Финляндия отвечает на российскую угрозу увеличением расходов на армию и заключением двусторонних договоров в сфере обороны. Жители этой страны по-прежнему твердо возражают против членства в НАТО, но абсолютное большинство финнов готово воевать за свое государство.

 

У Сил обороны Финляндии вскоре появится абсолютно новый источник разведывательной информации. Территорию страны пересекает часть трансграничных кабелей для передачи данных, которые соединяют российский Интернет с Западной Европой, поэтому армия разместит свои сети именно в этом потоке информации. Уже начаты необходимые для этого реформы в законах о военной разведке.


Это одна из мер, при помощи которой Финляндия приспосабливается к новой эпохе, наступившей в международной политике после аннексии Крыма. Широкий шаг навстречу этому финны сделали в апреле, когда представители ЕС, НАТО и восьми отдельных государств, включая Латвию, прибыли в Финляндию, чтобы подписать меморандум о создании Европейского передового центра по борьбе с гибридной угрозой. Так же, как и размещенный в Латвии передовой центр НАТО Stratcom, новый центр в Финляндии будет организовывать международные учения и другим образом развивать сотрудничество государств в целях укрепления устойчивости против нападений, при которых используются дезинформация, кибератаки или даже военная сила, но в то же время агрессор избегает формального объявления войны.


«Борьба ЕС против кибератак нужна НАТО и наоборот. Наше единство и успехи неразрывно связаны», — подчеркнул на подписании меморандума министр иностранных дел Финляндии Тимо Сойни. Старший научный сотрудник Института международных отношений Кристи Райк отметила: для небольшой страны желательно специализироваться на какой-либо сфере, чтобы остальные воспринимали ее как важного партнера. В качестве примера эксперт привела Центр НАТО по киберзащите в Таллине, который «помог Эстонии стать специалистом в кибербезопасности, и это высоко ценят также большие партнеры, в частности, США». Финны готовы следовать этому примеру. «Сотрудники правительства Финляндии уже пострадали от кибератак и информационной войны. Ясно, что мы что-то должны сделать для пользы дела», — констатировала Райк.


Для Финляндии это отличная новость. Полноценное присоединение к НАТО финны считают рискованным и сложным, но хотят найти другие возможности военного сотрудничества с западными странами. В опубликованном в феврале докладе правительства по безопасности важнейшими партнерами финского государства названы Швеция и США.


В октябре прошлого года Финляндии и США подписали декларацию о намерениях, в которой выражена готовность укреплять двустороннее сотрудничество в оборонной сфере. Между двумя странами уже реализуется сотрудничество в проведении армейских учений. Со Швецией план действий подписан еще в 2014 году, когда обе страны Северной Европы начали более тесно сотрудничать с НАТО как партнеры альянса.


В докладе правительства Финляндии предусматривается не только укрепление связей с партнерами, но и увеличение расходов на оборону.


Планируется заменить старые истребители и корабли флота, а также развивать подразделения быстрого реагирования, чтобы улучшить боеготовность армии. Замена истребителей может обойтись в 7-10 миллиардов евро. Сейчас финны тратят на оборону 1,37% ВВП, или 2,9 миллиарда евро в год.


Церковные колокола поминают Алеппо


После того, как Россия в 2014 году аннексировала Крым, в Финляндии разгорелись дискуссии о национальной политике безопасности. Информационная война, нарушение границ воздушного пространства и приобретенная российскими гражданами земля в стратегически важной местности — вызывающие заголовки в СМИ заставили обратиться к создаваемой Россией угрозе также в будничных беседах. Свою лепту внесла литература. Говоря о России, люди часто упоминают Илкку Ремеса, популярного писателя, который в триллерах описывает сценарии гибридной войны и международных интриг.


