим потерять право уважать Россию и пойти в Молдову. Когда-то я заявил господину Лаврову: я понял, почему вы так к нам относитесь. Потому что будете вы нам помогать или не будете, мы все равно останемся россиянами по духу, - у молодого поколения он уже закрепился на генном уровне.

Читайте еще: Приднестровье - страна, не вышедшая из холодной войны

- Украина избрала нового президента. Как складывается ваше сотрудничество с этой страной? Или не складывается?

- Наши приднестровские украинцы даже в выборах раньше участвовали. Более 110 тысяч из них имеют украинский паспорт. А сейчас им не дают права голосовать - Украина в Европу идет. Все куда-то идут, а куда идти, если земля, где мы живем, и есть Европа? Приднестровье работает и с Европейским союзом, и с Соединенными Штатами. Два года назад мы даже взяли у американцев медицинское оборудование на 5 миллионов долларов как гуманитарную помощь, взяли, потому что не работают в полном объеме договоренности с Россией по взаимодействию в медицине.



- Почему?

- Ну, наверное, потому, что мы не хотим идти в Молдову. А куда идти? Туда, где в школах на уроках истории учат молодежь тому, что россияне - захватчики? А с Украиной мы активно сотрудничаем. Украина не платит Приднестровью никаких пошлин при импорте товара, а Молдова платит 100%. Спросите - почему? Потому что продовольственный рынок мы еще не взяли на свое полное обеспечение, но наращиваем обороты. А пока выгоднее где купить? - На Украине. Наши молоко и масло - высшего качества, экологически чистые. Затраты на такую продукцию большие идут. Оно что? - Дороже. А из соседней Украины привозят сделанное из порошка, но дешевое. Постепенно правильное понимание, я думаю, и в этой сфере к людям придет. В России уже тоже не бросаются на иностранщину, наелись. Но это через сколько лет произошло?

- Господин Смирнов, у Вас есть союзники? Государства, которые защитят ваши интересы на международной арене?

- Считаю, что это - Осетия, Абхазия, Куба. У нас много сторонников... Но вот только не надо за нас бороться!

Читайте еще: Великая приднестровизация

- Не бороться - поддерживать.

- Мы должны быть привлекательны для окружающего мира своей продукцией, а не образом жизни. Он никого не интересует - этот образ. Миру интересна наша продукция - интеллектуальная и материальная. Вот над этим мы и работаем.

- Игорь Николаевич, если народ Вам доверит в очередной раз возглавить республику, Вы выступите с приднестровским предложением по воссозданию евразийского союза?

- Как только образовался Таможенный союз, мы подали в него документы. То же и с союзом Белоруссии и России. Как только президентом Российской Федерации избрали Дмитрия Анатольевича Медведева, я вручил ему полный пакет документов, освещающих те вопросы, которые вы затрагиваете. Конечно, самый главный из них - о признании нас государством. Именно на этих условиях Приднестровье войдет в Евр-АзЭс.

- Недавно на встрече с тираспольчанами Вы рассказали им о подвижках в сфере «социально-ориентированной экономики» ПМР. Что означает это определение?



- Социально-ориентированная экономика - это конкретная помощь государства своим гражданам в разных сферах жизни. Например, в ПМР жилища давно не отапливаются как при царе Горохе, а обогревается наш народ природным газом, поскольку программа по газификации всей республики выполнена полностью. Позвонить из каждого города и поселка Приднестровья можно в любую точку планеты - работает цифровая связь. Сейчас повсеместно идет плановая замена водоводов.

В центре внимания государства находится система здравоохранения. В свое время в селах были сокращены фельдшерско-акушерские пункты и амбулатории, что заставляет сегодня сельских жителей ехать за медицинской помощью в районные центры - очень неудобно и дорого. Поэтому, насущная наша забота - подготовка высококвалифицированных семейных врачей. Так же, в 2012 году в республике начнут работать социальные аптеки, где медикаменты будут отпускаться по оптовым ценам. Рождаемость в стране надо повышать? - Открыл двери перинатальный центр в Тирасполе. Да, пока не хватает мест в детских садах столицы, так как типовые здания дошкольных учреждений давно морально устарели. Выход из ситуации один - надо строить новые, и с этой задачей мы, думаю, в ближайшие годы справимся.

