Rzeczpospolita: В Дурбане уже несколько дней продолжается климатический саммит ООН. Почему большинство стран не хочет принять предложения Евросоюза, нацеленные на борьбу с глобальным потеплением?

Зигмунт Коленда (Zygmunt Kolenda): Есть две причины. Первая – экономические соображения. Не будем забывать, что некоторые страны даже не подписали Киотский протокол, потому что согласие на определенные в нем условия означали бы де-факто ограничение темпа экономического развития. Оценить полную стоимость этого практически невозможно, а приводимые различными экспертами (и так очень большие) цифры не учитывают всех финансовых последствий предполагаемых изменений. Некоторые страны просто не могут себе этого позволить.

- А вторая причина?


- Вторая причина научного свойства. Нет никаких доказательств, что углекислый газ или другие парниковые газы служат антропогенной, т.е. вызванной деятельностью человека, причиной глобального потепления. Зато у нас есть разные доказательства того, что деятельность человека не оказывает на это явление никакого влияния, или это влияние ничтожно мало. Причины потепления нужно искать в другом месте, или, по крайней мере, не сваливать все на СО2. Следует знать, что даже если бы мы приняли т.н. гипотезу о парниковых газах, все указывает на то, что в как минимум 70 процентах климатических изменений был бы повинен водяной пар, который является таким же парниковым газом, как углекислый газ.

- А если не парниковые газы?


- Если климат действительно становится теплее, хотя в этом тоже есть сильные сомнения, то гораздо более убедительна теория, которой придерживался недавно скончавшийся профессор Збигнев Яворовский (Zbigniew Jaworowski), - влияния Солнца на климат Земли. Эта концепция продолжает исследоваться, она все лучше задокументирована. Но, к сожалению, сегодня в этом споре важнее оказались не чисто научные аспекты. Поэтому звучит ложь, общественность пугают последствиями глобального потепления. Я занимаюсь математическим моделированием таких процессов, как перенос массы, теплоты и энергии. Если кто-то говорит, что в течение 100 лет температура Земли вырастет на два или пять градусов, он лжет, потому что просчитать это невозможно.

- С чем связано давление высокоразвитых стран, чтобы такая гипотеза была принята?

- Для снижения выброса СО2 на электростанциях нужно иметь очень сложные химические технологии. Такие решения были разработаны в технически передовых странах, например,  в Германии. У нас таких технологий нет, нам придется их купить. Как и всем странам третьего мира. А богатые государства говорят так: вы выделим вам кредиты, а вы купите у нас на эти деньги технологии для улавливания углекислого газа. За этим стоят огромные деньги. Неудивительно, что Евросоюз, хотя его доля выбросов СО2 незначительна, так упорен и требует от своих членов ограничить выбросы. А мы получаем 95 процентов энергии из угля, который, к сожалению, производит больше углекислого газа, чем другое топливо. Поэтому меня очень удивляет, что наше правительство не ведет жесткой политики в защиту наших интересов. А больше всего меня удивляет позиция профессора Бузека (Jerzy Buzek, глава Европарламента – прим. Ред.), ведь по образованию он инженер-химик и он должен отдавать себе отчет, что все это опирается на недоказанную гипотезу. Ведь нельзя требовать, чтобы страны-члены ЕС принимали решения, противоречащие логике.

- Но ведь логично, что если эта теория выглядит правдоподобно, лучше на всякий случай ограничить выбросы углекислого газа, чтобы потом не пожалеть о своей нерасторопности…

- Нет, ведь если эта гипотеза неверна, нужно искать верный ответ. Если происходит потепление климата, нужно задуматься, что следует делать, чтобы уменьшить последствия этого. Ведь если потепление не зависит от деятельности человека, мы не можем сделать ничего для борьбы с причинами этого явления. Если бы мы боролись со всем, что кажется нам не вполне безопасным, мы бы пришли к тому, что начали бы бороться с сотнями возможных, но неподтвержденных угроз. Но ведь такой подход совершенно бессмыслен!

- Вы с самого начала знали, что Киотский протокол ничего не изменит? Что многие страны в итоге не воплотят в жизнь его постулаты?


- Было понятно, что это ни к чему не приведет. Это с самого начала было невероятным лицемерием. Даже по подсчетам сторонников гипотезы о том, что причиной глобального потепления являются парниковые газы, для того, чтобы эти изменения дали какой-то эффект, нам пришлось бы уменьшить количество выбросов СО2 на 80 процентов. А любые полумеры не имеют смысла. Только слышал ли кто-нибудь о научных грантах на исследование других теорий? На опровержение этой, широко распространенной? В научных кругах большинство придерживается вовсе не позиции о парниковых газах. Только зачем кому-то нужно проводить добросовестные исследования, если никто ни от кого их не ждет? Если неизвестно, о чем речь, то речь о деньгах…

- А может быть, это в скором времени изменится?

- Пока то о чем мы разговариваем, к сожалению, просто неполиткорректно. Так просто не пристало думать. В современном разговоре на эту тему нет и речи ни о какой беспристрастной науке, ни о каком плюрализме мнений. Я общаюсь со многими учеными, которые настроены к этой теории, как и я, скептически. В США гуру таких скептиков является Фред Сингер (Fred Singer). А несколько лет назад была даже создана организация скептиков, которая должна стать противовесом Межправительственной группе экспертов по изменению климата – главному двигателю этой теории. Только не будем себя обманывать: эта группа располагает таким бюджетом, что дискуссию на равных вести не получится.  Но это наверняка изменит сам подход, потому что в таком чудовищном лицемерии жить нельзя.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.