Обнаруженный список поляков, перевозившихся в застенки НКВД в Минске, может стать ключом к «белорусскому катынскому списку». «Это перелом. Мы обратимся к россиянам за этими документами», - говорит секретарь Совета охраны памяти борьбы и мученичества историк Анджей Кунерт (Andrzej Kunert).

Решение о расстреле «выявленных и не поддающих надежд встать на путь исправления врагов советской власти» 5 марта 1940 года приняло Политбюро ЦК ВКП(б) по предложению народного комиссар внутренних дел СССР Лаврентия Берии. Этот документ передал польским властям президент России Борис Ельцин во время своего визита в Варшаву в 1993 году. Приказ касался 21 тысячи польских граждан, в том числе - военнопленных, полицейских и гражданских лиц. А 22 марта Берия отдал тайный приказ «разгрузить» тюрьмы в Украинской и Белорусской республиках.

Читайте также: ФСБ - дела на поляков, расстреляных в Катыни, уничтожены


До настоящего времени удалось установить имена и места захоронения примерно 18-ти тысяч жертв преступления. Однако, из так называемого «украинского списка», включающего в себя 3435 фамилий, найдены могилы лишь 9-ти человек. Самой большой загадкой до сих пор оставался «белорусский список», который должен включать имена более 3,8 тысяч жертв. По мнению части российских историков, этот список не сохранился. Вероятнее всего, этих людей расстреляли в Минске, и неизвестными остаются как фамилии жертв, так и места их захоронения. В этом качестве чаще всего называлось урочище Куропаты под Минском – место массовых расправ НКВД не только над поляками, но и над белорусами, русскими и представителями других народов.

Gazeta Wyborcza: Российская исследовательница профессор Наталья Лебедева обнаружила в военных архивах данные, касающиеся поляков, которые были арестованы и вывезены НКВД из тюрем в Бресте, Пинске, Барановичах, Гродно и Белостоке после 5 марта 1940 года.


Анджей Кунерт: Это эпохальное открытие! Ни одному польскому ученому не удавалось добраться до этих данных. Сколько фамилий в этих списках?

- Список, найденный Лебедевой, включает в себя фамилии и данные 1996 человек, они записаны от руки.

- То есть это - практически половина белорусского списка.

Также по теме: Катынь - это еще не все

- Вы говорите о «белорусском списке», а в России говорят, что этот список не сохранился. Несмотря на многочисленные запросы польских исследователей в российские архивы, ответом всегда было, что такого документа не найдено.

- Я убежден, что он существует по меньшей мере в двух экземплярах. Один должен находиться в Москве, а второй - в Минске. Нам известно, что эти списки видели представители российских спецслужб. Польским ученым добраться до этих документов не удалось. То, что сохранились списки этапированных польских заключенных, неопровержимо доказывает, что существуют и списки, на основании которых эти люди были привезены в Минск. Бюрократия в советском НКВД работала очень тщательно.

- Каковы должны быть сейчас действия польского руководства?

- Разумеется, мы как можно быстрее свяжемся с Натальей Лебедевой. Следующим шагом будет запрос к российским властям на предоставление этих документов.

- От кого должен исходить такой запрос?

- Логичными заявителями могут быть Канцелярия президента Польской республики или Польско-российская группа по сложным вопросам. Факт, что эти документы существуют, дает надежды не только на обнаружение списка погибших, но и места захоронения польских жертв НКВД.