Лютеранская церковь Финляндии в прошлом году также косвенным образом высказалась о внешней политике России. В октябре более чем 200 финских церквей в течение двух недель каждый день звонили в кладбищенские колокола, поминая погибших в результате налетов на Алеппо. К акции присоединились также сотни церквей за границей. Бывшая президент Финляндии Тарья Халонен упомянула об этом на заседании Валдайского клуба в Москве, на что Владимир Путин был вынужден отреагировать язвительной репликой: почему бы не помянуть церковными колоколами жертв среди мирного населения в других местах Сирии, Афганистане и Йемене?


В то же время в Финляндии ясно чувствуется нежелание выступать с громкими заявлениями о России. Балтийцам такое отношение финнов иногда кажется странным. «В государствах Балтии жители о российской угрозе говорят очень прямо, очень много и очень драматично. В Финляндии давняя традиция — говорить об этом приглушенно, без преувеличений», — пояснила эксперт Райк, по национальности она наполовину эстонка.


Для примера Райк упомянула начало 2016 года, когда свыше тысячи искателей убежища внезапно пересекли границу Финляндии из России. В конце концов проблема была решена при помощи двустороннего соглашения. «Специалисты в области политики безопасности восприняли это как указание России на то, что в случае необходимости она сумеет различными способами создать проблемы для Финляндии, — сказала Райк. — Однако в публичных дискуссиях не было ясно заявлено, что именно это стало причиной наплыва искателей убежища, что Россия хотела продемонстрировать: об этом стоит тревожиться».


С точки зрения Балтии, странным кажется также то, что президент Финляндии регулярно общается с президентом России. «Это не так, как в других европейских странах», — отметила Райк. «В Финляндии считают, что у нас особая роль в уменьшении напряженности с Россией. Странам Балтии эти контакты кажутся подозрительными. Люди сомневаются, действительно ли Финляндия придерживается общей политики ЕС или все-таки готова уступить Москве», — продолжила эксперт. Последняя такая встреча состоялась в марте, когда президент Финляндии посетил Арктический форум в Архангельске, в панельной дискуссии которого принял участие также Путин. Год назад финский президент ездил в Москву, где на двусторонних переговорах был решен вопрос внезапного наплыва искателей убежища через границу.


Тем не менее, правительство Финляндии ясно и многократно осуждало действия России на Украине и поддержало введенные в отношении России санкции. «Нелегко поддерживать санкции, сохранять твердую позицию по вопросу Украины и в то же время поддерживать хорошие двусторонние отношения с Россией. Москва также старается использовать эти встречи президентов, чтобы продемонстрировать, что ЕС на самом деле не един», — подчеркнула Райк.


Чувствительная и противоречивая тема в дебатах по политике безопасности Финляндии — планируемое строительство атомной электростанции. Реализующая проект компания Fennovoima частично принадлежит «Росатому». Правительство будет принимать решение о разрешении на строительство не ранее 2018 года, но создание инфраструктуры и вспомогательных сооружений уже началось. По мнению критиков, этот проект предоставит Кремлю новые возможности влиять на энергобезопасность Финляндии.


«Разумеется, оказание влияния на государство посредством энергетической политики является одним из приемов внешней политики России, но в Финляндии это обсуждается как не связанная с политикой в сфере безопасности тема. Это еще один пример отличия Финляндии от стран Балтии», — сказала Кристи Райк.


От апатии — к истерии


Многие финские политики предпочли бы вообще не обсуждать безопасность государства, считает популярный специализирующийся на вопросах обороны блогер Йанне Рихелайнен. «Этим легко настроить избирателей против себя, а новых избирателей привлечь не удастся, — отметил он. — Политик от партии зеленых Осмо Сойниваара говорил: каждый раз, когда ты публично упоминаешь НАТО, теряешь голоса тысячи избирателей».


Рихелайнен признает, что финнам потребовалось больше времени, чтобы перестроить свое мировоззрение под новые реалии после аннексии Крыма: «Вначале мы спорили, правда ли это. Потом спорили о том, почему так произошло. А теперь, возможно, отвес перешел от апатии к истерии. Иногда люди видят иностранную информационную войну даже там, где ее нет».


