В результате действий россиян и сирийских правительственных сил ситуация в Алеппо стала критической, а глава американской дипломатии Джонн Керри даже назвал ее крупнейшим гуманитарным кризисом со времен Второй мировой войны, однако реакция Запада по сравнению с масштабом страданий сирийцев остается слабой, пишет журнал Polityka (18.10). В Евросоюзе нет единого мнения, насколько жесткую политику следует вести в отношении России.

В итоге «самая процветающая и счастливая часть человечества» не предпринимает никаких активных шагов к тому, чтобы пресечь происходящее варварство, с сожалением отмечает еженедельник. И призывает европейцев оказывать активное давление на свое руководство, поскольку «ленивые и осторожные по своей природе политики» не хотят рисковать последствиями новых антироссийских санкций, а тем более — отправлять свои войска на сирийский фронт.

Атмосфера, создавшаяся вокруг Сирии и налетов на Алеппо, поместила Россию в такую глубокую изоляцию, что ее начали называть государством, «которое не придерживается никаких правил и нарушает международное законодательство настолько грубо, что это можно назвать военным преступлением», — указывает политолог Виктор Росс (Wiktor Ross) в эфире канала TV Republika (17.10). «Россия выглядит, как страна, которую все ненавидят, изолируют, выталкивают с международной арены», — продолжает эксперт, подчеркивая, что изоляция делает российское государство особенно опасным.

Перспективу «пересечения красной линии», за которой начинается вооруженный конфликт Москвы с Западом, он считает, однако, маловероятной: «Россияне просто повышают ставки в игре, как игроки в покер: у них на руках одна пара, а они делают вид, что у них целое каре».

Путин старается использовать сложный момент истории, чтобы разрушить современную архитектуру западного мира, а основным инструментом его стратегии выступает страх, говорит немецкий дипломат Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) в интервью газете Polska (16.10). С одной стороны, рассуждает он, Москва может разместить в Калининградской области ядерное оружие, надеясь уравновесить этим недостатки своих конвенциональных сил, и это серьезная опасность, о которой нельзя забывать. С другой, Россия, утратившая статус сверхдержавы и военную силу СССР, не заинтересована в развязывании серьезного конфликта, в том числе, по экономическим причинам.

«Если измерять потенциал по ВВП, то российский сейчас равен итальянскому и немного превосходит испанский. И хотя бы поэтому современную Россию невозможно сравнивать с Советским Союзом. В этом контексте следует следить за действиями Кремля. Они вызывают тревогу, но переоценивать их не стоит», — подчеркивает Ишингер.

Россию охватила военная истерия: в Петербурге утверждают продовольственные нормативы на случай войны, армия регулярно устраивает учения, проводятся всероссийские тренировки по гражданской обороне, телевидение сообщает «о новых чудесных и не имеющих аналогов в мире видах оружия, сконструированных российскими учеными», а также каждый день воспевает налеты в Аллепо, сообщает  Gazeta Wyborcza (15.10).

Система российской власти держится на том, что она заключила с гражданами неписаный договор, обещая им безопасность в обмен на права и свободы, однако, для роста спроса на безопасность пришлось подпитывать чувство страха. Россиян пугали враждебным Западом, Украиной, Грузией, демонстрировали им захват Крыма и Донбасса, произведенные якобы для защиты местного русскоязычного населения, описывает ситуацию автор публикации.

Однако общественный энтузиазм стал угасать, а уровень поддержки правительства, парламента, армии, церкви и даже самого Путина начал снижаться. Значит, делает вывод журналист, их начнут подогревать с новой силой, чтобы «ожидающие нападения люди, по меньшей мере, хорошо восприняли бюджетные планы на будущий год, согласно которым одна треть средств, которыми располагает государство, пойдет, как в СССР, на армию, полицию и спецслужбы».