Ну, а программы для пенсионеров и многодетных семей работают с первого дня образования ПМР, и ежегодно дополняются. Детям-сиротам государство выделяет жилье, молодым семьям помогает его строить. Наша помощь народу была бы ощутимей, если бы на пути развития приднестровского государства не ставили препятствия.

- В последнее время Евросоюз активизировал свое участие в молдо -приднестровском урегулировании, особенно Германия. В некоторых СМИ даже звучали «авторитетные мнения» некоторых экспертов о якобы имевшем место сговоре между Москвой и Берлином. Что Вам известно об этом?

- Я не слышал диалога Меркель и Медведева. А то, что Германия предложила устроить нашу с господином Филатом встречу на своей территории - очень важно, поскольку подтверждает, что на планете живет общее желание мира, спокойствия, нормального осуществления транспортных потоков. Хочу напомнить, что переговоры эти шли между равными сторонами, что не отрицают все участники переговорного процесса и страны-гаранты, включая Россию. Поэтому мы и согласились на более тесный контакт.
Приднестровье всегда было сторонником нормализации отношений с сопредельным государством. Между Тирасполем и Кишиневом подписано 84 соглашения, касающиеся практически всех сфер жизни и сотрудничества.

- Ваши встречи начинаются с обсуждения статуса ПМР или на повестке дня пока другие вопросы?

- Сейчас действительно идут активные двусторонние встречи. Недавно молдавский премьер Владимир Филат приезжал к нам в Бендеры, чтобы согласовать все позиции работы экспертных групп на предстоящих переговорах. Важно, что Молдова стала понимать: переговоры нужны. Сначала будем решать технически решаемые задачи полного возобновления железнодорожного сообщения, восстановления телефонной связи между двумя берегами Днестра, взаимодействия правоохранительных органов... Я показал Филату бендерское депо - оно прекрасно сохранилось и готово собирать вагоны и выполнять ремонт тепловозов. На его производственной базе уже сегодня можно создать совместное предприятие, продукция и услуги которого будут пользоваться большим спросом в нашем регионе.

- Вопрос вывода российских войск из ПМР будет обсуждаться на переговорах?

- Россия никогда в Приднестровье войска не вводила. Они находились здесь с 1790 года.

- Игорь Николаевич, двадцать лет жить непризнанными действительно очень тяжело. Может, народ Приднестровья уже согласен на любой вариант решения проблемы?

- Наше государство семь раз проводило референдумы, чтобы народ решил, чего он хочет. В 2006 году 98% граждан ПМР заявили: самостоятельность и развитие с Великой Россией. И это решение закреплено законом. Наш народ не захотел жить отдельно от общества, сложившегося в СССР. Сегодня у нас на равных живут 160 тысяч граждан России,130 тысяч граждан Украины, более 100 тысяч молдаван - в Приднестровье нет национальных меньшинств. Лучшее, что мы могли сделать для своих граждан - предоставить им возможность иметь двойное гражданство. В ПМР действуют три официальных языка: русский, украинский и молдавский - на основе кириллической графики.

- Господин Смирнов, за спинами Ваших оппонентов стоят конкретные политформирования. Почему Вы не создали политическую партию, которая стала бы Вам поддержкой в этой избирательной кампании?

- Что касается партий, какими бы хорошими они ни были, в конечном счете, каждая из них пытается заменить законы своим уставом, хотя бы потому, что борется за власть. Думаю, не зря В.В.Путин обратился к идее создания в России Народного фронта, объединив здоровые силы российского общества.

Я опираюсь на поддержку общественных организаций страны и их сторонников - всего народа Приднестровья, а не членов одной партии. Свою дальнейшую судьбу приднестровцы выберут сами!

- Игорь Николаевич, большое спасибо Вам за интервью! Успехов!