Несмотря на то, что мир изменился, взгляды жителей Финляндии на вопросы обороны остались почти такими же, как раньше. Большая часть финнов по-прежнему не хочет присоединяться к НАТО. Против членства страны в НАТО около 60% финнов, и только 25% считают, что Финляндии следовало бы вступить в альянс, свидетельствует исследование, которое регулярно заказывает консультативный совет парламента по оборонным делам. В 2014 году пропорция противников НАТО снизилась с 70% до 60%, но с тех пор она существенно не изменилась.


32% опрошенных выразили мнение, что членство в НАТО улучшит безопасность Финляндии, в свою очередь, 36% респондентов убеждены, что это только пойдет ей по вред. «И среди элиты творцов политики в сфере безопасности разные взгляды на ценность вступления в НАТО. Но еще с начала украинского кризиса правительству было ясно: сейчас не подходящий момент для того, чтобы рассматривать возможность присоединения к альянсу. Это мотивировано страхом перед реакцией России на такое решение, что уменьшит безопасность государства, как минимум, на краткосрочную перспективу», — сказала Райк. По ее мнению, Финляндия не подаст заявку на членство в НАТО, пока отношения между Россией и Западом будут такими напряженными.


Зато финны поддерживают прямое двустороннее сотрудничество в сфере обороны с США — это позитивно оценивают 64%. Почти все поддерживают военное сотрудничество со странами Северной Европы. Близость скандинавских государств отразилась также в политических решениях. В докладе правительства о безопасности указано, что Швеция имеет особый статус в двустороннем сотрудничестве, и для его углубления не устанавливается никаких ограничений.


Но самой сильной опорой обороны Финляндии является решимость финнов насмерть стоять за свою землю. На вопрос о готовности защищаться военным путем при любых обстоятельствах, даже в случае неясного исхода, в последние 20 лет утвердительно всегда отвечали 70-80% финнов.


Жители Финляндии также поддерживают увеличение военных расходов: в ходе последнего опроса за это высказались 47% респондентов, а 41% выступают за сохранение нынешнего уровня затрат на оборону. В 2014 году поддержка увеличению оборонного бюджета возросла с 32% до 56%.


Рихелайнен отметил: Финляндия уже сейчас связана с Западом многосторонними системами безопасности так глубоко, настолько это возможно вне НАТО. Опросы о НАТО просто отражают национальную идентичность нейтрального государства. Это невозможно быстро изменить.


Сам Рихелайнен — хороший пример этого. Как и многие финские мужчины, он в свое время прошел обязательную военную службу, а позже изменил взгляды: стал активным пацифистом и отказался оставаться в составе резервистов. «Я был против членства Финляндия в НАТО. Потом мое мнение по этому вопросу изменилось на «может быть», — рассказывает Рихелайнен. Бывший пацифист нашел место в структуре военной обороны государства как консультант парламентского совета.


Изменение своего отношения Рихелайнен метко описал в недавно изданной книге, которая снискала популярность. Будучи панком, в свое время он протестовал против существующего строя, чтобы поддержать открытость, плюрализм и международное сотрудничество. Сейчас, когда Россия укрепляет крайне левые и крайне правые движения Европы с целью ослабления ЕС и содействия недоверию в обществе, Рихелайнен пришел к выводу: для того чтобы продолжать защищать свои прежние ценности и свободу, приходится защищать также строй своего государства.


Что касается гибридной угрозы, Рихелайнен считает важным решением пересмотр некоторых законов, которые оказались устаревшими в новой ситуации. «Все эти маленькие перемены являются также нашей большой реформой!», — говорит он. Законы обновляются во многих сферах — начиная от изменения условий приобретения земли до правил, регламентирующих сбор разведывательной информации. «Общество движется к эпохе, которая, возможно, не будет войной, но не будет и настоящим миром», — добавил эксперт.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.