Польские СМИ зачастую невольно становятся рупором российской пропаганды, распространяя информацию о силе российской армии, ее намерениях защищать россиян за границей и масштабных учениях, сея страх среди поляков, пишет генерал Вальдемар Скшипчак (Waldemar Skrzypczak) в комментарии для портала Fronda.pl (19.10). Если простые граждане, обращает внимание он, сохраняют относительное спокойствие, то некоторые польские политики и генералы поддаются этому психозу и начинают подогревать атмосферу, говоря, что Россия собирается напасть на Польшу, но не предпринимают при этом реальных шагов для защиты страны от потенциальной грозы.

Однако генерал сомневается в том, что Москва решит нанести удар по полякам. Во-первых, у нее достаточно других внутренних и внешних проблем от активного участия в сирийской операции и необходимости поддерживать многочисленные военные контингенты в постсоветских республиках до недостатка средств на закупку современной техники. А во-вторых, «благодаря историческому опыту контактов с поляками, россияне знают, что те никогда не поддадутся и не уступят, и что война с ними — это начало конца России Путина и его мечтаний об империи».

Агрессивность России на международной арене естественна: «у слабого в цивилизационном и экономическом плане государства с диктаторским режимом нет другого метода для укрепления своей позиции, кроме использования единственной остающейся у него силы — военной», однако ее угрозы — это не признак надвигающейся опасности, а блеф, в который не следует верить, полагает Rzeczpospolita (18.10).

Бомбардировки в Алеппо, учения комплексов «Искандер» в Калининградской области, заявления Владимира Жириновского, пугающего ядерной войной, — это кампания по эскалации напряженности. Путин поднимает ставки, чтобы в подходящий момент отказаться от агрессии взамен за уступки со стороны Запада, подчеркивает публицист издания. Он высказывает надежду на то, что западные лидеры не забудут о преступлениях России в Грузии, на Украине и в Сирии и будут осознавать, что «волк остается волком, даже если он одевается в овечью шкуру».

Когда Кремль терпит неудачи в международной политике, он всегда обращается к испытанному средству: обостряет ситуацию, стремясь напугать зарубежных партнеров. Если в предыдущие годы этот метод работал, то в последнее время они перестали верить в российские провокации и поддаваться на шантаж, в частности, не приняли условий, которые выдвинула Москва для возобновления действия договора по переработке оружейного плутония, отмечает Gazeta Wyborcza (19.10).

Кроме того, в Вашингтоне начали обсуждать введение новых антироссийских санкций «за Сирию», Ангела Меркель подвергла резкой критике сирийскую операцию российских сил, а Франсуа Олланд отказался встречаться с Путиным на открытии Духовно-культурного российского центра в Париже. В итоге российский президент, «которого не устроила роль мирового злодея», сдался и отправился в Берлин на переговоры по урегулированию ситуации на Украине, которые еще недавно называл лишенными смысла, а перед берлинской встречей приказал прекратить налеты на Аллепо. Значит, западная солидарность возымела действие, подводит итог автор публикации.

Переговоры «нормандской четверки» в Берлине не принесли чудес: очень скоро может оказаться, что каждая из сторон использовала эту встречу для достижения собственных политических целей, по-разному понимая ее результат, указывает TVP Info (20.10). Олланду удалось заявить о себе, как о политике, который умеет разговаривать с Москвой и занимать жесткую позицию, Меркель — выступить в роли ключевого игрока международной политики, Порошенко — продемонстрировать добрую волю. В свою очередь Путин в очередной раз сможет сказать, что он делает все возможное для урегулирования ситуации в Сирии и на Украине, а если этот процесс провалится, обвинить во всем Запад.

«Все четыре лидера, — заключает телеканал, — купили себе время. Их обвиняли, что они ничего не предпринимают для установления мира в Донбассе. Однако они опровергли обвинения в том, что минские соглашения ушли в прошлое, заодно в очередной раз показав, что они пытаются найти общий язык в вопросе Сирии. Встреча не принесла моментальных результатов для жителей Алеппо или Донецка, но при умелом использовании, ее участники смогут извлечь из нее политическую выгоду».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.